Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Со второй попытки

№ 51, тема Рубеж, рубрика Образ жизни

 

В условиях массового (если не сказать повального) высшего образования невольно задаешься вопросом: а зачем его надо получать? Явно не для приобретения профессии: большинство студентов и так работают параллельно с учебой, а по специальности после вуза устраиваются единицы. И раньше, и сейчас высшее образование рассматривается не столько как способ получения знаний и навыков, сколько как форма некой инициации, посвящения во взрослую жизнь. Должен быть диплом, остальное – ритуальные детали. И самый интригующий момент этого растянувшегося на несколько лет обряда, конечно, поступление.

Ох уж эти вступительные экзамены, о которых большинству моих одноклассников напоминали учителя и родители чуть ли не с первого класса. Да, времена сейчас, конечно, другие, да и поступление в вуз было другое: не было пресловутых трехбуквенных экзаменов, а были реальные испытания, у кого – одно письменное и три устных, у кого – два письменных и два устных, но количество – 4 – было неизменным. Начинался этот жаркий период (подчас в прямом смысле слова) с июля: первая проба – экзамены в МГУ, кто проваливался или не добирал баллов, в августе начинал штурмовать другие вершины. Поскольку я сразу была ориентирована на гуманитарные науки, выбор у меня был в те годы невелик, точнее, выбора не было (не то что сейчас): МГУ (страшновато), МГИМО (не тот статус) и педагогические: Ленинский (Государственный) и Крупской (Областной). Ко всему прочему, я не знала, чем бы в этой жизни заниматься; набор профессий остался почти неизменным с начальной школы: врач, физик (физиком был отец, да и все вокруг были физики в нашем академгородке), космонавт, геолог («Крепись, геолог, держись, геолог, ты ветру и солнцу брат», – пели мои родители на домашних застольях, но в палатках я не любила ночевать, да и тяжести тоже не по мне), учитель (ну уж точно не учитель, насмотрелась я на свою мамочку, да и натерпелась и от нее, и от всех учителей). Выбирала я не профессию, а, как говорится, область знаний: история или литература. Но история меня отпугнула количеством партийных съездов, которые я никак не могла отличить друг от друга. И вот так я оказалась перед дверями филологического факультета Государственного педагогического института им. В. И. Ленина, хотя я плохо понимала, что такое филология, да и литература для меня была механической суммой биографии писателя и набора довольно скучных произведений. Но я пошла сдавать экзамены, ведь все поступали, а я что? Хуже?

И не поступила.

Можете представить, каково мне было после моего провала встречать в нашем маленьком городке знакомых и отвечать на расспросы, куда я поступила: от стыда хотелось раствориться, превратиться в невидимку. К тому же, мои близкие друзья почти все успешно сдали вступительные и, соответственно, улетели от меня на другую планету под названием «институт», а я осталась позабыта-позаброшена. Все заняты: родители – на работу, дети – в школу, друзья… В общем, нет слов, да еще осень со своей тоской и опавшей листвой.

Но как мне нужен был этот год!!! Понять это я смогла, конечно, только намного позже. Обретя веру и открывая для себя подлинные законы бытия, я поняла, что по-другому со мной и не могло быть, ведь Господь ведет нас только теми путями, которые помогают нам обрести самих себя, и поэтому мне надо было поступить через год. И я стала тем, кем стала, и в том числе благодаря людям, которых встретила (мой сокурсник стал моим духовником), и благодаря тем знаниям, которые обрела с помощью тех же людей.

Но и этот «пропущенный» год был насыщенным, полным. Я съездила отдохнуть на море. Родители правильно поняли, что в первую очередь надо снять стресс. Потом помогла работа – настоящее лекарство: я устроилась руководителем театрального кружка. Детей в этот кружок собирала сама, и, что удивительно, они приходили и выполняли мои «режиссерские» установки; так я открыла в себе новый талант, а главное – любовь к театру, которая греет меня до сих пор и придает моей педагогической деятельности живое, непосредственное переживание тех литературных страниц, которые прочитываются на уроках. Помню свою первую премьеру «Ночь перед Рождеством», где мне удалось придумать мизансцену так, что зрители смеялись, к тому же детям нравилось играть, а мне нравилось с ними работать. Так незаметно я встала на педагогическую тропу. Конечно, всё это выглядело очень доморощенно, но зато как увлекательно! А еще были курсы в педагогическом. Не помню ни одного, как сейчас говорят, препода, а новых друзей не забыла. И общение с ними очень корректировало мою самооценку. Их отношение к литературе заставляло меня перечитывать то, что, мне казалось, я и так знала. И, что скрывать, поступая на филологический, я вообще не понимала и не ощущала прелести поэзии. Нет, я, конечно, могла неплохо прочитать наизусть не только Пушкина, а даже Левитанского, но что такое поэтический образ, как это прочитывать… – японский казался понятнее. И именно общение с моими будущими сокурсниками (многие с этих курсов поступили потом вместе со мной) по-настоящему открывало для меня эту бездну под названием «поэтический мир». В итоге уроки моего первого непоступления сработали, и эти вторые экзамены я запомнила до мельчайших подробностей: вопросы билетов, вопросы преподавателей, их реплики, их лица и, конечно, моих товарищей по несчастью.

У нас был самый интересный курс, очень яркие, талантливые, такие разные мои любимые сокурсники, – и фильмы, которые смотрели, и книги, которые читали мои новые друзья, и книги, которые они писали (мальчики были сплошь писатели, одно слово – филологи), – всё это и было настоящим филологическим образованием, образованием меня как личности. Всё это мне было даровано и осознано мною как дар благодаря этому пропущенному году. Конечно, поступать через год волнительнее и тревожнее, чем сразу, страх не оправдать ожидания близких холодит затылок. Но мне было даже интереснее: объем-то знаний хоть и чуть-чуть, но больше, появилась стратегия ответа на экзамене, а главное… ну не поступила бы, ну и что?! У нас была в одной группе Лариса из Минска, которая поступала к нам в пед пять раз и в итоге поступила; так она была для нас «профессором». Если мне один год так много дал, то она-то практически уже второе высшее получала.

Конечно, поступление – далеко не самый главный в жизни рубеж. И выбор супруга, и рождение детей посложнее будут. Но экзамены учат нас тому, что преодолеваем мы не какие-то внешние обстоятельства, а каждый раз самих себя.

Елена Талина

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru