Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Заволжский характер

№ 51, тема Рубеж, рубрика Путешествия

С приездом! Давайте знакомиться. Меня зовут Сергей Колычев, я буду Вас везде сопровождать, рассказывать и показывать, – встретил меня руководитель пресс-службы Бузулукской и Сорочинской епархии, по совместительству краевед.

На сегодня план действий такой: сейчас заселение в гостиницу, потом идем в театр. Надо поторопиться, спектакль уже начинается.

По пути из гостиницы отмечаю про себя стандартное расположение культурных мест: на главной площади непременный памятник Ленину у здания администрации, какое-то старинное здание, наверное, памятник архитектуры. Глаз привычно ищет церковь, но куполов не видно. Сергей угадывает вопрос.

Вот здесь, на месте этого развлекательного центра, стоял храм Петра и Павла. Он был первым открыт в конце войны. Но во время хрущевских гонений власти постановили разрушить церковь. Сотни людей, сменяя друг друга (а среди них были фронтовики), дежурили в храме, запирая на ночь двери. В одну из ночей милиция и комсомольцы ворвались в храм, силой выволокли оттуда людей, а само здание было разрушено. Позднее на этом месте построили кинотеатр.

Своего театра в Бузулуке нет, на гастролях труппа Бугурусланского драматического театра им. Н. В. Гоголя, которому, между прочим, более 110 лет. Мы подходим к Дому культуры с красноречивым названием «Машиностроитель». Я готовлюсь увидеть отвалившуюся штукатурку, слой пыли на окнах и плохое освещение. Ничего подобного! Внутри свежий ремонт, симпатичные шторы и все признаки нормальной жизни и функционирования.

В гардеробе вещи у нас не приняли – прохладно. Проходим к дверям. Я рыскаю по карманам в поисках удостоверения, но никакого билетера нет и в помине. Зал наполовину полон или наполовину пуст. На сцене постановка пьесы «Юстнина», которую написала Хелла Мария Вуоллийоки. Совершенно непонятно, почему на Урале ставят финскую коммунистическую писательницу. Но зрители принимают! Страсти разыгрались совсем не нордического характера. И вдруг, в какой-то напряженный момент, из зала несколько взрослых голосов подсказывают главному герою: «Беги отсюда!» Вот это искренность!

После спектакля у меня получилось поговорить с труппой. Оказывается, спектакль поставил режиссер Валерий Бурматов, сам он говорил мало, а всё подталкивал вперед молодых артистов из театральной школы-студии при Дворце детского творчества города Бугуруслана – Александра Ходжаева и Катю Филиппову.

Спрашиваю у исполнительницы главной роли, Оксаны Мироновой-Крыловой: «Многие приезжают в Москву, Санкт-Петербург, в признанные столичные театры. Вы к этому стремитесь?» Кажется, вопрос Оксане не нравится, она снисходительно на меня смотрит.

Ну, не всем же играть в Москве. Там и так много всего. Мое место здесь! Я не могу и не хочу никуда уезжать. Поучиться, посмотреть публику – да, но насовсем – никогда! Мои родители здесь, мой зритель здесь, и я тоже здесь всем своим сознанием!

Холодный и пустой зрительный зал, и только маленькая группа артистов вокруг меня, и все говорят: приезжайте в Бугуруслан, там у нас свой зритель. А вы заметили, как люди смотрели? А реплики слышали? Правда, здорово?

И для меня вдруг в этих однодневных гастролях маленького театра проявляется смысл происходящего. Жизнь идет своим чередом без оглядки на центры, без нездорового стремления к столицам. И пусть масштабы невелики, но театральный фестиваль, в рамках которого проходили гастроли, наполнил событиями жизнь города, дал новые эмоции и впечатления, принес культурное разнообразие. Может, правда, для таких случаев и финская проза подходит?

Из театра мы выходим уже в темноту. Сергей, как классический экскурсовод говорит: посмотрите направо, посмотрите налево…

Многие здания обветшали, если и реконструируются, то с помощью современных строительных материалов. Вот, смотрите какой ужас – пластиковые окна в доме с таким богатым деревянным декором. А тут вообще сайдинг в орнаментированном каменном фасаде! Но ничего, ситуация постепенно меняется, – оживляется мой провожатый. – В городе есть группа активистов, которая следит за всеми стройками города. А общественность у нас бдительная! А что ты удивляешься, всем же хочется в красивом городе жить…Ты видишь? Это модерн!

Честно сказать, я уже почти ничего не вижу, ведь на весь Бузулук, кажется, всего три фонаря, и все рядом с Лениным. Я же занимаюсь тем, что разглядываю дорогу и завидую местным обладателям резиновых сапог. По пути мы то и дело здороваемся, Сергей очень вежлив, всем меня представляет. Уже через 20 минут прогулки у меня ощущение, что я знакома со всем городом лично. Наконец мы заходим поужинать.

Голод

Взяв в руки меню, громко констатирую свое состояние: как из голодного края! Обычно эта фраза вызывает улыбку. Но только не в Бузулуке. Все слышали выражение «голодающее Поволжье»? Так вот, Бузулук был как раз центром этой трагедии. Тотальное вымирание населения от голода и болезней приняло здесь масштаб гуманитарной катастрофы.

Тогда только что закончилась Первая мировая война. А это значит, что с 1914 года поля обрабатывались малыми женскими силами. Периодически происходили военные стычки между уходящими на Восток белыми и догоняющими красными. Началась политика продразверстки, когда у крестьян под страхом расстрела забирали посевное зерно.

Вот выписка из доклада губернского инструктора Зворыкина А. А. от 15 февраля 1922 года: «Населением съедено всё, что только можно съесть: кора деревьев, солома с крыш, тряпье, какое скапливалось годами, все суррогаты до катуна включительно. Собирают лошадиный кал и в свежем виде перерабатывают его в пищу».

Колледж

В храме святой мученицы Татианы немноголюдно, хоть он и находится на территории Бузулукского финансово-экономического колледжа.

Сергей мне рассказывает, что вот этот храм – уменьшенная в три раза копия собора Александра Невского, что в селе Александровка Оренбургской области. Оказывается, бывший директор колледжа, а теперь почетный гражданин города Алексей Потемкин родом из тех мест. Вдохновившись красотой дореволюционной церкви, решил взять архитектурный проект за образец. Заручился поддержкой преподавателей и сам нашел деньги на строительство храма. Говорят, что хотя человек он не очень верующий, признает, что для правильного воспитания нужны идеалы. Ну, вот в этом весь Бузулук: строить, так не абы что, а непременно в историческом контексте. Не абы где, а в самом молодежном месте – для развития духовного воспитания.

Отец Андрей Фомин, настоятель храма:

Студенты здесь скорее не прихожане, а захожане во время сессии. Хотя некоторые плоды уже есть. Храм открыт всего два года, но за это время из числа студентов появились певчие и пономарь. Для меня вехой в образовании прихода явилось то, что люди не переходили из храма в храм, а стали впервые в жизни участвовать в таинствах, приходить на исповедь.

На храм выходят окна новеньких, только что отстроенных и даже еще не заселенных общежитий: одно мужское и три женских. Именно так распределяются места: девочек втрое больше.

Колледж – очень значимое для всего Западного Оренбуржья и соседних районов Самарской области учебное заведение. Из окрестных сел и мелких городков сюда стягивается молодежь в надежде устроить свою жизнь благодаря образованию. Поэтому колледж – символ мечты, а новые, современные постройки, как бы говорят: «Приходи к нам, и у тебя всё получится!»

Я попала как раз на день открытых дверей этого учебного заведения.

Одну традицию, заведенную тут, я бы рекомендовала взять на вооружение всем учебным заведениям страны. Суть ее сводится к тому, что на мероприятие приглашаются выпускники разных лет, и у каждого есть возможность взять слово.

И вот к микрофону выходят… люди из администрации города. Каждый – в двух словах о себе: год выпуска, факультет, а дальше – в каких специалистах нуждается администрация. Потом выходят бизнесмены. Приводят статистику зарплат по городу в разных сферах. Они, выпускники, смогли достичь многого, зарплата у них высокая. Вы этого хотите? Ребята, всё достижимо, не надо лениться!

Рядом со мной сидят девчонки и слушают с открытыми ртами. Это не истории из глянцевых журналов. Для них это живая легенда, пример, навигатор. Все друг друга знают, ну, или наслышаны об успехах, поэтому доверие личному примеру максимальное.

Я так и не разобралась, это реклама альма-матер или предложение работы. Но именно эти выступления обсуждались в рядах абитуриентов. Лучший способ научить кого-то – самому подать пример. Тоже совершенно в духе бузулучан.

Мы идем через музей колледжа. Тут и картины местных художников, и предметы быта последних ста лет, принесенные студентами. Слышу комментарий Сергея откуда-то из-за стеллажа: «Коллекция здесь под стать краеведческому музею».

Теперь мне предстоит встреча с читателями журнала. Меня охватывает легкий трепет. Я понимаю, насколько Москва, действительно, оторвана от реальной жизни страны. Я боюсь не найти общих точек. Но меня ожидает приятное удивление: «Наследник» в колледже знают и любят, преподаватели используют наши публикации в подготовке к лекциям.

Студенты долго стесняются говорить при директоре. Хотя я, находясь в непосредственной близости к Татьяне Александровне, почувствовала ее кипучую энергию и желание входить во все подробности студенческой жизни. Мне вдруг взгрустнулось, что таких женщин-руководителей встречается мало, что я не училась у такого человека. Мне было приятно находится в созданной ею атмосфере созидания. Как же им повезло, БФЭКовцам!

Бор

Оказывается, под сосновым бором находится нефтяное месторождение, которое и является главной опасностью для уникального леса. После многолетней борьбы в 2007 году бору был присвоен статус национального парка.

Для населения Оренбургской области факт создания национального парка на фоне сложившейся экологической ситуации во многих городах и районах Оренбуржья определенной победой. Однако нефтяники всё равно туда стремятся.

Как предполагают ученые, если бор исчезнет, последствия будут превосходить масштабы экологической катастрофы в Средней Азии в связи с исчезновением Аральского моря. Статус национального парка, который имеет Бузулукский бор, недостаточен для его сохранения. Чтобы спасти легкие Оренбуржья, жители области выдвинули бор на Всероссийский конкурс «Россия-10». Поможем им?1

Школа

Отправиляемся в Иоанно-Богословскую школу Бузулука. Она была основана 14 лет назад местным благочинным и протоиереем Леонидом Антиповым – нынче епископ Бузулукский и Сорочинский Алексий.

В классе собрались не только старшеклассники, но и выпускники. Беседуем весело. Оказывается, учащихся всего 50 человек. А заявки в школу поступили еще от ста желающих! И это при том, что школа только до 9-го класса. Я опять удивляюсь. Оказывается, далеко не все школы имеют 11-летнее обучение! В городе из 12 школ – 4 «основных» (9-летних), не считая этой, православной.

И вновь говорим об… экологии! Рассказывают, какой прекрасный у них Бузулукский бор.

Я с улыбкой слушаю: неужели тут так модно следовать за «зелеными»? Но потом выхожу из оцепенения. Ведь только для меня это «какой-то лес», а для жителей города – предмет гордости, уникальное явление, сосновый остров среди степей, его ученые изучают больше двухсот лет.

И опять непонятно, откуда такая сознательность у подростков? Преемственность поколений, национальная черта?

Жители

Вообще, в Бузулуке очень гордятся своими. У меня и 15-ти минут не проходило без комментария Сергея, какие прекрасные у них жители, как много добились. «А что же, вы и Олимпийских призеров наших не знаете?» – и смотрит с укоризной.

Прогуливаясь по улицам, мы доходим до дома епископа Бузулукского и Сорочинского Алексия (епархия совсем молодая, была учреждена в 2011 году). Заходим по приглашению на обед. И, за рисовым супом, беседуем.

Владыка, в чем трудности управления новой епархией?

Трудность одна – в пропасти между тем, что хочется сделать, и тем, что уже исполнено.

А какие есть конкретные проблемы?

Пожалуй, загвоздка в том, что нет помещений. Сегодня после службы я объявил об открытии воскресной школы для взрослых. А где разместить людей? Да, будут заниматься прямо в Никольском кафедральный соборе.

Нужно многое сделать: восстанавливать и строить храмы, заниматься просветительской деятельностью. А то спрашиваю сегодня у прихожан: сколько книг в Библии? Молчание в ответ…

Главная напасть в том, что село умирает. Из моего села (я местный) в 1500 человек было 800 школьников. А теперь там жителей почти не осталось.

А чего лично Вам на новой должности не хватает? – задаю я провокационный вопрос.

Очень скучаю по службам. Сейчас административная работа отнимает много времени. Но вот отслужишь, и дух парит!

Владыка благословляет на дальнейшую работу. Откланиваемся и опять идем по улицам. Теперь и я вижу – дома в стиле модерн, но из дерева! В России таких не так уж много, а тут несколько улиц. Только мало кто об этом знает.

Вот стоят многоэтажные корпуса больницы. В построенный в 2007 году онкоцентр направляют больных со всего Западного Оренбуржья. Я раздумываю, насколько правильно строить центр в таком небольшом городе. Сергей, тем временем, рассказывает, что онкоцентр, увы, насущная потребность. Дело в военных учениях с применением атомной бомбы, которые проходили здесь 60 лет назад.

Наконец меня провожают на вокзал, в подарок редакции везу целый бочонок меду. Мне не хочется покидать это маленький потрясающий город. Я уже привыкла со всеми здороваться. Я уже привыкла, что, сказав «сделаю», точно сделают, можно не перепроверять. Я уже привыкла к упрямству местных жителей и привычке отвечать на вопрос, который я еще не задала. Я уже заранее знаю, что в Москве мне будет не хватать этих волевых и спокойных людей, которые умеют организовывать свою жизнь.

 

Александрина Маланина

Были использованы материалы Валентины Сувориной, Анастасии Бажуткиной, Сергея Колычева под неусыпным контролем еще 15-ти бузулучан.


 

1 Проголосовать можно на сайте http://10russia.ru/sights/7/1748.

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru