Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Когда не все дома (кинорецензия на к/ф "Домовой")

№ 25, тема Счастье, рубрика Культура

В мировой культуре есть один великий сюжет. Есть творческий человек, он делает свое дело хорошо, это знает и он сам, и люди, его окружающие. Он счастлив. Но что-то происходит, и он больше не может делать свое дело хорошо. Он мучается, и тогда ему приходят на помощь, но… отнюдь не светлые силы. 
 
Автор Василий ПИЧУГИН
 
Когда я в первый раз увидел название этой картины – «Домовой» (триллер) – мне все стало ясно: очередная мистическая дребедень в исполнении Хабенского и Машкова. Больше всего удручило, что режиссером этой картины стал Карен Оганесян. Его дебютная картина «Я остаюсь», где свою последнюю роль сыграл великий русский актер Андрей Краско, запомнилась многим. В картине  отсутствовала режиссерская заумь, но она давала возможность самым разным людям, верующим и неверующим, подумать о важнейших вопросах бытия, причем скучной эту картину назвать никак нельзя было.
Памятуя о первой картине, «Домового» я все-таки посмотрел и лишний раз сделал для себя вывод: не стоит доверять первому впечатлению, каким бы обоснованным оно ни казалось. 
 
Оганесяну удалось снять знаковый фильм отечественного кинематографа. И дело здесь не только в каких-то особых эстетических достоинствах картины. (А они, безусловно, есть: вроде бы фильм похож на своих собратьев по криминальному жанру – убийства, похищения, – а он совершенно другой, в нем совершенно особая интонация, что подчеркивали некоторые кинокритики). Просто фильм был создан в пространстве классической русской культуры, точнее, в пространстве Федора Михайловича Достоевского. На мой взгляд, именно этим и объясняется жанр картины – триллер. После просмотра я никак не мог понять, почему все же триллер, на триллер картина никак не тянет. Потом понял: снимать очередную криминальную драму в бесконечном потоке этих драм, не обращая никакого внимания на этот поток, – это действительно «ужас»! 
 
Казалось бы, какая русская культура? Какая классическая литература? Какой Достоевский? На дворе двадцать первый век, сплошной постмодерн: Лиотар, Деррида, Гоша Куценко и Ксюша Собчак. А Карену Оганесяну наплевать на этот гламурный постмодерн, пытающийся доказать из самых различных средств масс-медиа, что ничего другого, кроме него, нет. Оганесян существует в другом культурном измерении и очередной своей работой утверждает, что именно это измерение и есть реальность. А в этой реальности по-прежнему есть заповедь «не убий», за преступлением следует наказание, в ней по-прежнему существуют вопросы «кто виноват?» и «что делать?».
В этой реальности художник по-прежнему отвечает за свое творение. Художник может быть либо с Богом, либо с дьяволом, третьего не дано. 
В фильме показана классическая история: художник продает свою душу дьяволу, вернее, одному из его приспешников, мелкому бесу – Домовому. Антон Праченко (Хабенский), автор детективов, испытывающий кризис жанра (его работам не хватает драйва, они неинтересны читателям) становится свидетелем заказного убийства. Поэтому без особых сомнений принимает предложение киллера (Машков) самому попробовать совершить наемное убийство – «побыть немного в шкуре наемного убийцы». «Ведь все делают это» – многие писатели напяливают на себя шкуру своих персонажей, чтобы вжиться в своих героев и отразить их внутренний мир.
Очень быстро Антон входит во вкус, ему нравится стрелять по мишени, нравится таинственная атмосфера, окружающая наемного убийцу (убивать-то по-настоящему он не собирался). А дальше все просто, развязка классическая: дьявол вовлекает его в свои игры, убивает Домовой, а все улики – на Антоне (Домовой учил Антона стрелять – и понятно, чьи отпечатки пальцев остались на пистолете). Мало того, герой Машкова знает все слабые места Антона и на всякий случай напоминает: «Если что…, то с сыном может что-то случиться». Ну а в конце Антон становится пленником, прикованным к батарее в каком-то заброшенном доме.
 
Бумер
 
Кому много дано, с того много и спросится. Оганесян припер к стенке Антона Праченко с помощью Домового и следователя. Очередное заслуженное разоблачение гнилого интеллигента состоялось. Это наглядно видно в концовке. Следователь ставит вопросик писателю: «Ты понимаешь, что мальчишки возьмут из твоих книжек?» И после этого страшненького вопроса, после всех передряг «снова успешный» Антон получает от режиссера такой «Порше» (книжка о новых приключениях Домового хорошо пошла в народ), что сомнений насчет влияния на мальчишек и насчет того, кто стоит за этим влиянием, не возникает… 
Но образ Домового, созданный Оганесяном, припирает к стенке самого режиссера. Машков сыграл отлично – образ суперкиллера создан. «Убить-то ведь каждый сможет, а вот уйти…» – эта фраза – девиз Домового. Ведь он, по фильму, некий сверхколобок, который не только от дедушки и бабушки ушел, но и лису, собиравшуюся его съесть, – грохнул. Домовой не только убивает очередную жертву, но и своих заказчиков, после чего в очередной раз имитирует свою смерть с помощью бедного Антона Праченко. И в эту смерть в очередной раз верят правоохранительные органы. Таким суперкиллером не восхищаться нельзя, так что бумеранг улетел – зрители его видели, – но вернулся и попал точно в голову бросавшего…
 
Детали
 
В картине много ярких, запоминающихся деталей. Меня поразили образы следователей. Они совпали с моим опытом. Однажды я находился в районном отделении УВД и был потрясен увиденными лицами: с кем-то я без раздумий отправился бы в разведку, а с кем-то не хотел бы встретиться в темном переулке. Оганесян через лица двоих следователей передал тот мучительный выбор, который многие из нас делают в своей жизни.
Особое спасибо Оганесяну за приглашение Чулпан Хаматовой. Сама актриса признавалась, что когда она прочитала сценарий, то предложенная роль ее не вдохновила. Такой актрисе как Чулпан играть в фильме в общем-то нечего. Но Оганесян был настойчив, ему был нужен внутренний нерв Хаматовой. И именно этот нерв еще более усилил ту уникальную интонацию фильма, из-за которой эту картину невозможно спутать с тысячами современных кинокартин.

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru