Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Что мне делать со своей судьбой?

№ 36, тема Судьба, рубрика Умные люди

Вера Шарапова:
– Отец Александр, может быть, воля Божья – это и есть то, что люди называют судьбой?

Иерей Александр Тылькевич (г. Шилка Читинской области):
– Такое понятие как судьба вообще не должно для нас существовать. Человек сам рулит своей жизнью, у него для этого есть собственная воля и полная свобода действий. Господь всегда знает, что для нас лучше, но ни к чему не принуждает. Он просто подсказывает нам лучший вариант. А согласимся ли мы с Ним или нет – вопрос другой. Мы привыкли делить жизнь на белые и черные полосы. Но мы забываем о том, что с Господом жизнь может быть только светлой. И если у кого-то она полосатая, то это только потому, что он то становится на путь истинный, то сходит с него. Даже взрослый человек иногда не в состоянии увидеть связь между своими действиями и тем, что происходит в его жизни. И воспринимает жизнь как ребенок, который приходит из школы и говорит: «Эта злая учительница поставила мне тройку!». И приходится ему объяснять: «А сам ты что сделал, чтобы этой тройки не было? Вчера весь день гулял, вместо того, чтобы уроками заниматься!»

– Все равно получается, что выбор у нас незавидный: либо несчастье, либо счастье, уже выбранное за нас. Вот, скажем, декабрист Рылеев. Говорят, в детстве он сильно болел и был на пороге смерти. Мать слезно молилась о выздоровлении сына, и Бог через сон предупредил ее о том, к чему это приведет: она видела своего сына взрослым и висящим на виселице…

– Да-да, но молиться не перестала, а наоборот, обещала, что будет воспитывать своего сына по совести и не допустит такого конца. А в итоге Рылеев участвовал в бунте против государя и виселицы не миновал.

– Вот именно. Это вполне согласуется с мыслью о том, что Бог знает, что для нас лучше. Однако идет вразрез с мнением о свободной воле человека и о том, что мы сами управляем своей жизнью.

– Это красочный пример того, как люди иногда переоценивают свои силы. Но все-таки у матери Рылеева были все шансы воспитать его другим. А главное – он сам, уже став взрослым, мог вести себя иначе. Соответственно, другими были бы его жизнь и смерть.

– А как же это видение с виселицей? Это значит, что все было определено заранее, когда будущий декабрист еще лежал в колыбели? За что же судить человека, если он всего лишь исполнял то, что было в «сценарии»?

– Да нет у нас никакого сценария. Повторяю, Бог дает нам возможность жить так, как мы хотим, абсолютно свободно. Но Он просто знает заранее, что мы выберем, как будем себя вести. И не потому, что где-то есть секретная книга со сценариями для всех и каждого. Просто мы живем во времени. Каждый час, месяц, год, происходит что-то новое, мы меняемся, меняется наш мир. Соответственно, вчера мы еще не знали, что будет сегодня, и сейчас никто из живущих не знает, чем кончится его жизнь. А Господь существует вне времени. Он всегда и везде, таково Его бытие. И все события, для нас растянутые на годы и века, для Него как бы происходят одновременно.

– Предположим, через двадцать лет мне придется сделать судьбоносный выбор. Я об этом еще не знаю, а Богу уже известно и что я выберу, и чем это закончится? Но выбирать при этом буду я сама, безо всякого давления?

– Конечно.


Саша Койдан:
– Мне кажется, в слове «судьба» есть что-то роковое...

Иерей Лев Шихляров, декан философско-богословского факультета РПИ во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова:
– Наше русское слово «судьба» – такое мягкое и расплывчатое – не раскрывает опасности и противоречия, которые есть в его синонимах: рок, фатум. Очень важно разобраться, что это за понятия.
Мы в своем быту пользуемся отголосками греческих представлений о фатуме, иногда коверкая их. Например, наше слово «фатальный». Многие думают, что это значит смертельный. Ничего подобного! Фатальный исход – это исход неизбежный. А смертельный – это летальный исход.
Изначально в Греции были очень серьезные религиозные представления. Потом древнейшая Греция деградировала по ряду исторических причин. Постепенно вырождалась и ее религия. В конце концов, греки наделили своих богов качествами не слишком божественными. Вот мифологический пример. Зевс вдруг узнает, что в его роду должен родится мужчина – то ли сын, то ли внук, – который его убьет. Но Зевс не знает, кто его должен свергнуть, и унизительно просит богинь судьбы раскрыть ему эту тайну. Когда-то, возможно, Зевс и был Громовержцем, но здесь мы сталкиваемся с тем, что предводитель богов не знает собственной судьбы! Судьба оказывается сильнее бога. Представляете? В той системе координат, где богами правит судьба, что же можно сказать про простого смертного, про эту песчинку? Вот так рождается в унынии теория судьбы: человек бессилен против хаотического устроения вселенной.
Ничего подобного не может быть в Библии, где Бог – источник всякого порядка и гармонии! Наличие Бога гарантирует счастливую жизнь человеку, сколько бы не было испытаний в жизни.
Если мы оглянемся потом, в середине или уже в конце жизни, или даже после смерти, то скажем: «Вот это – моя судьба». И эту жизнь мы принесем на суд Божий.
А судьбу как наперед заданное, неизбежное, неотвратимое мы не примем, потому что каждый раз Господь нам дает выбор. И эту свободу у нас никто не может отнять. Поэтому учение о судьбе как о неизбежности противно не только христианской вере, но и высокому достоинству человека. Это разрушает человека, принижает, человек становится рабом обстоятельств.
Кстати, на этом построено наше неприятие прорицателей и колдунов, которые, пользуясь тем, что есть вероятная канва, по которой человек может пойти, зомбируют этой канвой. И человек забывает о своем свободном выборе повернуть в другую сторону даже в последний момент.

– В какой момент Господь начинает направлять человека?

– Господь близок к человеку с самого его зачатия. Но человек далеко не сразу начинает чувствовать Его руку. Господь никогда прямо человека не направляет: где-то ограждает от неисправимых последствий, где-то поддерживает, где-то подсказывает дуновением ветерка, или людьми, которые встретились.
Вот пример: человек подходит к электричке, ставит ногу в тамбур, и вдруг на него накатывает нежелание ехать, и он убирает ногу. Он злится на себя, не понимает, что с ним происходит, садится на другую электричку, но и из нее выходит. Возвращается домой, его встречают: «Как же ты добрался? Там такое случилось!».
Предчувствие? Никакого предчувствия! Он всеми силами хотел уехать, а Господь его остановил.

– Это чувство мы называем интуицией?

– Да. И это глубокое чувство, хотя почему-то часто думают, что интуиция – звериное чутье. Ничего подобного! Это как раз особое духовное чувство. Человек может и не узнать в этом Божественного, подумает: магнитные колебания. А это Господь был рядом.

– Как же человеку научиться слышать волю Божью?

– Одной говорливой женщине митрополит Антоний советовал немного помолчать и повязать перед лицом Божьим, чтобы услышать Его ответ.
Чтобы научиться слышать, нужно меньше суетиться. И уметь обращать внимание на уроки, которые преподносит Господь, – приятные и неприятные. Опыт строится постепенно. Иногда в сердце ответ приходит, иногда в голове вдруг мысль засияет, иногда случайный звонок выход подскажет... И человек подумает: «Я же молился, я же просил, вот мне ответ!».

– А если человек стремится к чему-нибудь, например, в карьере, но никак не может этого достигнуть, – это значит, что не следует ему этим заниматься или это у него такой трудный путь?

– С духовной точки зрения, карьера – вещь двусмысленная. Она будет благословлена, если на более высокой социальной ступени человек лучше раскроется как христианин.
Рядовому милиционеру трудно вести себя духовно и нравственно в безнравственной системе. А полковник может построить свой полк так, чтобы подчиненные были более честными и человечными. Вот в этом случае карьера благословляется. Но это надо выстрадать, не растерять себя в компромиссах...

– А как соотнести судьбу и смирение с волей Божьей?

– Волю Божию нельзя использовать как некий трафарет, как оправдание своему бездействию. Фраза «На все воля Божья» будет верна только тогда, когда она произносится из глубокого человеческого смирения и веры, что Бог все устроит. Человек в этот момент призывает: «Да будет воля Твоя». Человек должен захотеть этой воли, а не безвольно опускать руки.

– Может ли человек увидеть промысл Божий?

– Может, так же, как и судьбу, – ретроспективно. Оглянуться и кивнуть: «А ведь это был промысл Божий!». Даже если Бог дал нам совсем не то, о чем мы просили.
 

Елена Коровина:
– Моя подруга сейчас пробует поступить на стипендию в какой-нибудь университет Европы. Потому что ее не очень устраивает на данный момент ее работа, и то, что живет она с родителями, и многое другое. Это же нормально – стремиться к лучшему, пытаться изменить свою судьбу?

Пантелеимон, епископ Орехово-Зуевский:
– В этом есть какой-то обман. Потому что в Европе та же самая жизнь, что и здесь. Люди, по большому счету, везде одинаковы. Кажется, что ты там чувствуешь себя другим. Но я думаю, что все-таки это – обольщение. Потому что это пройдет со временем. И твоя подруга опять упрется в ту же самую стену, перед которой она стоит здесь. Преодоление этой стены заключается не в изменении места жительства, а в изменении состояния сердца, в изменении устроения души.

– Может быть, у человека там изменится сердце…

– Может быть... Конечно, лучше Родину надолго не оставлять – вернешься уже не туда, откуда уехал, и не тем, кем ты был. Но я не говорю, что не надо ехать в Европу, и что нет на это воли Божьей… Просто надо все как следует взвесить. И понимать, что воля Божья – в том, чтобы мы, даже уехав в другую страну, шли внутрь себя, внутрь своего сердца. Чтобы мы искали ту дверь в своем сердце, которая ведет в Царство Небесное. Эта дверь – не в Европе и не в России. Она – в нашем сердце. И человек, нашедший это сокровище, открывший для себя Царство Небесное, – исполнил свое предназначение. Можно всю жизнь блуждать по плоскости. А можно выйти в трехмерное пространство. И человек, обретший веру, знающий Бога, выходит в другое пространство, в другое измерение.
 

Вера Шарапова:
– Отец Олег, сегодня популярны такие качества как настойчивость, способность противостоять превратностям судьбы. Но люди православные часто думают и ведут себя иначе: зачем нам нужен успех и счастье, если все это – временно?

Протоиерей Олег Теор, г. Псков:
– Именно так рассуждал о христианстве Лев Толстой: противиться ничему нельзя, нужно со всем соглашаться, никаких действий не предпринимать. Понятно, что это не может быть для нас примером. Быть успешным и счастливым православному не запрещено, а значит, не грех и стремиться к этому.

– Но для счастья некоторым нужно многое изменить в своей жизни. Что, на Ваш взгляд, человек вообще вправе менять, а куда лучше не вмешиваться?

– Если мы знаем, как улучшить свою жизнь или сделать ее полезнее для окружающих, то, конечно, это нужно делать. Например, можно и нужно в кризис освоить новую профессию, если по старой специальности не можешь найти работу. Не обязательно это приведет к карьерному росту, но новый опыт будет обеспечен.

– А если человек хочет поменять страну, жену или пол и считает, что от этого ему будет только лучше?

– Граница «полезного» и «неполезного» – это наша совесть, дающая оценку каждому нашему поступку. А критерий для такой оценки – это результат поступка. Если человек занимается физкультурой или протезирует сустав, то он восстанавливает и развивает свои естественные возможности. А если его не лечат, а именно «улучшают»... Сейчас наука дошла до многих фантастических вещей. И иногда речь заходит уже об искусственном изменении природы человека. Но такие вещи как смена пола недопустимы, так как делают человека не тем, кем он был создан. Не здоровее, не сильнее, чем был, а совершенно другим. Это путь к болезням и другим серьезным проблемам, как физическим, так и духовным. Попытки вывести новую породу людей миру уже известны – тот же Гитлер этим занимался. Сравните его результат с результатами обычных тренировок или операций по протезированию, и станет ясно, почему одно хорошо, а другое – заведомо губительно.

– Есть такое понятие – «суженый», «вторая половинка» – то есть, каждому заранее предназначен конкретный человек, который станет мужем или женой…

– Нет, такого не бывает. Человек и здесь сам делает выбор. Бог благословляет брак, если есть искреннее обоюдное желание создать семью. Но это не значит, что на небесах уже все решено до нас. У нас – полная свобода действий.

– Ну а если люди не смогли жить вместе, им пришлось расстаться, чем это можно объяснить? Они же венчались, получили благословение! Может быть, все-таки, ошиблись в выборе, не смогли найти свою половинку?

– Нет. Просто, делая свой выбор, они не поняли, что он уже влечет за собой ответственность, – если люди решились создать семью, то они должны вместе переносить и радости, и печали, стараясь относиться с пониманием и помогая друг другу. Но многие забывают об этом, а потом говорят: это не моя половинка, буду искать дальше…

– Но промысл Божий существует? У Бога же есть планы на счет каждого из нас?

– Конечно. Но эти планы можно либо принимать, либо нет. Господь предлагает лучшее, но человек не всегда хочет на это согласиться. А без нашего участия Бог нас не спасает. Каким-то образом это можно сравнить с заповедями Божьими, хотя отдаленно, конечно. Хочешь спастись? Хочешь жить правильно, счастливо? Вот тебе инструкция! Ну, а кто реально эту инструкцию соблюдает – это уже другой вопрос. Бог лучше нас знает, что нам полезнее, но если бы Ему были безразличны наши желания, то все жили бы по инструкции.

– Но не принять Божий промысл не всегда удается. Иногда человек и рад бы не принять, а обстоятельства сильнее его…

– Не обстоятельства, а, скорее, желание других людей. Вот, например, сейчас есть модные и немодные профессии. Соответственно, поступить в университет на модную специальность все труднее. И все больше ребят, сдающих туда экзамены, оказываются не у дел. Спросите: что, они не готовились? Или не все силы приложили? Конечно, готовились! Но дело в том, что готовилось туда слишком много народу, конкурс они сами и создали – в том числе и те, кто в итоге не поступил.

– В жизни бывают случаи, когда оставаться обычным человеком невозможно. И приходится выбирать: либо совершать подвиг и даже расставаться с жизнью, либо трусить, и тогда становиться уже подлецом, предателем… Случается, что человек выбирает второй вариант. Зачем тогда Бог посылает ему такое испытание, ведь Он видит душу и мысли каждого?

– Зачем Бог ставит человека в те или иные условия, знает только Он Сам. Нам многое недоступно, и пытаться объяснить это со своей точки зрения – дело безнадежное. Но нужно всегда помнить, что Господь не посылает человеку испытаний выше его возможностей. И если хочется предать и убежать, то, может быть, мы недооцениваем свои силы? В таких случаях становится особенно очевидно, что человек – главный в своей жизни. Что он выберет? Решит противостоять злу любой ценой или спасует перед ним? Вообще скажу, что человек в любом случае, в любой борьбе должен идти до конца. Православный отступать не должен. И если дело благое, нужно добиваться своего.
 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

Комментарии


аида
25.09.2014 02:24
Прошу скажите,если умер ребенок ,маленький которуму 2 годика в несчастном случаи то это по судьбе или это вина родителя?

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru