Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Продолжая поиски себя

№ 34, тема Игра, рубрика Образ жизни

А я не знаю, какая я на самом деле. Честно. Кто меня знает – что там в моей голове. Кто-то может и знает, только не я.

 

В детстве я взяла книгу в библиотеке (ну никак не вспомню название и автора!) – английскую или американскую повесть, в ней было две сестры, которые выросли и разъехались по разным городам и писали друг другу письма. Старшая сестра была большая умница, образец для подражания, и, судя по всему, святая – она давала советы младшей, и младшая очень ее любила, во всем старалась слушаться, делилась своими трудностями и мыслями. И я читала-читала и думала: вот была бы у меня такая мудрая и добрая старшая сестра! Я просто обожала старшую вместе с младшей и часто рисовала их вместе… А потом, в конце книги выяснилось, что старшая сестра совсем не святая, а наоборот – и эгоистка, и лицемерка. Ей просто хотелось быть хорошей, нравилось нравиться всем, и было приятно, что ее все вокруг считали милой (ну, а кому не будет приятно?). Мне казалось, что меня обманули. Я больше никогда не брала эту книгу в библиотеке.

 

Потом я выросла и, вспоминая эту книгу, поняла: наоборот, автор, наверное, хотел показать – как много личин может быть у человека, и под маской доброго и чуткого может скрываться такой монстрище! И я с чистой совестью осудила старшую сестру. Как раз мне было шестнадцать, а в школе нас учили делить героев на положительных и отрицательных, и искать мораль в произведениях – «что хотел сказать автор?» Теперь мне двадцать пять, и я понимаю: «что хотел сказать автор» – неизвестно. А старшую сестру из повести я давно перестала осуждать, потому что она не отрицательный и не положительный герой – она немного несчастная, как и все мы, и очень похожа на меня. Потому что мне тоже хочется всем нравиться. Ну а что, если я эгоистка – мне надо честно демонстрировать свой эгоизм, чтоб люди знали, с кем имеют дело? Не обольщались чтоб?

Я не знаю, какая я на самом деле. Я хорошо играю в жизни и не очень хорошо – на сцене. Дома я могу играть хорошую, заботливую дочь, рядом со своим парнем – милую и кокетливую его девушку, с лучшей подругой – самую лучшую на свете подругу. Я закончила театральное училище и работаю в маленьком провинциальном театре, хотя подумываю со сцены уйти – не то чтобы наскучило… но что-то не то. Это работа, которая не приносит мне удовольствия, и я действительно на сцене не очень хорошо играю. Сама себе не верю. Да, зритель у нас невзыскательный, тем более что часто я играю в детских спектаклях. Но это не то. Или я слишком хорошо играю в жизни, и на сцену у меня уже не остается сил? Я могу сыграть перед парнем, что мне плохо или что я растеряна и не знаю, что делать дальше. Обычно это срабатывает, и он ни о чем не догадывается. Еще я часто сама играю роль жертвы почти неосознанно, и только когда начинаю манипулировать парнем, понимаю, что это так – игра началась. Что это? Игра или свойство женской натуры? Можно ли так делать, надо ли с этим бороться, и если надо – то как?

Я даже как-то на эту тему разговорилась с одной своей преподавательницей, которую люблю (как мне кажется) очень искренне. «Ты очень много думаешь, Вика, ну что ты, незачем так копаться в себе, оценишь все по результатам». Но я в глубине души с ней не согласилась. По каким результатам? А если будет уже поздно что-то делать, когда придут эти самые результаты?

Я и правда много думаю. Вы смотрели фильмы Ингмара Бергмана? Так много думать я стала после него. Это гений, и фильмы его, и актеры в них – гениальны. Они побуждают думать, смотря их, я привыкла копаться в себе и поняла, что результаты могут быть печальными, а время будет, увы, упущено. Посмотрите «Шепоты и крики», «Земляничную поляну» и «Сквозь мутное стекло». Там играют одни и те же актрисы. Может быть, Бергман их снимал постоянно, потому что они действительно Актрисы с большой буквы? Они так играют! Все до одной. Я бы так никогда не смогла сыграть на камеру. Потому что в жизни играть намного проще. Так что я отчасти согласна с шекспировской фразой: «Вся жизнь – театр, и люди в нем актеры». И, наверное, смысл жизни (по крайней мере, для меня) – встретить себя, понять, кто же ты на самом деле, и если ты себе не очень нравишься, что-то с этим делать. На это мне дана голова, и это одновременно мучительное и желанное состояние поиска себя и желание себя улучшить, усовершенствовать. Я сейчас четко понимаю, что, в общем, я человек довольно завистливый. Это я в себе разглядела. Я бы многое отдала, чтобы избавиться от этого качества, но ничего просто так, как в сказке, не получается, и мне приходится над собой трудиться. Не всегда, конечно, меня на это хватает, но изредка я все-таки беру себя за шкирку и путем неимоверных усилий делаю что-то наперекор своей зависти. Говорят, это работает.

…А может, и эта бедная старшая сестра тоже понимала, что она полна пороков, и пыталась изменить себя, упорно отвечая младшей на ее письма, утешала, давала мудрые советы и поддерживала. Может, для нее это вообще было подвигом, так как в принципе для нее такие проявления чувств были немыслимы?

У Тютчева есть хорошее стихотворение:

О вещая душа моя!

О сердце, полное тревоги,

О, как ты бьешься на пороге

Как бы двойного бытия!..

 

Так, ты жилица двух миров,

Твой день – болезненный и страстный,

Твой сон – пророчески-неясный,

Как откровение духов...

Тютчев, наверное, подразумевает под двумя мирами мир духовный и мир земной, но мне нравится думать, что человека раздирают два других мира – мир, в котором он играет, надевает маски, накладывает грим, примеряет наряды, и мир реальный, где пробиваются истинные душевные порывы и чувства.

Когда внезапно умерла моя любимая бабушка, первая мысль, совершенно неосознанная, у меня была: она же хотела на меня дачу подписать и не успела! Теперь я спокойно об этом пишу, хотя потом пришло осознание и даже шок: да что это со мной? Кто во мне так думает? Это же моя дорогая бабушка! А потом я успокоилась: что бы там ни было – лучше знать и понимать, что это во мне есть и надо с этим что-то делать. Гораздо хуже, как мне думается, жить, не задумываясь, что там у тебя внутри, а если это иногда и вылезает – такое уродское и мерзкое, можно сделать вид, что это случайность и ты вообще к этому никакого отношения не имеешь.

Как-то я участвовала в одной монстрации. Монстрация – это как демонстрация наоборот, с нелепыми и смешными лозунгами. У меня лозунг был: «Даешь жизнь без масок!». Все-таки, в маске жить намного проще, и она вроде бы даже как-то защищает. Но мне не хочется. И наверное, побудили меня к этому фильмы Бергмана и эта книжка, названия которой я не помню. Да, и конечно, Амели Нотомб и ее книга «Косметика врага». Книгу я прочитала за один присест, и теперь хочу посмотреть спектакль. Может, чему-то научусь?

Чем я буду заниматься, когда уйду со сцены? Планов полно, и пункт первый – продолжу поиски себя.

Виктория

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru