Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

По другую сторону силы

№ 53, тема Мощь, рубрика Образ жизни


К 25-летнему рубежу я был свободен, как майский ветер. Нет, я не был уродом, во всяком случае, не в физическом смысле. Были девушки, которым нравился я, были и те, кто нравился мне. И даже, вопреки известной песенке «Мы выбираем, нас выбирают – как это часто не совпадает», была и взаимность.

Не доходило только до серьезных отношений. Я не то чтобы совсем их не хотел, просто не хотел ограничений. Мне нравилось самому планировать свою жизнь, ни на кого не оглядываясь. Встречаться с друзьями в любое время, ходить по клубам, ездить по разным странам… Отвечать только за себя. Надо ли говорить, что подобный взгляд на мир мало совместим с чем-то вроде брака. Даже если не говорить о детях и штампе в паспорте. «Это всегда испытание – двигаться в паре». Оно было для меня чем-то «слишком».

Все мои романы выглядели приблизительно одинаково: букеты, конфеты, шампанское, эсэмэски, долгие телефонные разговоры, прогулки под ручку по вечерней Москве, посещение разных развлекательных мероприятий… Менялись только цветы, марки конфет да культурная программа: кто-то любил кино, кто-то – театр, кто-то – выставки. С кем-то мы ходили в аквапарк, а с кем-то катались на пароходике по Москве-реке… Все мы знаем, что такое конфетно-букетный период, самое романтическое, самое интересное время, когда эмоции бьют через край и кажется, что весь мир сосредоточился в одном человеке…

А потом всегда был разговор. Когда серьезный, когда в шутливо-игровой форме… Но всегда с одним смыслом. Который, если собрать многочасовую беседу в два слова, звучал так: «Что дальше?»

И ответа на этот вопрос у меня не было. Потому что «дальше» должны были быть компромиссы, подстройка, самоограничения… Сплошные минусы, среди которых я никак не мог разглядеть плюсы. Мне нравилась моя жизнь, нравилась ее насыщенность, богатство событиями и впечатлениями… Отказаться от этого… В обмен на что? Так было довольно долго: пока в 37 лет в мою жизнь не ворвался свет фар…

 

В тот вечер я засиделся на работе – скоро у нас планировался релиз новой программы, нужно было всё перепроверить еще раз. В начале одиннадцатого я выключил компьютер. Против обыкновения я решил прогуляться до дома пешком – пятница, конец мая, уже тепло и в воздухе пахнет скорым летом и долгожданным отпуском.

Идти было недалеко – обычно дорога от дома до работы занимала минут 30–35. Пешком можно было дойти за час с небольшим. Я шел вдоль дороги, улыбался прохожим и думал о том, что пора бы подавать документы на Шенген – сразу после релиза я собирался лететь в Грецию: Родос, Халкидики, Афины… Так давно запланированный тур по родине мифов и легенд, теплое море, древние храмы, пещера Зевса…

Я так и не понял, откуда он взялся. Просто в какой-то момент по глазам ударил яркий свет. Боли не было, был какой-то толчок, как будто меня взяли за шкирку и швырнули куда-то в сторону… Я до сих пор не могу вспомнить всё. В воспоминаниях остались только какие-то обрывки: резкий укол страха, переворачивающийся мир, жесткий удар в бок и запах сырой земли и травы… Я упал, но почему-то не потерял сознания. Я просто лежал на траве и смотрел в одну точку – в этой точке какой-то жучок очень деловито пытался забраться на веточку… Вокруг кричали, но меня это почему-то не волновало…

Мое следующее воспоминание – белый потолок. И трещина в углу комнаты. Сначала появилось удивление. Затем – боль. Было ощущение, что меня пропустили через мясорубку, а потом какой-то неведомый садист залил получившуюся массу в форму моего тела…

Конечно, садистов с мясорубками не было. Был пьяный водитель, не справившийся с управлением. Был не успевший отскочить я. И была больница.

На самом деле, всё могло кончиться намного хуже. Множественные переломы, но целые позвоночник и голова. Всё восстановится, просто нужно время. Врачи в один голос говорили: чудо. Мама ставила свечки и плакала. Отец ежедневно заходил на полчаса после работы. Друзья принесли апельсинов и… нет, не забыли. Они звонили, спрашивали, как здоровье, присылали ободряющие СМС и открытки на электронку. Но у них было слишком много планов и слишком мало времени, чтобы проводить его в больнице.

Шла вторая неделя моего пребывания в неподвижности. К этому моменту беспомощность, невозможность оторваться от кровати, непривычное доселе одиночество уже вогнали меня в глухую депрессию. Уже не было сил злиться на «забывших» друзей, уже ушла обида на то, что там, за стенами, ни для кого ничего не кончилось – жизнь идет и мало для кого в мире что-то поменялось. Кроме меня. Я просто лежал и смотрел в белый больничный потолок, когда в дверях появилась Варя… Где-то год назад мы познакомились на корпоративе. Тогда яркая и красивая Варвара сразу привлекла мое внимание. Симпатия оказалась взаимной, и мы стали встречаться. Как обычно, хватило меня на два похода в театр и три букета белых роз… А дальше всё тот же разговор, после которого я просто сбежал…

А сейчас Варя стояла в дверях моей палаты – в одной руке торт-мороженое, в другой – книжка Редьярда Киплинга в оригинале. О том, что я в больнице, ей рассказали наши общие коллеги. Она так до сих пор и не сказала мне, почему решила прийти тогда. «Просто…» И просто приходила каждый день. Приносила так любимые мною мороженое и бананы, читала вслух – мне трудно было переворачивать страницы. Рассказывала о том, что происходит на работе, передавала приветы от сослуживцев. Варя была со мной всё свободное время. Она даже не поехала в отпуск – две свои честно заработанные недели она провела в моей больничной палате…

Но однажды она не пришла. Я всё ждал и ждал, но дверь палаты не открывалась. Я гипнотизировал взглядом мобильный телефон, но он молчал. Я смотрел в планшет, но в соцсетях Вари не было онлайн…

Я так и не заснул в ту ночь. И, едва дождавшись девяти утра, схватил телефон. Но не мог заставить себя набрать номер. Вдруг я услышу, что она больше не придет, что у нее есть другие дела, интереснее, чем сидеть у постели больного, что ей надоело ежедневно проводить вечера в больнице?.. Только часам к трем я заставил себя позвонить. В горле стоял комок, гудки казались вечностью… Наконец, на другом конце провода слабый голос сказал: «Алё».

– Варя… – я даже не знал, что сказать. Спросить, почему не пришла? А почему должна была? Спросить, как дела? Как-то совсем глупо…

– Да?

– Варя, я люблю тебя, – я меньше всего ожидал от себя этих слов, и почему-то это признание вызвало у меня ужас. «Идиот!» – вопил внутренний голос. – «Зачем ты ей?!» Эти две секунды были одними из самых страшных в моей жизни – куда там аварии!

– Я тоже люблю тебя, – еле слышно раздалось в трубке…

Она не пришла не потому, что ей надоело. За городом у нее сломалась машина, телефон, как назло, сел. Долго ждала эвакуатор, домой попала только ранним утром. Мой звонок разбудил ее.

Но с тех пор каждый вечер я не мог избавиться от мысли: вдруг не придет? Потерять Варю казалось страшнее, чем работу и обе ноги. И с каждым днем мне всё яснее становилось, что я не хочу дальше жить так, как раньше. Я не хочу поездок, клубов, посиделок с друзьями, театра, кино, спортивных автомобилей… если это будет без нее.

В тот день, когда врачи сочли мое состояние вполне сносным и выдали мне пропуск на свободу, я с трудом опустился на одно колено. Из кармана ставших большими джинсов я достал купленное сестрой по моей просьбе кольцо.

– Варя, выходи за меня замуж…

Александр Ветров

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru