Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Почтовый ящик

№ 49, тема Цель, рубрика Вопрос в редакцию

Добрый день, уважаемая редакция!

На одном из концертов мне довелось услышать хор Сретенского монастыря. Чудесные голоса, прекрасное исполнение русских песен. Но главное – сами хористы! Красавцы, все как на подбор: плечистые, статные! Каждый из них – мечта девушек и одиноких женщин. Однако вместо жизни в миру эти молодые мужчины выбрали безбрачие.

Но правильно ли это, особенно в нашей стране, где женщин больше на десять с половиной миллионов?! У нас в Москве очень много приезжих из Азии, мусульман, и вот уже власти заявляют, что будут строить для них мечети. Мне, честно скажу, не нравится нашествие иноверцев. И вот в этой непростой ситуации здоровые молодые мужчины православного вероисповедания, вместо того чтобы жить в миру и создавать образцовые многодетные семьи, уходят в монастырь!

В монастырь должен уходить человек немощный, отживший свое, для которого духовный труд – единственное, на что он способен. Обители нужны как утешение страждущим и нуждающимся. Еще в монастырь могут уходить женщины, поскольку при таком дефиците мужчин, как у нас (почти 1 миллион в местах заключения, много алкоголиков, наркоманов), очень непросто найти себе пару, выйти замуж по любви. Лучше посвятить жизнь Богу, если уж создать семью невозможно.

Но когда молодые, здоровые мужчины уходят в монастырь – это, на мой взгляд, трагическая ошибка или духовная слабость. Люди сознательно пресекают свой род, а значит, делают нашу Родину слабее. Это антипатриотично и неправильно. Настоящий мужчина, если он верит в Бога, должен оставаться в миру и нести свой крест – ответственность за семью и детей. Это гораздо тяжелее, чем находиться за крепостными монастырскими стенами.

Перед революцией 1917 года в Российской Империи было много монастырей, но вера не спасла страну от распада и хаоса. Прежде всего потому, что православный идеал не вошел в светскую жизнь, а православная семья воспринимались как меньшая ценность по сравнению с монастырским духовенством. Это стало одной из причин тяжелейшей духовной смуты.

Замечу еще, что безбрачие и особенно бездетность всячески культивируется революционерами (например, Эдуардом Лимоновым). Мотивация другая, но демографически это опять же нас ослабляет.

Возможно, мои аргументы не покажутся для вас серьезными. Но, честно говоря, почему в начале ХХI века мужчины должны уходить в монастырь, мне совершенно непонятно…

 

С уважением, Алина К.

Москва

 

 

Здравствуйте, уважаемая Алина!

Вопрос Ваш достаточно распространенный. И, с одной стороны, он радует, поскольку обнаруживает сердечную озабоченность, переживание за наше Отечество, за ситуацию в нем. Ведь то, что Вам не безразличны эти проблемы, и то, что есть у нас люди, желающие создавать крепкие семьи, дарить жизнь детям, сколько бы ни дал их Господь, означает, что еще есть будущее у нашего народа. Но с другой стороны, вопрос Ваш обнаруживает определенный пробел в понимании и знании духовной реальности, которая, наряду с реальностью внешней, во многом определяет всю нашу жизнь, знаем мы это или нет. Вы как бы априори утверждаете приоритет материального (в хорошем понимании его) над духовным, от которого и зависит всё глобально в материальном мире и в жизни людей, в частности. И как следствие такого понимания и расстановки приоритетов, Вы, говоря, что «в монастырь должен уходить человек немощный, отживший свое, для которого духовный труд – единственное, на что он способен», отводите монашеству место второстепенное относительно мирской жизни, которая для Вас видится единственно полноценной. И в этом, конечно, есть ошибка непонимания как самой жизни монаха, так и его роли для жизни мира и людей, в миру живущих.

Вопрос этот не нов, как я уже сказал. Такая же его постановка имела место и в древности, когда, в общем-то, и мужчин хватало, но вот верное понимание сути иночества, его роли для мира, также было не у всех христиан. Критика монашества как явления относительно бесполезного для созидания общественной жизни существовала всегда. В лучшем случае критики отводили инокам удел социального служения, и назначение монастыря виделось, как Вы и говорите, в «утешении страждущим и нуждающимся». А такое понимание – скорее, западное, присущее католическому религиозному сознанию, а не нашему – восточному, православному. На самом же деле, если сказать кратко, то молитвами монахов и стоит мир. Неоднократно Сам Бог открывал это святым отцам. Речь идет не о всех монахах, но о тех святых и праведниках из них, которые своей молитвой еще удерживают от полного разрушения этот мир. Все мы обязаны им этим. Но ведь не в немощах старости и ненужности миру причина их посвящения себя Богу! Они от юности последовали за Христом.

На мой взгляд, лучшим ответом по существу на Ваш вопрос могут послужить слова общеизвестного старца Паисия Афонского. Он наш современник, авторитет его, думаю, и для Вас велик.

Монах уходит в юности из мира не потому, что ненавидит мир, но потому что любит его. Этим способом он может больше помочь ему своей молитвой в делах, которые не могут совершиться благодаря человеческим усилиям, но только при Божественном вмешательстве. Так Бог спасает мир. Монах может помогать тоннами, а не килограммами. Великая миссия монаха серьезнее, чем дела человеколюбия. Ибо еще прежде чем стать монахом, он уже самого себя отдал Христу, и теперь, уже будучи чадом Божиим, он имеет часть в достоянии Бога, и всё, чего хочет, просит у своего Милостивого Отца. Многие миряне считают себя героями, подвизающимися в грешном обществе, а монахов «трусами», убегающими от мира, чтобы только спасти свою душу. Кроме того, они заявляют, что монах – это мертвая вещь, потому что у него нет детей и так далее. Но тех, у кого есть дети, я хотел бы спросить, помогли ли они своим детям приобрести рай, или оказали им только материальную поддержку? Монахи, заботящиеся о спасении душ человеческих, куда более любвеобильные отцы, чем отцы по плоти, и имеют больше детей, чем самый многодетный отец. Все создания Божии они считают своими детьми и братьями и с состраданием молятся, чтобы люди достигли своего истинного предназначения – близости к Богу. Так как некоторым нелегко понять, что монахи совершают в людях духовное возрождение, упомяну о том, как они способствуют даже телесному деторождению. Хотя сами они девственники, и помыслы их чисты, однако, имея дерзновение к Богу, разрешают неплодие многих матерей.

Возможно, Алина, Вас не очень утешит подобный ответ старца, а я бы сказал, Церкви Христовой в лице многих святых отцов, писавших и говоривших о том же. Но вот конкретно относительно статных и красивых сретенских хористов могу с радостью Вас утешить. Они не монахи, а миряне. Певчие монастыря живут именно такой благочестивой семейной жизнью, которой Вы им желаете. Просто они имеют благословение облачаться в подрясники на выступлениях – одежду, которую носят не только иноки, а и все священно- и церковнослужители, включая и мирян, состоящих в браке.

Иеромонах Иаков 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru