Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Кузнец

№ 36, тема Судьба, рубрика Образ жизни

Сегодня я успешный человек, уверенный в себе, с юмором и спокойствием смотрящий на разные повороты судьбы. Но так было не всегда. Возможно, мой рассказ кто-то примет за фарс, но я надеюсь, для кого-то он окажется полезным.

Родился я в промышленном районе Москвы. В школе учился плохо, до того плохо, что как-то раз чуть не остался на второй год. Ходил в музыкальную школу из-под палки. Я любил русский рок, а меня пиликать заставляли, когда все друзья уже давно висели на тарзанках или еще какое-то дело интересное делали. Я никогда не был душой компании, да и не стремился к этому.

Я рано начал пить. Лет в 12, наверное. Мы сбегали с уроков и шли в подвалы, напивались и хулиганили. Нас и называли – кодла. Это был единый организм, в нем никакой индивидуальности не подразумевалось. Мы слушали одно и то же, старались одинаково одеваться, общались только друг с другом… откуда взяться индивидуальностям?

Все изменилось в один момент.

Я вышел из дома теплым весенним днем. Таял снег, и все казалось таким беззаботным. Но во мне свербело что-то. Настойчивое желание. Я бродил по району, а чувство не уходило, и тогда я понял, что хочу выпить. Пьяному – море по колено, как известно. Всегда весело, есть интересные игры, хулиганить не страшно. И тогда я понял, что спиваюсь. Спился мой отец; когда-то, после войны, спился дед, спивался дядька, и вот я уже продолжил их путь. Мне стало страшно. Разве об этом я мечтал с детства? Мечтал валяться пьяным в лужах под окнами своего дома? Нет, я так не хочу!

В тот вечер мне было тяжело с друзьями впервые в жизни. Все, как обычно, пили. Один я не пил. Надо мной смеялись, соблазняли, но я решил выдержать хотя бы один день без алкоголя. И вот мои опьяневшие друзья, всегда такие остроумные, изобретательные на выходки, начали молоть какую-то ерунду. Ни намека на мысли, ни капли сведений, но много эмоций. В конце Юрик подрался с Кирюхой «за истину». А мне стало так противно: я ведь еще вчера был таким же, мне еще вчера все это было интересно! Я не хотел таким быть. С той минуты я не пил. Решил держаться. Но компания чужаков, инакомыслящих не любит, сначала мне прощали трезвость, потом перестали заходить, звать гулять. Мне ничего не оставалось, как заниматься музыкой и читать. Я чувствовал себя изгоем, белой вороной, но твердо решил не пить и придерживался этого.

Летом все разъехались, а осенью я попал в спортивную секцию.

Там не было времени расслабляться. Тренировки забирали все силы и время. Школа – музыкалка – тренировка. Я окончательно распрощался с дворовыми ребятами просто потому, что не было времени. Позывы выпить возникали все реже и реже. После очередного кросса с плохим результатом я решил бросить курить. Решил – сделал.

Я не очень подходил для легкой атлетики, но решил, что должен выиграть у своих на пятикилометровой дистанции. Некоторые из них халявили на тренировках, пробегали не столько, сколько нужно или бежали медленнее. Я напрягался, но все равно был медленнее. А потом пошло. Накапливался опыт, развивались мышцы. И я стал выигрывать. Тренировки стали моей жизнью, наконец, я видел результат своих трудов. Тут все было просто: напрягся, перетерпел боль, усталость, свое малодушие – вот тебе победа. Испугался, не добегал пять минут, проспал утреннюю пробежку – получай, что заслужил.

Я закончил музыкальную школу, наконец. И хотя медленно выбирался из кандидатов на отчисление из школы, но выбирался. У меня стали мелькать четверки, потом они поселились даже в четвертных… Школу я закончил уже без троек. Правда, пришлось поучить, позаниматься дополнительно, но я уже знал, что без этого никак. Ничего не сделал – ничего не заслужил.

Может, у кого-то есть родители, которые заплатят за поступление и за учебу. А я знал: за меня не заплатят. А жить я хотел не так. Кстати, из нашей компании, той, детской, почти все спились к окончанию школы, впрочем, школу я закончил среди них один.

На пороге поступления один мой преподаватель поставил вопрос жестко: ты хочешь бегать или ты хочешь быть журналистом? Либо ты будешь хорошо писать, либо хорошо, но недолго бегать.

Я сделал выбор и бросил спорт – через несколько дней пришел домой с тренировки, зная, что завтра я больше не побегу. Уже состоялся разговор с моей командой и с тренером, поставлены точки. Что я буду делать? Что я умею, кроме бега? Атлетика для меня была миром с понятыми законами и правилами, я был в окружении единомышленников, имел авторитет.

Наступило то ужасное утро, когда проснулся организм, потребовал тренировок, а я сказал ему нет. Я выкинул беговые кроссовки, чтобы они не соблазняли меня. Позвонив ребятам из команды, я понял, что теперь для них чужой, почти предатель, и что у меня больше нет того мира. Я сделал выбор. Как скажет потом преподаватель, ты совершил поступок. Громкое слово. Но я знаю, до сих пор знаю, что оно не стоило моих переживаний, буквально перемалывания своего мира.

Оставалось только учиться. Куда еще девать столько энергии? Ну вот куда ее другие люди расходуют? Надо мной многие подсмеивались, что я стал ботаником, придумал себе какое-то поступление. Соседи крутили пальцем у виска на мои «готовлюсь к поступлению». Такой район был: считалось, если техникум закончил – ты сват королю, кум министру. Одна женщина спрашивала у меня: «А если с первого раза не поступишь, что будешь делать?». Я отвечал, что поступлю со второго, третьего, хоть десять лет поступать буду, но своего добьюсь. Она, кстати, перестала со мной разговаривать, когда узнала, кем я хочу быть.

Я закончил школу, провалился в один вуз, и тогда мама сказала, что с восемнадцати лет меня кормить не будет. Я живо представил себя продавцом на рынке. Или грузчиком. Может, оно и неплохо, но я мечтал о чем-то совсем другом, в конце концов, ради чего я бросил бегать?

Я вполне осознанно переехал в другой район. Порвал все свои детские и подростковые привязанности, знакомства. Чтобы люди не держали меня своим осуждением или дружбой.

Опять с чистого листа все начинал. Но для меня это было уже привычно. Считаю, что главное – знать свою цель. Не размениваться на кучу побочных и второстепенных интересов, четко определять, что нужно и какое время я могу на это потратить.

Православный вуз встряхнул меня. Я, конечно, знал, как крестятся, но не был воцерковленным. Пошел, потому что там был факультет журналистики, потому что не надо было платить, потому что не хотел быть грузчиком.

Сказать, что не было выхода, не могу. Выход был. Поступать в техникум, пойти работать и поступать через год. Только я чувствовал, что если сейчас не поступлю, потом мне будет намного, намного сложнее, что, может, я совсем не захочу поступать, а, получив зарплату, и вовсе забуду свою мечту.

Да, это был не МГУ, а у меня не было многих козырей на руках – слишком много школы было прогуляно, и я, уже взрослый человек, теперь раскаивался, что в третьем классе не слушал учительницу, а в четвертом не интересовался изложением. За все приходится платить, и я платил.

Считаю одной из главных своих побед то, что я поверил в Бога. Именно тогда во мне зародилось теплое чувство, что я не один, что все мои старания не напрасны, видны оттуда, сверху.

Я ведь еще не сказал – моя мама была сектанткой, на этой почве у нас регулярно возникали споры.

К концу третьего курса у меня родилась дочка. Новые обстоятельства дали новый волшебный пинок. На руках ребенок и жена. Пришлось и учиться, и работать. Я мог тогда бросить учебу, уйти в академ. Но тогда стало понятно, что больше я в институт не вернусь. Как только я это понял, увидел перспективу к тридцати годам стать великим неучем, похоронить все мечты, и начать деградировать с этого места. С удвоенной силой стал работать, учиться. Не спал, почти не видел ребенка, вызывал недовольство жены. Мы прошли этот момент.

Многие мои друзья потом сказали: «А мы думали, ты все, остановишься. Привез какую-то девчонку, перестал с нами проводить время, ребенка сразу родили…».

Но я уже был «несистемный». Просто та, первая кодла научила меня быть индивидуальным, не ждать, когда «все вместе, взявшись за руки», когда взрослые подскажут, когда кто-то захочет или не захочет. Я не призываю по головам идти или подставлять кого-то, быть равнодушным, нет. Я призываю не оглядываться по сторонам, в поисках компании в достижении своей личной цели. Так было: я часто грустно кивал вслед уходящим в другие области друзьям: разошлись пути-дорожки.

Я часто слышал от других: да им помогли, да они не сами, да купили они все…

У каждого свой марафон, свой старт и свой финиш. Обычно, мы видим друг друга только в части дистанции и не знаем, где был старт, и неизвестно еще, кто дойдет до конца, и есть ли он вообще.

Я множество раз ошибался и продолжаю это делать, как всякий обычный человек, но ошибка для меня – урок, и в некотором смысле я люблю ошибаться. Готовность признать свою ошибку не раз помогала мне найти выход из сложной ситуации.

Я думал: как только получу диплом, я, наконец, достигну того, к чему стремился. Нет. Все это было только прелюдией, разминкой до старта.

Мне казалось, что выпускники вузов сразу все хорошо зарабатывают, имеют свои квартиры и такой деловой и лощеный вид, будто все это прилагается к диплому. А на деле я довольно долго искал работу по специальности и совсем не за те деньги, на которые рассчитывал. И это было трудно. Потому что потребности росли, круг интересов ширился, и не только у меня, но и у моей семьи.

И до сих пор за каждый шаг приходится бороться.

Вот пример совсем свежий: я очень хотел пойти на курсы иностранного языка. Тут представилась возможность от своей работы пойти на обучение, но начальство оказалось против. Мне сказали напрямик: пойдешь на курсы – уволим. Я пошел на курсы.

А, собственно, почему я не должен туда идти? Только потому, что кому-то хочется или не хочется? А моя-то жизнь идет, ускоряется, растет мой ребенок, а я должен гнуть свою жизнь по чьему-то желанию или нежеланию?! Из-за кого-то терять драгоценные дни жизни, возможную лучшую работу, поступление в аспирантуру?! Нет! Кстати, меня не уволили, а всю ситуацию я воспринимаю как урок. Надо быть в тонусе.

На все воля Божья, но решение принимаю я сам. И тут не помогут ни друзья, ни начальники. Только я сам могу решить: я добьюсь или не буду пытаться. Я сам кузнец своей судьбы.

 Саша Койдан

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru