Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Храм как архетип русской архитектуры и пришелец из будущего


История русской архитектуры – это во многом история русских храмов. Притом что со временем храмы теряли свои доминирующие позиции в ансамблях русских городов, их значимость в городском пространстве во все времена не оставляет сомнений. Именно с храмов на Руси началась каменная архитектура. Среди деревянных построек, которые вплоть до недавнего времени доминировали в большин­стве русских городов, каменные храмы должны были выглядеть колоссами, пришельцами из нового технологического уклада, глашатаями будущего. Так оно и было на самом деле. Храмы древней Руси были средоточиями и проводниками передовых идей, эстетических достижений, физических, культурных и гуманитарных технологий своего времени. Именно через храмовое зодчество многие знания и умения попадали на Русь. В эпоху феодальной раздробленности размеры и богатство храмов свидетельствовали о статусе княжества. Это были жемчужины, на образование которых работало целое княжество. Храмы с прорывной для своего времени архитектурой формировали и открывали эпохи в архитектуре и общественном развитии. Таковы Вознесенская церковь в Коломенском или храмовый комплекс Новоиерусалимского монастыря.

Представление о храме как о доме Бога и народный характер веры в России делают храм сложным инструментом по настройке социума. Являясь единственным местом, где люди разных слоев могут оказаться на равных и где общество собирается регулярно в максимально полном составе, храм способен был оказывать мощное влияние на общество. Всё, что связано с храмом, сознание верующего склонно воспринимать как божественное, не подлежащее критике. Это позволяет поднимать планку эстетического восприятия, воспитывать вкусы тех, кто в ежедневной рутине не имеет для этого времени и сил. Стены древних храмов в самом прямом смысле образовывали неграмотных прихожан с помощью настенных росписей, древней формы инфографики.

Не случайно, например, церковная реформа патриарха Никона сопровождалась архитектурно-эстетическими экспериментами, результатом которых является в частности архитектура Новоиерусалимского монастыря. Многие исследователи сходятся во мнении, что Петровские преобразования были предвосхищены реформами Никона. Может быть, подобно тому как изменения в церковном укладе предвосхитили широкие реформы в обществе, «воцерковление» новой эстетики повлекло за собой глубокие изменения во всей русской архитектуре. Аналогичные закономерности можно обнаружить и в дальнейшем: от нарышкинского барокко до храмов русского модерна.

На семьдесят лет советской эпохи развитие культового зодчества в нашей стране было заморожено. Редкими примерами строительства храмов в советскую эпоху можно считать Никольский храм в поселке Каган Ташкентской епархии, перестроенный в 1967 году из жилого дома о. Павлом Адельгеймом, и Кафедральный собор в Ташкенте, существенно расширенный в 1958 году. Полностью новые храмы в городской среде не появлялись. Возможно, это стало одной из причин вырождения городской среды к концу советской эпохи. Жилая городская среда, созданная в последние ее десятилетия, обладает в большинстве случаев множеством серьезных недостатков. Из конструктора русской город­ской среды был изъят один элемент, и постепенно среда деградировала, упростившись до однообразных жилых ячеек. Как говорит в своих лекциях профессор Н. Л. Павлов, храмы пытались заменить клубами и театрами, но эта попытка не имела полного успеха. Утилитарные по своему назначению, эти объекты не смогли заменить храмы. Сегодня новыми градостроительными ориентирами для жилых районов стали торговые центры. Стремясь заполнить пустующую нишу градостроительных доминант в новых районах и избежать скучных коробок, торговые центры зачастую делают помпезными и претенциозными. Получаются своеобразные храмы потребления, которые всегда полны народа. Произошла десакрализация городского пространства.

При этом с начала 90-х годов строятся новые храмы. Храм Христа Спасителя стал первым масштабным строительным проектом новой России. Спорные черты и особенности этого проекта отразились во всей строительной эпохе 1990–2000-х. После 70-ти лет официального атеизма при 5% воцерковленных людей в стране, как уже бывало в русской истории, именно храм открывает новую строительную эпоху. Получается, храмовое зодчество и в наше время остается одним из краеугольных камней русской архитектуры.

Возможно, давно ожидаемые изменения в отечественной архитектуре должны начаться именно с церковного зодчества. Следует отделять незыблемые церковные каноны от развившейся вокруг них национальной традиции зодчества, которую мы вольны развивать на правах наследников. Подобно зодчим прошлых веков, важно ориентироваться не только на предшествующие образцы церквей, но и на идеальный образ храма, который частично можно обнаружить, например, в «Откровении» Иоанна Богослова. Древние зодчие воплощали свои идеальные представления о храме на пределе технических возможностей и мастерства, иногда даже переходя его. Об этом свидетельствует множество известных в истории случаев обрушения вновь построенных храмов. До привлечения к работе Аристотеля Фиораванти обрушился огромный для своего времени Успенский собор Московского Кремля. Вероятно, обладая технологиями XXI века, зодчие прошлых веков строили бы иначе. Поэтому и мы не можем удовлетвориться только повторением старинных образцов. Нужны глубокие концептуальные разработки, учитывающие современные технологические возможности, развитие богословской науки и возможности представления богословских концепций средствами современных архитектуры и технологии.

Начав создание нового архитектурного языка для культовой архитектуры, предложив светской архитектуре новые образы, Церковь способна вызвать серьезные сдвиги в обществе и стать в авангарде развития. Роль новатора не является чем-то новым для Церкви. Когда-то церковному сознанию приходилось осваивать архитектурный язык языческих базилик, приспосабливая их под нужды христианских храмов, богословски осмысливая. Новое слово может быть сказано и в восстановлении разрушенных храмов. Зачастую современная реставрация стирает историческое лицо храма, в руинированном состоянии он более выразителен и интересен. Нередко при реставрации храмов из лучших побуждений восстанавливается роскошь и блеск ушедшей имперской эпохи, что сильно диссонирует с изменившейся с имперских времен и привычной нам городской средой, городской одеждой, порождая убеждение в непомерном богатстве Церкви. Одним из подходов к реанимации древних памятников может стать минималистичное, аскетичное восстановление, при котором частичная руинированность сохраняется как неповторимая черта своеобразия здания и поучительное напоминание об эпохе гонений на Церковь. Такое решение отвечает современным тенденциям в архитектуре и дизайне. Современные общественные пространства создаются в помещениях бывших заводов и фабрик. В их интерьерах обнажена кирпичная кладка, конструкции и коммуникации, при этом необходимое дозированное вмешательство архитектора делает помещение не только удобным и функциональным, но и красивым. Подобный подход позволяет сэкономить огромные средства, которые могут быть использованы для социальных проектов Церкви или для создания новых, высокотехнологичных храмов новой эпохи. Сегодня мы как общество остро нуждаемся во все­стороннем обновлении, и новый образ храма может стать одним из важнейших его двигателей. Это вполне традиционный для России способ действия, когда необходим всесторонний рывок в будущее.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru