Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Многодетная семья: иметь или не иметь

№ 53, тема Мощь, рубрика Любовь и Семья

Если верить Повести временных лет, то основателями Киева были три брата: Кий, Щек и Хорив – и их сестра Лыбедь; этот мощный семейный союз создал город, прославившийся в веках. В сказке о Коньке-Горбунке старик-отец имел трех сыновей разных интеллектуальных дарований, но с удивительными предпринимательскими способностями по продаже сельскохозяйственной и животноводческой продукции. «Гуси-лебеди» рассказывают нам добрую поучительную историю о том, сколько бед может произойти, если авторитет старшей сестры не слишком силен. В «Сестрице Аленушке и братце Иванушке» детям тоже приходится несладко, а может быть, всё потому, что детей только двое и не хватает того самого третьего, который даст глупому Иванушке подзатыльник и скажет, что порядочные юноши не пьют воду из лужи.

Российское законодательство велит считать нам семью с тремя и более детьми многодетной, выделяет такие семьи из числа прочих как нечто особенное, как то, что нуждается в дополнительной заботе, но тысячелетняя история нашего народа говорит о другом. В сказках, пословицах, легендах, сказаниях и былинах везде мы сталкиваемся с точкой зрения, что трое (а лучше – больше) детей – это даже не норма, это залог успешной жизни, процветания семьи. Все мы иногда рисуем идиллическую картинку, утащенную из какого-нибудь американского фильма, где мы на зеленой лужайке заднего двора проводим выходной день в кругу семьи: вот идеальная мать семейства в идеально чистом фартучке несет на серебряном подносе лимонад, вот отец со старшим сыном в рабочих комбинезонах, симметрично заляпанных краской, приводят в порядок белый заборчик, две дочери-погодки загорают у бассейна, лениво почитывая Ницше, а средний сын на подъездной дорожке моет старенький, но элегантный автомобиль, весь мир полон сладкой истомы, и кажется, что где-то в глубине дома играет легкий джаз. Милая картинка. А теперь представим многодетную семью, Россия 2013 год. Крошечная квартирка, нескончаемая очередь на расширение, тощие ребятишки в колготках с отвисшими коленками по очереди учат уроки за обеденным столом, мама с неидеальными формами в неидеальном фартуке колдует над здоровенной кастрюлищей, пытаясь из одного килограмма мяса сделать три, а лучше пять, отца в доме нет, он или в очереди за пособием, или на молочной кухне, или моет полы в подъезде, пытаясь заработать на микроавтобус, чтобы всех семерых ребятишек развозить по садикам и школам. Страшная картина, которая так же далека от реальности, как и предыдущая голливудская family story.

А ведь всё, что нам говорит история, литература, то, что, в конце концов, говорит нам наша бабушка, вспоминая свое детство, когда семеро по лавкам, всё говорит нам о том, что семья – это наша опора, наша мощь, наш нескончаемый запас любви и поддержки. Так значит, чем больше эта семья, тем лучше? Александр Сергеевич Пушкин определенно считал так, потому что за шесть лет в браке успел завести четверых детей: Сашу, Ташу, Машу и Гришу. У Льва Николаевича Толстого было тринадцать детей, пять из них умерли во младенчестве, но парадный портрет Толстых на ступенях усадьбы в Ясной Поляне просто кричит о том, что их дом – это полная чаша. А потрясающая история отца-рекордсмена крестьянина Федора Васильева, у которого было шестьдесят девять детей! Это ведь по-настоящему мотивирующая история, все те, кто страшно боится завести большую семью, опасаясь оказаться на грани нищеты, должны представить себе, как этот смелый мужчина из города Шуи, несмотря на очевидные препятствия вроде «столько голов не прокормлю», вошел в историю со всем своим славным многочисленным семейством.

И вот если прямо сейчас в вашей голове промелькнула мысль, что на самом-то деле вы еще со школы хотели иметь большую семью и даже когда-то лет в 16 на особенно скучном уроке физики на листочке написали все имена, которые хотели бы дать своим малышам, а Давид у вас уже есть, а может быть, есть и Ульяна, и до полного безграничного счастья хочется только Мишеньку, то самое время остановиться. Сейчас, когда вы мама или папа своего небольшого еще семейства, пока у вас двое или всего один ребенок; возможно, вы молодая пара и завести детей еще не успели, но теперь точно знаете, что раз смог крестьянин Федор Васильев из города Шуя вырастить почти семь десятков мальчиков и девочек, то уж вы точно сможете вырастить свою тройку или пятерку или даже всех десятерых.

А сможете ли? Есть такая профессия – быть родителем, а есть совсем другая – быть многодетными мамой и папой. Мой любимый детский писатель Дмитрий Емец, на минуточку отец семерых детей, сказал на одной из встреч с читателями: «Разница между двумя детьми и тремя – колоссальная». В нашем подсознании, хорошенько отшлифованном семьюдесятью годами советской власти, крепко закрепилось двучастное устройство семьи: семья делится на детей и родителей, а детей в свою очередь двое, они славно живут в своей комнатке, кровати друг напротив друга, в лучшем случае – двухъярусная с приставной лесенкой, давно закинутой на шкаф, два письменных стола, два светильника с красными выключателями, обои в полоску или цветочек, карта мира, распластавшаяся на одной из стен, турник и две пыльные гантели в углу. Может, и вы выросли в такой двукроватной комнате. В таком случае проведите эксперимент, загляните в детскую, мысленно увеличьте количество ваших уже имеющихся детей вдвое и попытайтесь представить, куда вы поставите новые кроватки. Всё еще расставляете их друг напротив друга? В спешном порядке снимаете со стен красивые картины, перевешиваете книжные полки с любимыми книжками вашего малыша, чтобы можно было поставить ту самую двухъярусную? В мгновенье ока самое лучшее место в мире, самое безопасное, а главное самое личное место вашего чада превращается в ту жуткую квартиру, где дети в колготках, натянутых до ушей, а у мамы – неидеальные бедра.

Многодетная мама и многодетный папа – это особенный сорт родителей, я в этом убеждена. Это люди, которые сохраняют оптимизм всегда и везде. Одна моя знакомая, будучи беременной своим четвертым ребенком, закусывая селедку тортом, рассуждала о преимуществах нового автомобильного кресла для двойняшек. Никаких близнецов она не ждала, но такое кресло стоило дешевле, потому она и решилась купить его, а потом так невзначай сказала: «Ну а что, где один, там другой, после четвертого фигура уже не портится». Тогда меня это смешило, сейчас я готовлюсь стать крестной мамой ее дочки, той самой пятой, для которой было кресло. Пока детей не больше двух, вы всегда реализуете два отдельных плана по воспитанию: Вова у вас станет врачом, вы водите его в биологический музей и в кружок любителей химии, а Алена хорошо танцует, нужно записать ее еще на виолончель, а на бальные танцы водить не только на выходные, но и по средам. Вы растите своего супергероя в рамках способностей своих и его, вы честно прививаете ему идеи нравственности, доброты, справедливости, бывает, что, разнимая повздоривших, устраиваете очную ставку и учите их жизни вместе, но до тех пор, пока в вашей проекции Вова – врач, а Аленка – плясунья, вы всё еще остаетесь в советской детской комнате, где кровати друг напротив друга и настольные лампы разные. Чтобы стать мамой и папой троих, четверых, пятерых, да даже десятерых, не обязательно посещать с детьми консерваторию каждый третий четверг месяца, но нужно, пусть и в очереди на молочной кухне, помнить, что и тот будущий врач Вова, и потянувшая ногу вчера Алена и тот малыш, ради чьего кефирчика вы стоите в этой очереди, и тот далекий папа, променявший мечты о БМВ на минивэн, – все вы в одной связке, и в этом ваша сила и мощь.

А теперь представим, что вы начитались в интернете, насмотрелись документалок и решили, что ваша миссия – это стать мамой приемным деткам. Муж в восторге от идеи, вы в восторге, ваши дети с удовольствием собираются посетить с вами детский дом, вас не пугают бюрократические издержки, вы готовы тридцать раз на дню подтверждать свою финансовую состоятельность, сдавать кровь на СПИД и встречать дома социальные службы. Значит, с вами всё в порядке, вы самый обычный хороший человек, способный на жалость, сочувствие и живой отклик каждому, кто оказался в беде. Это прекрасно. Но обратимся к цифрам, которые вам уже знакомы: количество возвращений приемных детей обратно в приют выросло за последний год по стране на 17%. Вы, естественно, в ужасе, как это возможно, какая подлость, какие жуткие люди так могут поступить с невинным ребенком! А что если и вы испугаетесь, если и вам придется вернуть его, того, ради которого вы так боролись, собирали бумажки, клеили новые обои, покупали нарядную одежду и закрывали розетки специальными затычками. Вы можете не справиться, и это не делает вас моральными уродами. Желание помогать и умение справляться с ребенком, часть своей жизни прожившим в детском доме, часто идут вразрез друг другу. Как говорится в социальной рекламе: «Приемный ребенок может стать родным», – а может и не стать. И иногда нельзя винить в этом себя. Но можно еще раз подумать, вдруг вы просто стремитесь к большой семье, а вовсе не спасать страну от сирот. Страна будет счастлива и вашим родным детям, а сиротам можно помогать и на уровне волонтера.

А теперь о самом грустном. Я пишу сейчас этот материал, делюсь своими мыслями о том, как нужно строить семью, каких правил придерживаться, о чем думать и о чем – нет, но мне двадцать два года, я не замужем и при всей моей любви к детям их я завести еще не успела. Это я та самая девочка, написавшая на уроке физики список из 30-ти имен, которыми бы хотела назвать своих малышей. Иногда этот листочек находится в какой-нибудь из забытых старых книжек. Я снова перечитываю имена и понимаю, что уже вряд ли назову сына Матвеем, а дочь Никой. Что-то изменилось во мне за эти шесть лет, но главное осталось неизменным – я всё еще хочу и стремлюсь стать матерью большого и счастливого семейства. Я смотрю научно-популярные фильмы о детях, моя голова забита тысячью и одним способом того, как успокоить плачущего младенца, как померить температуру, если малыш не лежит спокойно, я знаю цены на детские коляски, кроватки, колыбельки, смеси для искусственного вскармливания, я прочитала миллион статей о грудном молоке, о том, с какого возраста детей можно возить на море, и как утихомирить капризное дитя в самолете. Я не знаю, зачем мне это, иногда тяга к подобного рода знаниям кажется мне патологичной. Мои друзья, даже глубоко обремененные серьезными отношениями, а то и брачными узами, не разделяют моих интересов, и я не могу их осуждать. Чаще я сама кажусь себе странной и далекой от реальности. И ведь я действительно далека: зачем мне знать, сколько стоит коляска пять в одном и где заказать американский оригинал, а не русскую реплику, если я не имею никаких перспектив того, что это чудо-устройство мне пригодится в ближайшие два года. Мне трудно признаться себе в том, что я, может быть, никогда не назову пятую дочку Забавой. Очень редко, но я задаю вопрос: что если я вообще не создана для того, чтобы быть мамой и женой, что если все мои усилия по штудированию Домостроя, книг Масару Ибука и Памелы Друкерман напрасны и вместо этого мне стоило осваивать ландшафтный дизайн или резьбу по дереву, что-нибудь, что пригодилось бы мне в реальной жизни, где у меня нет пяти детей, двухэтажного коттеджа и мужа в свитере с ромбиками? Я всегда готовила себя к пресловутой роли хранительницы очага, разбуди меня ночью, и я назову тридцать плюсов и минусов строгого пеленания, завяжу галстук пятью разными способами, соберу ланчбоксы из того, что есть в холодильнике, и расскажу, как говорить с ребенком, чтобы он учился. Но вдруг собирать ланч и завязывать галстук мне придется только себе? Что, если я на самом деле не супермама, а просто Маша, у которой три прекрасных крестника, и на этом успехи по обретению детей заканчиваются? Многодетная семья – это для кого-то реальность, часто не очень радужная в бытовом смысле, а для меня это недостижимый идеал жизни. Говоря о своих планах сейчас, я часто болтаю об аспирантуре, грядущем дипломе, желаемом переезде, я много обсуждаю с родителями перспективы трудоустройства и молчу о том, что мои настоящие планы, записанные шесть лет назад на листочке в клетку, выдранном из тетради по физике, занимают меня куда больше темы автореферата для кандидатской. И хотя оптимистические настроения во мне выдыхаются, я всё еще, выбирая главное в жизни, уверенно ставлю галочку напротив пункта «семья и дети».

Завершая этот этюд на заданную тему, мне хочется сказать, что иметь или не иметь многодетную семью – это вопрос исключительно личного выбора. Тут уж или ты чувствуешь в себе силы поднять (отличное, незаслуженно забытое слово) своих детей, или нет. А иногда ты чувствуешь, что если прямо сейчас не попробуешь завести третьего ребенка, то никто не поднимет тебя. Семья – это не только место, где тебя ждут, не только люди, которые тебя любят, семья – это чувство, самое настоящее, возвеличивающее и возвышающее тебя над всеми бытовыми урядицами и неурядицами. Когда ты со своей семьей, большой или не очень, ты уже и не переживаешь, что в жизни что-то пошло не так, но только смотришь на своих детей, вспоминаешь, что у старого ранца оторвалась лямка, нужно заплатить за экскурсию на осенних каникулах, что в чьем-то из всех дневников ты точно не расписался и что вообще столько всего несделанного и неуспетого, а ты не переживаешь, ты чувствуешь только силу и уверенность, ты просто счастлив. Потому что это – твоя семья.

 

 

Мария Дятлова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru