Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Не глядя

№ 11, тема Простота, рубрика Образ жизни

Честное слово, в лице ее не было ничего горького, страшного, отрешенного. Даже грустного ничего не было. Самое обычное девичье лицо: милое, чуть улыбающееся, пустоватое. Может быть, глаза… Впрочем, так пристально я ее не разглядывал.

– Ну, и о чем вы сами хотите рассказывать?

Спрашиваю так сразу, наученный горьким опытом. Неделю назад приходил парень, так он на вопрос «В каком месяце было восстание декабристов?» не смог ответить.

– Про Смутное время.

– Вот и хорошо. Давайте, начинайте.

– Смутное время началось в 1598 году. Оно делится на три периода. В первом периоде правил Борис Годунов. Во втором – государство начало распадаться. А в третьем – русский народ уже вел борьбу с открытой иностранной интервенцией…

Слушаю все это, рассеянно кивая. Бред, конечно, но пока правильный.

– Ну, и кто победил?

– В каком смысле?

– Ну, «русские люди боролись с иностранной интервенцией», и кто победил?

– Наши победили.

– А кто именно?

Молчание. Рядом рыжий бугай в свитере тоже молчит. Значит, и он ничего не знает. Кто их учил до меня?

– Простите, я не в вашей группе в прошлый раз спрашивал: кому стоит памятник на Красной площади?

– В нашей.

– И кому же?

– Я забыла.

– А вы?

– Этому, как его, князю Минину, – бугай отчаянно чешет затылок. – И князю Пожарскому.

Я великодушно опускаю детали:

– Молодцы, вспомнили!

А ведь студенты уже. Хотя и филологи.

– И что было дальше, девушка?

– Дальше началась новая борьба.

– С кем?!

– Ну, я не помню.

– Здесь даже помнить не нужно. Вы просто подумайте? В стране 15 лет беспорядки, голод, гражданская война, потом интервенция. Чья, кстати? Ладно, опустим этот вопрос. И вот Минин и Пожарский выгнали врагов из Москвы. Разве есть у них силы начать новую борьбу?

Молчит. Вертит в руках тетрадку.

– Ладно, отдохните пока. А вы, молодой человек, на какой вопрос хотите отвечать?

– На любой.

– Хорошо. Кто такой Александр Невский?

– По-моему, полководец.

– А еще?

– В его честь назвали реку Неву.

– Все было наоборот. О крещении Руси что вы помните?

– Русь крестил Владимир Мономах в 1988 году. Он загнал всех в реку и…

И все это без тени сомнения. Даже охота поправлять пропадает.

– В какую реку?

– В Днепр.

– Где это было?

– В Киеве.

– С кем воевал Петр I?

– Со шведами. Северная война длилась…

Чувствуя, что пора прекратить эту дурацкую викторину, названную кем-то «зачетом по истории Отечества», машу через стол рукой.

– Давайте зачетку.

– Сначала – допуск.

– Ах, да. Вы же пересдаете. Где расписываться?

– Здесь. Спасибо. До свидания.

– До свидания. Теперь вы.

Снова поворачиваюсь к девушке, испытывая приступ легкого раздражения.

– Что вы еще хорошо помните?

– Ничего. Я историю не очень люблю.

– Не очень?

– Совсем не люблю. Неинтересно.

А мне с тобой интересно?! Вот отправлю-ка я тебя…

Но какая-то неведомая сила одергивает меня, и я задаю новый, совсем уже странный вопрос.

– А читать-то вы любите?

– Смотря что.

– Да хоть «Войну и мир». Читали?

– В школе.

– О каких исторических событиях там идет речь?

– Я не помню сейчас.

– Вы ведь это сдавали летом на вступительных.

– С тех пор столько изменилось. Ну, в семейной жизни.

– Что, замуж вышли?

– Хуже.

– Развелись?

Молчит. Я недоверчиво оглядываю ее фигуру. Вроде не беременна. Да и первый курс все-таки, рано еще. Может, со стажем поступала, по направлению организации?

– А что вы вообще читали? Какой учебник?

– Никакой. Лекции.

Она по-прежнему вертит и мнет измусоленный картонный переплет.

– Можно вашу тетрадь?

– Да, пожалуйста. Она не моя.

– Ну, милая, это уж совсем никуда не годится. Вы дальше-то учиться будете?

– Да. Я все выучу.

– Что «все»?

– Ну... историю.

– А сейчас?

Молчит. Так бы и убил за это молчание. И ведь, главное, совсем не волнуется. Неужели ей все равно? Блатная она, что ли? Выгнать, и дело с концом. Пускай там, своими каналами…

– Послушайте, если я велю вам в счет нынешнего зачета прочитать пару лишних книг к лету, к экзамену, а потом вы мне отчитаетесь, вы согласны?

Кошмар какой-то! Как будто я прошу ее о чем-то важном для меня лично. А она еще раздумывает…

– Вы согласны?!

– Да. Спасибо. До свидания.

– Стойте. Куда вы? А зачет?

– Извините. Я забыла. Вот.

Она достает из сумочки зачетку, кладет ее на стол и снова начинает смотреть куда-то вдаль.

– А допуск?

– Что? А, это… Я его еще не получила.

– И когда думаете?

– Не знаю. Когда дадут.

– У вас же ведомость закроют на факультете. Вам до какого числа можно пересдавать?

– Не помню. Надо спросить.

– Вы… Вы вообще где живете?!

– Живу? На двадцатке если ехать…

Дура! Непроходимая дура!!! Зря пожалел, надо было гнать.

Я почти кричу:

– Да нет же, не адрес! Вы где живете: на земле или на небе?!

Она опять улыбается.

– А?.. Да с тех пор, как мама умерла, я почти на небе.

 

 

Через несколько минут она принесла допуск. Я молча подписал его и хотел посмотреть ей в глаза.

Но мне было страшно.

 

 Артём Ермаков

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru