Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Судьба над нами или мы над ней?

№ 36, тема Судьба, рубрика Редсовет

Этим материалом мы продолжаем новую рубрику. В ней мы будем помещать фрагменты обсуждений, проходивших на наших редсоветах, но не нашедших отражения в материалах номера. Нам они показались важными, и было бы жаль не написать об этом.

 

Наталья Зырянова:

– Есть мнение, что в слове «судьба» скрыто «судил Бог». Означает ли это, что все основные события нашей жизни нам уже «на роду написаны»?

 

Артем Ермаков:

– Важно понять, какой жизненный отрезок мы называем судьбой. Судьбу как прошлое мы понимаем одинаково с язычниками (то, что с нами случилось, уже неизменно), а судьбу как настоящее и будущее – различно. И поэтому, когда мы говорим «его судьба», не выясняя, о чем идет речь: о прошлом или о продолжающемся настоящем, – и возникает путаница.

 

Василий Пичугин:

– Понятия судьбы как предопределенности в Православии нет. Человек идет неким маршрутом. У этого маршрута есть развилки, на каждой из которых человек делает выбор. И если даже человек в какой-то момент сворачивает с основного пути, он все равно имеет возможность вернуться.

Господь каждый раз пытается привести человека к спасению. И можно минимизировать и упростить свой путь спасения (есть ориентир – некая идеальная судьба, которую проживают святые). А если совершаешь смертный грех, ты от спасения резко удаляешься, и тебе уже необходимо применить сверхусилие для того, чтобы получить спасение.

Таким образом, человек сам выстраивает свою судьбу. И ведь что удивительно, мы можем влиять и на судьбы близких, и даже на судьбы умерших родственников. Прошлое их уже нельзя изменить, но своей молитвой мы можем добиться для них лучшей участи даже в загробной жизни.

 

Отец Максим:

– Но есть и вещи, о которых можно сказать «на роду написано»: например, целому поколению была судьба окончить школу 22 июня 1941 года. Это то, чего ни один из них избежать не смог.

Я не имею в виду, что это событие совершилось бы при любых обстоятельствах. Возможно, если бы наш народ в 1917 году сделал какой-то другой выбор, судьба того поколения сложилась бы иначе. Я просто говорю, что в жизни каждого человека встречаются события, на которые он лично повлиять никак не может. Хотя, безусловно, есть события, на которые он в состоянии повлиять.

 

Наталья Зырянова:

– Значит, Богом нам дается пространство временное и географическое, на которое накладывается наш личный путь. Вопрос в том, как мы пройдем этот путь, где мы свернем, какой выбор мы сделаем на каждой развилке...

 

Отец Максим:

– Причем наш личный путь влияет и на общее пространство. Человек не просто живет в среде обитания, он меняет ее. Точно так же наши личные поступки способны менять пространство судьбы. И пространство следующего поколения зависит от того, какими путями сегодня идем мы.

 

Василий Пичугин:

– Действительно, человек одновременно существует в нескольких судьбоносных пространствах. Есть его личная судьба, есть судьба его рода, судьба его народа, судьба его нации. Есть несколько пространств, которые пересекаются в одной точке – в личности этого человека. И человек может влиять на судьбу каждого из этих пространств.

 

Наталья Зырянова:

– Тема влияния на свою судьбу сейчас очень популярна. И наша современная страсть к переменам – это попытка уйти от внутренних проблем? Человек, который пытается что-то изменить во внешнем, уходит от работы над внутренним? Может, мы вообще не на то себя тратим?

 

Отец Максим:

– Когда человек живет один, он может терпеть, работая над собой и преобразовывая свою собственную душу. Он может терпеть долго, до бесконечности. Но если на его попечении находятся другие люди, то, кроме молитв о них, он призван принимать и ответственные решения, и совершать какие-то внешние действия по совершенствованию той среды, в которой находится.

Эти действия сами по себе не означают уход от внутренней работы. Без внутреннего наполнения, без молитвы, без обращения к Богу они могут стать простой суетой.

Понятно, что если моей семье предстоит зимовка в холодной избе, то я должен запасти дрова, продукты, утеплить дом... А еще желательно к следующему сезону перевести все свое хозяйство с дровяного на угольное, паровое или газовое отопление. Это сомнений не вызывает.

Речь идет о том, насколько мы можем преобразовывать вещи, которые веками, тысячелетиями воспринимались как данность. Например, можем ли изменить свой социальный статус? Или семейный? Как говорил апостол Павел: не женат – не ищи жены, женат – не ищи развода. Можем ли изменить свое место жительства? Не пытаться преобразовать то, что нам дано, а, допустим, взять и из деревни уехать в город? Из одной страны переехать в другую?

Эти преобразования не имеют конца. Они выходят на проблемы возвращения молодости путем пластических операций, продления жизни до бесконечности (над чем сейчас работает наука), изменения пола, вмешательства в генетику человека. Где грань, перед которой человек должен остановиться?

 

Артем Ермаков:

– У меня такое впечатление, что изменения внешнего плана люди предпринимают в надежде ситуацию упростить. Но чем радикальнее эти изменения, тем сложнее становится ситуация. Кризисы, связанные с внешними переменами, как личные, так и социальные, как раз и говорят о том, что сначала расширилось пространство человеческой самонадеянности, потом расширилось пространство ответственности. И выяснилось, что эту ответственность человек не тянет. В результате на годы, на десятилетия, на века, проседает развитие целого общества. Римляне изменили такое количество функций в природе, что в какой-то момент оказались не в состоянии этим управлять – количество вызовов превысило их возможности. Человек, предпринимая эти изменения, полагает, что будет оставаться в знакомом мире и свои возможности в этом мире увеличит, а выясняется, что он в очередной раз поднялся на такую ступень, что горизонты раздвинулись, а его возможности, вкупе с новыми, добавленными, в целом существенно сократились.

 

Отец Максим:

– Не уверен, что надо воспринимать как трагедию кризисы, которые возникают в результате этого развития. Да, Римская Империя не справилась, и возник громадный провал на столетия. Та система, основанная на рабстве, на примитивном с нашей точки зрения сельском хозяйстве и энергетике, имела свой предел развития. Она не выдержала и рухнула.

Но на сегодняшний день возможности, как человечества, так и отдельно взятого человека все-таки возросли? Чуму победили, в конце концов? Людей накормили? Да и вообще у человечества нет выбора, заниматься усовершенствованием системы своего обитания, в самом широком смысле этого слова, или остановиться и оставить все как есть. Второй вариант равносилен смерти. В какой-то момент съели всех мамонтов, исчерпали возможности экстенсивного сельского хозяйства и рабского труда, или возможности мировой финансовой и экономической системы. И встали перед выбором: или катастрофическое разрешение структурного кризиса со всеми вытекающими последствиями разрушения структур цивилизации, или сознательное и планомерное, или хотя бы и стихийное и почти неуправляемое, но развитие.

 

Артем Ермаков:

– Не знаю, чем заплатили за победу над чумой, но за победу над голодом заплатили крестьянством, причем во всех странах. Обойти этот платеж оказалось невозможным, и в каждой стране большое количество судеб необходимо было сломать, чтобы наладить новую агросистему.

 

Отец Максим:

– Это действительно так. Но в большинстве случаев развитие оказывается обусловлено экономическим или военным превосходством. Реформы Петра I для России были крайне тяжелыми, но неизбежными, потому, что в противном случае мы бы оказались колонией великих держав. Тот же выбор и сегодня стоит перед нами.

 

Василий Пичугин:

– Если уйти от судеб народов и вернуться к судьбам отдельных людей, мы упремся в извечную тему – отцы и дети. Должен ли человек вмешиваться в судьбы своих детей?

 

Отец Максим:

– Мы не можем не вмешиваться в судьбы людей, которые находятся рядом с нами. Гейзенберг писал, что отец им не занимался, но его воспитывал свет из-под двери отцовского кабинета. Даже наше невмешательство в судьбы детей – это уже влияние на их судьбы. Устраниться не удастся. Вопрос в том, насколько активно мы должны вмешиваться, можем ли мы проектировать их судьбы.

 

Артем Ермаков:

– Современный ребенок любое давление воспринимает обостренно. Если не сложились отношения, ясно, что родители виноваты, но они пытаются что-то исправить. Я встречал семьи, где дети запрещали родителям за них молиться, видя в этом способ вмешательства родителей в их жизнь. Как быть в таком случае?

 

Отец Максим:

– В определенном возрасте ребенок может поставить вопрос о своей полной автономности. Ответ может быть двояким. Первый вариант – довольно жесткий: если ты хочешь автономности, то не залезай в наш холодильник. Он правомерен, но может спровоцировать уход ребенка на улицу. Другой ответ: «Прости, но я не могу за тебя не переживать. Ты можешь положить какую-то границу моего внешнего влияния. Если ты не хочешь, я не буду заходить в твою комнату, я не буду давать тебе советы. Но требовать от меня не любить тебя – это уже твое вмешательство в мое пространство. Молиться за тебя – это мое личное дело».

Грустно, когда уже сорокалетние люди находятся под полным контролем и влиянием родителей, но есть и обратная сторона. Вырастающие дети в своем стремлении отгородиться совершенно не учитывают интересы, права и чувства родителей. Вспомните притчу о блудном сыне. В то время, когда была рассказана эта притча, попросить у живого отца часть имения было все равно, что сказать ему: «Ты для меня уже умер. Отдай мне, что мне причитается, и исчезни из моей жизни».

 

Наталья Зырянова:

– Есть еще одна грань этой темы. Прочитала в ЖЖ пост: женщина считает, что не имеет никакого права вмешиваться в жизнь своих детей, и поэтому когда дочь пришла к ней и спросила, за кого ей выйти замуж – за Васю или за Петю, – мать ей ответила: «Решай сама». Единственное, что она себе готова позволить, так это высказывание по поводу кандидата, если у того грязный бизнес или пристрастие к наркотикам. То есть она не готова не то что настаивать, она не готова просто ответить на тот вопрос, который ее ребенком задан именно ей, как матери, как другу. Наверное, так тоже нельзя. Потому что дочь потом пойдет к соседке и спросит: «Тетя Клава, как ты думаешь, за кого пойти – за Петю или за Васю?». И тетя Клава скажет: «Иди за Васю, у него нос не такой курносый». Мне кажется, если дети приходят к родителям с вопросами, надо на них отвечать.

 

Отец Максим:

– Мы уже говорили, что уклонение от воспитания – тоже воспитание. И когда ты говоришь: «Решай сама», – это все равно твой ответ. Все зависит от внутреннего смысла этих слов. Эти слова можно сказать из большой любви и доверия, а можно сказать из безразличия, из страха принять ответственность не за судьбу дочери, а за свои слова. Если ты не знаешь ответа, скажи: «Я помолюсь за тебя, я очень переживаю за тебя, но нет у меня для тебя ответа. Я тебя очень люблю и надеюсь, что ты сама сделаешь правильный выбор». Это нормальная позиция, если мама не знает, что посоветовать. Но все-таки родительское благословение очень значимо. Вслушайтесь: благословение – благое слово. Какое-то слово родителей должно прозвучать обязательно. И даже слова «решай сама» должны быть сказаны не отчужденно, а с любовью, которая поможет сделать правильный выбор.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

Комментарии


Валерий
15.02.2018 18:54
Судьба играет человеком, а человек играет на трубе. Вот точная формулировка роли человека в его жизненном пути. Отсюда и народные пословицы - не было бы счастья, да несчастье помогло; пришла беда - открывай ворота. Таким образом, логики человеческого мышления в жизни земной нет.Только такая теория может объяснить все известные факты человеческой истории и и человека отдельно.
Каким образом, кем и когда определяется судьба человека, можно только предполагать. Скорее всего - при рождении, аналогично магнитным полюсам планеты земля. Может ли человек изменить свою Судьбу, конечно же не может. И те высказывания о развилках в судьбе - полнейший легкомысленный бред.

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru