Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Вертикальная элита


О терминах

 

Про элиту говорят всякое. Множество определений имеют одну общую точку: элита – «соль земли», группа избранных. Но вот критерии этой избранности разбрасывают мыслителей по разные стороны философских баррикад. Не вдаваясь в тонкости, можно выделить два основных подхода к определению элитарности. Аксиологический подход подразумевает, что элитарии обладают исключительными человеческими качествами, талантом, интеллектом, способностями. Господствующий сегодня альтиметрический подход причисляет к элите всех людей, обладающих реальной властью, без учета личных качеств, способов достижения и удержания власти.

Я хочу представить свое частное видение новой элитарности, не претендующее на научность или объективность.

 

От семени к дереву

Версия эволюции элит

 

Мне представляется следующая упрощенная схема эволюции элит. В небольших сообществах племенного типа элита точечна. Это один или несколько авторитетных людей, ведущих приблизительно такой же образ жизни, как и остальные члены сообщества. Точечный элитарий – это вождь, который имеет прямой контакт с каждым из соплеменников или членов военной дружины. Элитарий такого типа – князь Святослав. Будучи элитарием для своей дружины, он вел тот же образ жизни, что и остальные воины, спал на земле, ел запеченную на углях конину, подвергался в бою тем же опасностям, что и все остальные, сам был не просто предводителем, но и элитным воином. Такая схема элитарности создает климат доверия и искренней преданности вождю. Но такая простая схема взаимодействия возможна лишь в небольших сообществах.

 

По мере разделения труда, количественного укрупнения сообществ, их расслоения, роста различий в уровне достатка и образе жизни возникает горизонтальная элита. Это верхний слой общества (слоистость задает горизонтальность). В силу усложнения экономики, элита дробится в зависимости от принадлежности к той или иной группе, цеху: торговая элита, воинская элита, ремесленная элита и тому подобные вариации. Горизонтальные элиты ведут отличный от остального общества образ жизни, как в количественном, так и в качественном измерении. Они все больше и больше защищаются остальным обществом от опасностей реальности, и таким образом теряют не только связь с реальностью, но и свое качество. Это, в частности, находит свое отражение в современных армиях в отношении полевых командиров к штабным.

 

В современном мире структура общества настолько усложнилась, общества стали настолько громоздкими, что непосредственная связь между элитой и народом исчезла. Ее старательно симулируют, но на деле она отсутствует. От этого страдает и элита, и народ. Элита больше не получает живую энергетику народа, народ потерял из виду флаг, за которым идти. Предыдущая логика эволюции элит наводит на мысль о возможности появления вертикальной элиты, пронизывающей общество сверху донизу и тем самым обеспечивающей живую связь различных частей общества, вновь собирающей общество в единый организм. Такая элита не будет отделена от общества имущественными или статусными барьерами, а станет его органической частью, подобной соконосным тканям дерева. Коммуникационные технологии создают единое информационно-смысловое пространство, которое обеспечит живую связь и слаженность действий вертикальной элиты. Вертикальный элитарий – это штабной офицер на передовой.

 

Элита в России

История и современность

 

На Руси с XIV века с укреплением власти Москвы, с усилением централизации накапливалась оторванность элиты от народа. Скачок в этом процессе произошел при Петре Великом. Потенциал для такого резкого отрыва накапливался долгое время, он не возник ниоткуда по воле одного, пусть и очень могущественного человека. Накопление такого опасного потенциала было оборотной стороной необходимой для защиты от внешних агрессоров централизации власти и технического переоснащения. Укрупнение Московского княжества привело, после присоединения Новгородской республики и великих княжеств Тверского, Ярославского, Ростовского, к образованию Царства Русского (в исторической науке его чаще называют на польско-литовский лад Московским государством) и принятию Иваном III титула Государя всея Руси. В два раза возросла территория страны при первом русском царе Иване IV Грозном. При Романовых в Царстве Русском стали активно применяться западные технические новшества, приезжали обслуживающие их специалисты, а с ними и элементы западного образования и науки, искусства и культуры. Побочным эффектом такого науко-культурного обогащения стала накапливающаяся дистанция между правящей элитой и народом. Но именно при Петре поступательное отдаление превратилось в резкий разрыв.

 

Правящие сословия выпали из культурно-бытовой среды своего народа, приняв сначала иноземные быт, одежду, обычаи, а затем и язык, культуру, образ мышления. Хорошо известно, что русская знать 19 века в совершенстве владела французским языком и не без трудностей изъяснялась по-русски. И хотя в царствование Александра III русские аристократы стали заново открывать для себя глубинные основы русской народной культуры, сократить разрыв не успели. Этот трагический разрыв во многом способствовал катастрофе 1917 года.

 

Если Россия XIX века при всем своем великолепии демонстрировала гипертрофированную дистанцию между народом и элитой, то Россия современная представляет противоположную картину. При всей парадоксальности такой мысли, сегодняшняя российская элита чрезмерно близка к народу. Качественной разницы практически нет, есть лишь разница количественная. Растущая напряженность между народом и элитой вызывается общим для обеих категорий желанием потреблять больше и лучше. Элита и народ становятся прямыми конкурентами в гонке потребления. Верхушку общества это желание делает вялой в делах и агрессивной в защите своего уровня потребления, основание пирамиды делается так же вялым в творчестве и агрессивным в своей зависти к тем, кто потребляет больше.

 

Слыша о все новых и новых яхтах, сверхъестественно дорогих винах, десятках машин, новых владениях, спортивных клубах, невольно удивляешься узости кругозора и слабости фантазии тех, кто все это приобретает. Не удивляет количество, удивляет отсутствие его перехода в качество. Оказывается, потребности среднестатистического грузчика не отличаются от потребностей среднего олигарха: оба хотят бассейн, красивых девушек и дорогую машину. Разница лишь в том, что один это получает, а другой – нет. В этой другой крайности диспозиции народа и элиты отсутствует потенциал для развития или гармонизации общества, который возникает в общении элементов неслиянного двуединства. Элита не влечет общество к вершинам духа, потому что ее интересы не отличаются от интересов общества: все заняты обустройством своего быта и потреблением, и никто не в состоянии отказаться от его текущего уровня. Даже очень большой шалаш ни за что не станет полноценным домом. Тождество потребностей и интересов народа и элиты заставляет задуматься о состоянии и того, и другого.

 

Какой может быть новая элита, достаточно близкая к обществу, чтобы подпитываться его соками, и достаточно далекая, чтобы влечь его за собой? Какими могут быть критерии ее выявления для того, чтобы соответствовать этим требованиям? Каким образом добиться нужной дистанции в условиях чрезвычайно сложного современного общества?

 

Люди сердца

Критерии новой элитарности

 

Парадокс элиты заключается в том, что она должна качественно отличаться от остального общества, оставаясь при этом в непосредственном живом контакте с ним. Дистанцию нельзя срывать, но и опасно увеличивать. Первое чревато исчерпанием потенциальной энергии для движения, второе – потерей живой связи, отрывом от общества, его энергий.

 

Сегодня можно выдвинуть новый критерий элитарности. Это не уровень достатка, не положение в обществе, не род занятий, не принадлежность к властным структурам, не титулы и звания, не родовитость. Это стремление и умение действовать, творчески преображая реальность вокруг себя, вместо обычной теплохладности и равнодушия ко всему, кроме собственного комфорта. Схожее видение находим у Парето: по его мысли, элитам присуща «продуктивность, высокая степень деятельности». В таком понимании новый элитарий может быть крестьянином, а высший госчиновник – не обязательно элитарием. Любой человек с шаблонным мышлением, всегда исходящий в своих поступках исключительно из многократно проверенного опыта прошлого, не способный к творческому отклику на ситуацию настоящего, не может быть элитарием. Аналогично, любой человек, творчески относящийся к своему делу, возделывающий окружающую действительность, является элитарием.

 

Проблема критериев элитарности остро поднимается на страницах Евангелия. Вспомним, что ученики Спасителя до самого распятия продолжали видеть в Иисусе будущего, вполне земного, правителя Иудеи и упорно воспринимали его слова о будущем Царстве предельно буквально. Святитель Василий Кинешемский этим же недопониманием объясняет и предательство Иуды, который, как и все ученики, считал Иисуса будущим царем Иудеи, но осознав, что это «царствие не от мира сего», и что рядом с Иисусом не удастся обрести земные власть и богатство, разочаровался в Учителе. В отчаянии он решил тридцатью сребренниками хоть как-то возместить себе долгие скитания и лишения. В Евангелии сразу на многих уровнях столкнулись аксиологическое и альтиметрическое понимание элиты: и в неадекватном восприятии Иисуса учениками, и в крайне сложных отношениях Иисуса с римской и иудейской властями. Кто здесь подлинный элитарий: иудейские первосвященники, Понтий Пилат, Ирод, наделенные всеми мыслимыми атрибутами земного могущества, или Иисус с учениками, не имеющий, где преклонить головы? Возможно, именно Евангелие дает понимание подлинной элитарности.

 

Подлинно творческое отношение к своему делу и окружающей реальности тождественно отзывчивости и открытости, способности к иррациональному, к действию от сердца, а не от ума. Ум расчетлив, он подсчитывает прибыль и избегает рисков, действует заготовленными, проверенными реакциями. В этом смысле ум – торговец. Сердце – безрассудно, бесстрашно и откликается на реальность спонтанно, не беря в расчет последствия. Сердце – воин. Общество потребления, которое уверенно укоренилось в постсоветской России – это общество торговцев, людей ума, людей комфорта, оно такое насквозь, такова его элита, таков народ. Но присутствуют в нем вкрапления другого рода – воинов, людей сердца, людей риска, которых Т. Карлейль называет героями. Именно человек сердца способен откликнуться на чужую беду, бескорыстно помочь незнакомцу, разделить последнее с ближним. Человек ума может помочь, но предварительно произведя некоторые вычисления, чтобы убедиться в безопасности такой помощи. Такая помощь имеет свои пределы, как только она пойдет в разрез с комфортом и безопасностью, она прекратится, будет признана нецелесообразной: «Если я помогу здесь, то сам могу оказаться в бедственном положении. Таким образом я только увеличу беду». Широкая распространенность такой жизненной позиции делает общество застойным, неповоротливым, неживым.

 

Руководитель исследовательско–образовательного проекта «Школа экспертов» Максим Козырев считает, что инертность общества и его вялый отклик на призыв к модернизации связаны с нежеланием общества в целом сокращать текущий уровень потребления: «Мы действительно все – и элита, и народ, живем за счет старого советского багажа, нас все устраивает, мы не готовы отказаться от части доходов во имя модернизации». И далее то, что ближе к вопросу об элите: «Модернизации не происходит, в том числе и потому, что для нее не хватает активного деятельного числа агентов среди населения России. А также готовности серьезно жертвовать своим текущим уровнем жизни ради накопления средств и вложения их в достаточное число модернизационных проектов». Нежелание рисковать не только жизнью, но даже и текущим уровнем комфорта приводит общество к застывшему состоянию. Элита, привязанная к материальному, теряет свое качество. Сегодня это далеко не те люди, которые готовы спать на голой земле и есть запеченную на углях конину ради общего блага, принимаемого как свое личное. Подлинной же элитой станут люди, готовые делать общее дело на чистом энтузиазме, не только не требуя ничего взамен, но и доплачивая за это. По приведенному высказыванию Козырева, их можно назвать агентами модернизации. Вся прелесть такой элиты – в ее вертикальности, в непринадлежности ее к одному уровню достатка, одному социальному слою, одному мировоззрению. Никакие формальные признаки не смогут не пропустить вас в число новых элитариев. Богач вы или бедняк, важна лишь ваша готовность действовать искеренне, от сердца, и способность принимать народные беды близко к сердцу, как свои личные.

 

Полезный интернет

Интернет и самоорганизующиеся сообщества

 

Люди, творчески относящиеся к своему делу, существовали во все времена. Всегда были люди, более других преуспевающие в своем деле, делающие его с удовольствием и полной отдачей. Но до скачка в развитии коммуникационных технологий они оставались замкнутыми в пределах своего цеха. Стремление к профессионализму и мастерству в своем деле объективно обязывает общаться большую часть времени с представителями своего цеха, концентрировать все внимание на словах и делах цеха. Получение равноценной информации из другой области требовало более интенсивных усилий, чем в своей, потому что это другая, неизвестная область. Технологический скачок в области телекоммуникаций, появление мобильных телефонов, интернета, широкое внедрение компьютеров позволили получать практически любую информацию в концентрированном виде в предельно краткие сроки. Быстрый обмен информацией позволяет творческим людям из разных цехов взаимодействовать без больших временных затрат. Как известно, в новейшее время, когда многие науки дошли до фундаментальных глубин на грани познаваемого, все большая доля открытий приходится на смежные области, стыки разных областей знания. Современные телекоммуникации способствуют этому процессу. И это относится не только к науке, а и ко всем областям человеческой деятельности.

 

Хотя Интернет и мобильные телефоны породили чудовищный вал суррогатного общения и – шире – суррогатной жизни, они же принесли и удивительные возможности самоорганизации людей. Людям теперь намного проще встречаться, корректировать свой график в течение дня, координировать свои действия с товарищами и сотрудниками. Интернет-сообщества используются далеко не только для бесполезной болтовни, но и для реального взаимодействия людей. Куда проще назначить конференцию в виртуальном пространстве, чем лететь из разных уголков земли. Реальную, физическую встречу тоже удобнее назначить в сети: не нужно ни до кого дозваниваться, достаточно разослать всем копии одного емкого сообщения или пригласить на встречу в социальной сети, отметив нужных людей щелчком мышки. На базе Интернета существует множество благотворительных проектов и просто проектов самоорганизации людей, когда виртуальный мир используется для оперативного информирования людей о возможностях прямого действия в мире реальном. Доступность информации о возможностях реальной помощи людям или реального участия в тех или иных проектах дает человеку полноту выбора. А дальше все зависит от него.

 

Споры нового общества

Возделывание реальности и самоорганизующиеся сообщества

 

Все бы хорошо, но мы твердо стоим на земле, где со времен грехопадения все доброе и совершенное преломляется, становясь менее добрым и совершенным, а нередко вообще оборачиваясь страшным злом. Повсюду толпами ходят рациональные и боязливые люди ума, а где же безрассудные и решительные люди сердца? Где хоть один? Для себя я нашел три взаимосвязанных ответа на этот вопрос. Первый: «Человек сердца – это же я! Надо только открыть его в себе». Второй (вытекает из первого): «Всякий человек ума – это потенциальный человек сердца. Ему стоит только обнаружить на своем уме кнопку вкл./выкл.». Третий: «Люди сердца уже есть, надо лишь внимательно оглядеться вокруг. Кто сдает свою кровь в больницы, кто готов отдавать больше, чем брать?» Это и есть споры будущей элиты, общества будущего. Они уже достаточно развились для того, чтобы мы могли взглянуть на них без микроскопа.

 

Ярким примером нестандартного творческого мышления, преобразившего кусочек окружающего мира, может служить метод поликультурного земледелия австрийского крестьянина Зеппа Хольцера, который, отказавшись от монокультурных плантаций и искусственных удобрений, стал высаживать и засевать различные культуры на одном участке, создавая устойчивую экосистему, где культурные растения развиваются в симбиозе. Таким способом ему удается выращивать невозможные для австрийских Альп теплолюбивые культуры. Австрийские ученые отметили улучшение экологической обстановки в районе, где работает Хольцер. Метод принес простому австрийскому фермеру удивительные результаты в любимом деле и всемирную известность. Люди со всей планеты стали приезжать, чтобы перенять его опыт.

 

Свежим и удивительным примером гражданского взаимодействия, когда проявили себя люди сердца, стали добровольные пожарные дружины, которые тушили пожары по всей России в это жаркое лето. Многие такие дружины сформировались именно на базе интернет-сообществ, где у людей была недорогая и эффективная возможность выбросить флажок инициативы. Одна дружина начала свое существование в виртуальном пространстве, когда была создана самая обычная группа «В контакте». Александр Бабаев предложил людям собраться и попытаться своими силами бороться со стихией. Многие добавились в группу, на реальную встречу приехало намного меньше людей (около двух процентов от вступивших в группу), но постепенно группа росла. Сначала тушили подручными средствами, затем через те же социальные сети постепенно удалось наладить снабжение лагеря добровольцев продуктами питания, питьевой водой, экипировкой и оборудованием. В Москве одни инициативные и неравнодушные люди за свой счет покупали и собирали оборудование, продовольствие, экипировку, другие инициативные и неравнодушные люди отвозили все это в лагеря инициативных и неравнодушных добровольцев, которые тушили пожары. Люди не только самоорганизовались, но и наладили взаимодействие с МЧС, лесничествами, благотворительными структурами Церкви. Выработался механизм взаимодействия и самоорганизации людей без каких-либо призывов со стороны властей, сложились группы людей, связанных крепкой дружбой и готовностью помочь в беде.

 

Особенность многих добровольческих групп в том, что они собрали самых разных людей, с самым разным уровнем достатка и образованием, занятых в разных сферах деятельности, разного происхождения, этнической принадлежности, возраста и семейного положения. Среди добровольцев были ученые, предприниматели, студенты и простые рабочие. Отбор происходил не по этим формальным критериям, а по горячим сердцам. Бок о бок работали люди с полярными политическими взглядами (от махровых либералов до железобетонных имперцев) и религиозными представлениями (атеисты и верующие). Людей объединили дело, открытость и неравнодушие к бедам соотечественников. Этого оказалось достаточно, чтобы не грызться из-за разности во взглядах, а отнестись друг к другу не толерантно, а с подлинным терпением. Собрались, работали вместе, ели из одного котла и вместе отдыхали после тяжелой работы люди, которые в обычной жизни никогда бы не встретились. Возникло сообщество, представляющее не частный, горизонтальный, а вертикальный срез общества, где встретились люди почти всех уровней. На мой взгляд, это слабый еще росток новой элиты, состоящей из людей, готовых трудиться, мерзнуть, мокнуть, идти в огонь добровольно и бесплатно просто ради того, чтобы помочь общей беде, которая большинства из них лично не коснулась, но была воспринята ими близко к сердцу, как своя личная.

 

Ясно, что пожары этого лета – только начальная школа самоорганизации и гражданского взаимодействия. Идет отстраивание и отладка механизмов мобилизации и взаимодействия, что может привести к созданию широкого движения людей, способных решать серьезные социальные проблемы самостоятельно, не дожидаясь, пока кто-то сделает это за них. Людей, достаточно гибких, живых и разумных, чтобы адекватно отвечать на абсолютно новые для себя вызовы. Обилие среди них специалистов, интеллектуально и духовно развитых людей позволяет делать такие предположения. Постепенно добровольческие сообщества могут перейти к более серьезным задачам, вроде закрывающих технологий для устаревшей техносферы. Поступательно, не сразу, находя и впитывая в свою среду специалистов, движение могло бы научиться решать такие задачи. В пределе – это широкое движение инноваторов и технократов в самых разных областях, которые будут выдвигать и реализовывать собственные проектные предложения.

 

Сегодня в России существует множество самоорганизующихся сообществ, занимающихся проектами по улучшению окружающей реальности и не преследующих при этом корыстных целей. Это благотворительные, экологические, спортивные, образовательные, градостроительные, культурные и многие другие проекты. Эти сообщества способны не только разрабатывать проектные предложения, но и аккумулировать средства для их реализации. Существование многих таких проектов стало возможным благодаря Интернету. В сообществах, построенных на энтузиазме, взаимопомощи и самоорганизации рождаются предельно экономичные решения практических задач, так как члены таких сообществ обладают самыми разными ресурсами, и каждый может поделиться чем-то, что у него есть в избытке. Кто-то готов делиться своими знаниями и умениями, кто-то – полезными знакомствами, кто-то – деньгами, и все – свободным временем. Недостаток таких сообществ – в обособленности, незнании друг о друге. Знакомство и взаимопроникновение самоорганизующихся групп может привести к образованию новой оздоровленной общественной ткани.

Филипп Якубчук

 

Рейтинг статьи: 5


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru