Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Хакеры

№ 51, тема Рубеж, рубрика Кто такие...

Еще лет двадцать назад называться хакером было и модно, и престижно. Тогда этим словом называли человека, хорошо разбиравшегося в «железе» и программном обеспечении (ближайшим аналогом слова to hack, скорее всего, будет «врубаться»). Хакерами называли даже тех, кто защищал информацию от взломщиков («крекеров»). Чуть позже вокруг этих «бойцов невидимого фронта» был создан романтический ореол революционеров, наиболее ярко воплотившийся в фильме «Матрица».

Однако сегодня понятия «хакер» и «крекер» уже не различимы, и общественное сознание приравняло их в худшем случае к террористам, в лучшем – к любителям халявы на многочисленных торрент-страницах. И то, и то отчасти верно, но реальность, как это водится, сложнее.

Всех хакеров не описать, ведь компьютерный взлом – это всего лишь средство для достижения различных целей. Но одна идея, похоже, объединяет всех подобных умельцев – абсолютная ценность свободы. Отсюда анархизм большинства хакеров, с его отрицанием любых границ, национальных, корпоративных или частных. Любые попытки власти или бизнеса получить доступ к нашим страницам в соцсетях или ограничить свободу слова встречаются яростными контратаками. Такие молодцы, например, демонстрируют свою удаль взломом и блокированием государственных сайтов и любых других структур, которые сочтут тоталитарными.

Но случается и более сдержанное осознание темы свободы, а главное, легальные способы борьбы. Например, многочисленные партии пиратов никаких сайтов не взламывают, зато борются с авторским правом, ограничивающим, как они считают, свободу информации.

Есть, наконец, среди «хактивистов» и те, которые свято верят в либеральные идеалы свободы и частную собственность авторов никогда не тронут, зато с большим удовольствием взломают сайт какой-нибудь «империи зла» и выложат в сеть всё ее «грязное белье».

Словом, идейный стержень есть и у хакеров, вопрос только, какие цели они перед собой ставят. Ниже мы попытались разобраться в наиболее влиятельных современных группировках, которые не всегда тщательно выбирают средства, но иногда преследуют благородные цели. По крайней мере, так они сами считают.

Криптоанархисты – невидимый враг несправедливости

«Анонимус» – это своего рода легенда хакерского мира. В названии заложен главный смысл – у анонимусов нет лидера, нет иерархии и официального членства. Всё, что их объединяет, – это борьба за свободный интернет без цензуры и общий для всех символ – маска Гая Фокса образ, заимствованный из комикса «V – значит вендетта». Сам Гай Фокс в начале XVII века пытался взорвать королевский дворец, а в фильме схожий протагонист и его сотоварищи борются с тоталитарным строем. Кстати, косвенно о популярности этого движения говорит тот факт, что продажи маски и другой сувенирной продукции давно переплюнули футболки с портретом Че Гевары и лишь немного уступают по кассовым сборам Дарту Вейдеру.

Наиболее тоталитарной страной современного мира «Анонимус» считают Америку, которой достается от хакеров больше всего. ФБР и другие спецслужбы давно объявили их кибертеррористами, приравняв к Аль Кайде (которая, кстати, тоже не имеет официального членства), однако сами участники группы обвинений не принимают, считая, что их деятельность направлена не против граждан, а на их защиту.

Например, их возмущение вызвал законопроект американского Конгресса SOPA, который сильно ограничивал свободу слова и неприкосновенность личной информации в целях большей интернет-безопасности. Например, ФБР могли удалить любую страницу по первому подозрению. Та же Википедия тогда закрыла все страницы на один день в знак протеста. «Анонимус» же применили излюбленное средство – ddos-атаку (миллионы искусственно созданных пользователей с разных компьютеров одновременно заходят на сайт). В тот раз были заблокированы сайты крупнейших американских учреждений. В итоге SOPA был отложен в «долгий ящик». Таким же образом хакеры сражались с Пентагоном, энергетическими компаниями, движением НАШИ, правительствами Египта и Израиля и даже католической церковью.

Отсутствие какой-либо структуры делает «Анонимус» довольно аморфной организацией с очень широкой повесткой. Кого только не защищали компьютерные Робин Гуды всего мира: от угнетаемых израильтянами арабов до медведей на арктическом шельфе.

Однако далеко не все готовы признать благородство данной организации. Так, в 2010 году в качестве мести за блокировку счетов создателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа хактивисты заблокировали платежные системы PayPal, Visa и MasterCard, в результате чего пострадали не столько спецслужбы, сколько простые граждане. Комментируя это, один из спикеров движения процитировал его лозунг: «Мы – “Анонимус”. Мы – Легион. Мы не прощаем. Мы не забываем. Ждите нас». Так что ждите и бойтесь – быть может, следующей вскрытой страницей будет ваша. Повод найдется всегда.

WikiLeaks

Портал WikiLeaks в течение нескольких лет тероризирует дипломатов всего мира утечками из их секретной переписки. Их лидер, Джулиан Ассанж, долгое время считался врагом номер два после главного террориста Усамы Бен Ладена, а мир, например, узнал, что американцы расстреливали мирных жителей в Афганистане... На самом деле, досталось всем странам. О той же России американские дипломаты, похоже, знают больше, чем ее собственные политики и, тем более, граждане….

Из хакерских приборов WikiLeaks особо известен почтовый ящик-анонимизатор, на который любой человек мог до поры до времени написать, будучи уверенным в своей анонимности. Сам же Ассанж еще в юношестве «случайно» вскрыл систему защиты одного из департаментов ФБР, получив доступ ко всем их документам и паролям.

Цель Ассанжа, по его словам, «распространение знания в целом и знания, которое сегодня намеренно скрывается от людей, в частности», то есть, по сути, борьба со спецслужбами сильнейших держав во главе с США. «Если правительство обдумывает, стоит ли погубить тысячу человек ради спасения нации, то мы имеем право знать об этом. И о том, что оно в конце концов выберет. Просто не надо морочить нам голову».

Люди из WikiLeaks действительно пролили свет на некоторые темные места мировой политики, но и цена таких открытий была велика. Секретные документы содержали фамилии засекреченных агентов, которые погибли от рук исламистов, а нелицеприятные клички, которые давали американские дипломаты лидерам государств-партнеров, сильно охладили отношения с ними.

Пират в законе

Силами тех же анонимных бойцов был создан самый крупный торрент-сайт «Пиратская бухта» (thepiratebay). Это аналог российского rutracker, но в разы масштабнее. Как и подобает пиратской гавани, тут не бывает спокойно: создатели сайта отсидели в тюрьме за распространение контрафакта, а сайт неоднократно закрывали и блокировали власти разных стран. Дошло до того, что создатель портала предложил купить беспилотник для размещения сервера и пустить его в небо над нейтральными водами – мол, там судить будет некому. Правда, даже после поимки киберфлибустьеров их не всегда удается осудить, ведь, строго говоря, они ничего никому не раздают и потому авторских прав не нарушают, а лишь дают возможность это делать другим людям. Так что пираты не только выжили, но и обзавелись политическими союзниками: сначала в Швеции, а затем и других европейских странах возникли Партии пиратов. В Германии они даже умудрились отбить несколько мест в бундестаге, а два шведских пирата попали в Европейский парламент.

Кому-то может показаться, что пираты XXI века немногим отличаются от своих древних собратьев – грабители, и всё тут. Однако пираты-парламентарии так не считают. Например, Пиратская партия России (да, есть и такая) полагает, что авторское право можно и сохранить, но только на три года после создания, торрент-трекеры надо узаконить, а авторы должны иметь легальные способы заработка, но при этом «поощрять творческое использование результатов авторского труда». Их коллеги из Германии предложили легализовать торрент-проекты, а шведские флибустьеры защищают «свободный доступ к знаниям для всех», постепенную, но полную отмену патентов и авторских монополий.

Идея проста: не вы придумали, не вам и монополизировать. Ученые столетиями шли, скажем, к расшифровке ДНК, а тут какой-то жадный буржуй продает по сумасшедшим ценам препарат для лечения рака, потому что только он знает, как его делать! То же, в общем, и с фильмами, на которых Голливуд и так набил себе карманы дальше некуда. А что до маленьких групп и независимых режиссеров, то никто же не мешает им брать деньги за концерты и жить на добровольные вклады поклонников!

Кстати, многие считают, что за добровольной оплатой продуктов творчества будущее. Прочел книгу – и сам решаешь, сколько перечислить автору. В Европе есть даже рестораны, где платишь пропорционально гастрономическому восторгу, почему бы не распространить этот опыт? Благо, это постепенно уже и так происходит, причем в разных сферах.

В общем, долой капитализм, даешь экономику, основанную на доверии! Вот только часто получается как в советском анекдоте: рабочие делают вид, что работают, директора притворяются, что платят. Поэтому, наверное, большинство пиратов и довольствуются лишь протестными акциями в защиту Джулиана Ассанжа и piratebay. А в парламентах сидят совсем другие люди.

Хакинг как философия постмодерна

Словом, даже краткое знакомство с основными представителями хакерского мира показывает, что это всё давно не игрушки продвинутых подростков. Им под силу не только разорять компании, но и существенно влиять на политику крупнейших держав.

Остается один единственный вопрос – что добавляют хакеры в наш мир, и почему эти ребята окружены ореолом культурной значимости? Ответ кроется, с одной стороны, в самой структуре человеческого общества, которое состоит из границ и барьеров, с другой – в тех изменениях, которые произошли с обществом со времен частичного переселения в виртуальное пространство. 

Границы – это правила. Еще несколько десятилетий назад было два типа границ-правил – материальные и социальные. Стена средневекового замка или дверь в вашу квартиру – это материальная граница. Разница языков или гражданское право – это граница социальная. Более того, есть специальные профессионалы границ. В первом случае это строители и слесари-ключники, во втором – это переводчики и адвокаты. Они занимают очень важную социальную позицию – хотя в большинстве случаев характер работы этих людей обслуживающий, они носят сакральное знание – как, в случае чего, границу, которую они построили, сломать или перейти. Не говоря уж о том, что создатели структуры – пусть и те из них, кто выполнял в этом создании лишь подчиненную функцию – во все времена пользовались интуитивным человеческим уважением.

И вдруг всё смешивается. Появляется новая структура – уже не материальная, подчиняющаяся совсем другим законам. Это – виртуальный мир. Эта структура, как и любая другая, состоит из границ и стен, например, паролей. Но тут появляется каста новых профессионалов, которые могут как выстроить границу (специалисты по защите информации), так и сломать ее. Более того, этим регулярно занимаются, раз за разом показывая системную уязвимость виртуальных границ, которые, как, вроде бы, было обещано, будут крепче старых. Неудивительно, что эти профессионалы сразу же приобретают символический вес в обществе – новых Робинов Гудов, Бакуниных и Джеков Воробьев – людей, для которых нет границ, нет устоявшихся правил и нет монополий на смыслы. И чем дальше наша жизнь уходит в сеть, тем большее значение – практическое и символическое – будут иметь те, кто умеет свободно по ней передвигаться.

В заключение приведем несколько фраз из известного «манифеста хакера»:

«Теперь это наш мир… Мир электронов и переключателей, мир красоты бодов. Мы используем существующие системы, не платя за то, что могло быть дешевле грязи, если бы не управлялось грязными спекулянтами, и вы называете нас преступниками. Мы исследуем, и вы называете нас преступниками. Мы ищем знания… и вы называете нас преступниками. Мы существуем без цвета кожи, без национальности, без религиозных распрей… и вы называете нас преступниками. Вы строите атомные бомбы, вы развязываете войны, убиваете, жульничаете и лжете нам, пытаясь заставить нас поверить, что всё это – для нашего же блага, и мы всё еще преступники.

Да, я преступник. Мое преступление – любопытство. Мое преступление в том, что я сужу людей не по тому, как они выглядят, а по тому, что они говорят и думают. Мое преступление в том, что я намного умнее вас. Это то, что вы мне никогда не простите.

Я хакер. И это мой манифест. Вы можете остановить одного из нас, но вам не остановить нас всех… в конце концов, мы все одинаковы».

Константин Лёвушкин

 

Рейтинг статьи: 5


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru