Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Русский калибр


Отличительной чертой, свойственной русской науке и технике, является простота многих самых сложных инженерных решений. Простые решения составляют наиболее характерную особенность русской науки и инженерии, наиболее действенную и сильную их сторону. Они как нельзя более отвечают ясному русскому уму, но отнюдь не являются плодом легкой смекалки. Простые решения лежат у самых вершин опыта и знаний, и к ним ведет прежде всего смелая творческая мысль.

Простыми решениями труднейших задач прославили себя герои русских народных сказок. У кого не остался в памяти как вечный образец простого решения рассказ о крестьянине, убравшем камень с дороги? Камень мешал проезду. Многие брались убрать его, но требовали за работу больших денег. Одни предлагали его взорвать, другие – расколоть и свезти по частям. А случившийся в городе крестьянин взялся убрать камень за ничтожную плату и в очень короткий срок. Решил задачу он с замечательной простотой: вырыл возле камня огромную яму, вывез землю и без всяких усилий столкнул в яму камень.

Простые решения идут от древних русских специалистов-«розмыслов». Многое из того, что вошло в арсенал современной техники, было впервые применено в России, и лишь усердием фальсификаторов эти достижения относят к другим местам и другим временам.

Американские (да и многие российские!) историки техники до сих пор с восторгом расписывают событие, произошедшее в конгрессе США в 1798 году. Оружейный фабрикант Эли Уитни (Eli Whitney) принес тогда в зал конгресса десяток солдатских ружей. Ружья разобрали. Уитни смешал все детали, а затем, к удивлению присутствовавших, он вновь собрал весь десяток, беря для каждого ружья первые попавшиеся детали, в том числе и находившиеся ранее в других ружьях. Одноименные части были взаимозаменяемыми.

За полтора года Эли Уитни обещал произвести 4000 ружей абсолютно стандартных параметров. К нему рекой потекли казенные деньги, но в конце 1800 года, когда пришло время предъявить результаты, оказалось, что сделано очень мало. Чтобы избежать скандала, изобретатель пригласил заканчивавшего свой срок президента США Адамса и новоизбранного Джефферсона присутствовать на испытаниях его оружия. Демонстрация настолько впечатлила обоих государственных мужей, что финансирование было продлено, а Уитни вошел в историю как автор великого изобретения. Лишь полтора века спустя историки докопались, что в случае с ружьями он тогда сблефовал, обманул обоих президентов: на тот момент ему еще не удалось добиться взаимозаменяемости частей, для которой требовалась слишком высокая точность. Но на оружие денег не жалели нигде и никогда, так что в конце концов после новых и новых вливаний, Уитни справился

Создатель системы взаимозаменяемости деталей, без которой немыслимо машиностроение, действительно, достоин памяти. Но первенство принадлежит здесь совсем не Америке. За десятки лет до Уитни взаимозаменяемости в своих изделиях добились тульские оружейники. Причем способ, которым они пользовались, был гораздо более простым, дешевым и в то же время гораздо более совершенным и выгодным, чем метод Уитни. Последний добился взаимозаменяемости деталей самым примитивным способом. Кропотливо, вручную его мастера подгоняли готовые детали одного вида под размер детали-эталона. Для изготовления 10 000 ружей заводу Уитни понадобилось восемь лет!

Туляки работали по-другому. Детали изготовлялись без постоянной оглядки на образец. Взаимозаменяемость достигалась тем, что рабочий пользовался набором специальных мерительных инструментов – калибров. Каждый калибр был предназначен для изделия одного определенного размера. Для измерения диаметров стволов и других отверстий туляки пользовались цилиндрическими калибрами, похожими на пробки. Для контроля внешних размеров изделий применялись калибры, напоминающие скобы (теперь они называются шаблонами). Очертания детали, как правило, характеризуются несколькими размерами. Следовательно, для каждой детали рабочий имел набор соответствующих калибров. Пользуясь этим набором, он добивался того, что все одноименные детали выходили из его рук строго одинаковыми.

О применении калибров в России говорят уже документы начала XVIII века. Так, предписание, составленное по указанию Петра I в 1715 году для людей, занятых приемкой оружия, указывает: «На оружейных тульских и олонецких заводах делать драгунские фузеи и пистолеты калибром против присланных от Его Царского Величества медных образцов…» Другой документ 1761 года – указ министра графа Шувалова тульскому оружейному заводу – подтверждает: «На каждую оружейную вещь порознь мастерам иметь меры, или по заводскому обыкновению называемые лекалы, за заводским клеймом… аккуратные, по которым бы каждый с пропорцией каждую вещь при делании приводить мог, без того вещи одна с другою во всем точного равенства не имеют…»

Простой путь, избранный русскими оружейниками, был единственно правильным. Машиностроители всего мира и сейчас добиваются взаимозаменяемости деталей, не подгоняя их, как Уитни, одну к другой, а применяя единые калибры и шаблоны, то есть действуют по способу, впервые появившемуся на русском заводе. Кстати, первое в мире массовое поточное производство промышленных измерителей (так они теперь называются) самых разных уровней сложности также было организовано на заводе «Калибр» в 1932 году в Москве.

 

Андрей ЛАВРОВ

При подготовке текста использованы книги «Рассказы о русском первенстве» и «Русские инженеры».

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru