Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Только этого стоит ждать

№ 25, тема Счастье, рубрика Образ жизни

Автор Наталья ЗЫРЯНОВА
 
Баба Настя. Ей уже сильно за восемьдесят. Она плохо слышит и ходит медленно, чуть согнувшись. Но десять лет назад она была молодой. Моя знакомая, переехавшая жить из Москвы в деревню, рассказывала, как они едва справлялись с большим хозяйством, – надо было вместе с мамой прокормить оставшихся без отца маленьких братьев. И баба Настя им помогала. 
Как-то летом гроза собралась. Срочно надо было убрать сено. Поехали на лошади на покос. Баба Настя велела девушке встать на телегу, а сама подхватила вилы и принялась забрасывать сено в телегу. Вика едва успевала его принимать. Справились быстро. Ведь баба Настя была еще молодая. Ей было только за семьдесят…  
Потом они снова вернулись в Москву. В деревню выбирались уже лишь летом. Баба Настя приглядывала за домом. Зимой по телефону им сообщили: было много снега, забор завалился – столбы подгнили. Весной приехали. Смотрят – забор стоит.  Только не на том месте, участок стал заметно обширнее. Столбы тоже стоят. Но новые. Кто починил забор?! Баба Настя. Она ведь была еще молодая. Только за семьдесят. Столбы ей помогли притащить на тракторе, а  вкапывала сама. Почему на новом месте? «Дак у вас же детки, а участок-то маленький!» 
На помощь она не скупилась, а благодарности мимо ушей пропускала.  От подарков отказывалась. «Как-то за помощь хотели отблагодарить конфетами. Знали, что не возьмет, привязали коробку к калитке.  Так она все лето этими конфетами наших же мальчишек и угощала! А еще как-то клубнику дали, – опять вспоминает Вика. – Она помогала картошку пропалывать, не знали, чем угостить, и мама собрала с грядки клубнику получше, да бабе Насте в руки насыпала. Та взяла. А пока шла по двору к калитке, всю до одной ягодки мальчишкам скормила – потихоньку, чтобы мама не видела…»
 
Баба Аня жила у озера. На склоне пригорка стояла ее изба. Избе было больше ста, бабе Ане – почти девяносто. Вокруг – еще несколько крепких столетних же северных изб, в них – несколько жителей.  Как и везде, летом деревня наполнялась приезжим гомоном, озеро – тихими всплесками весел и шумным плюханьем возле берега. На вершине пригорка стояла часовня. Она была старше и бабы Ани, и даже ее избы. Баба Аня не просто жила в одной деревне с часовней. Она была ее хранительницей. Ключ лежал у нее в потайном месте и выдавался не каждому. Священников тут не было семьдесят лет, все больше туристы – места-то красивые. Но баба Аня хранила. А когда приехали и священники – сразу двое, она, доставая ключ, на всякий случай спросила: «А вы ничего тут не накапустите?» – «Не накапустим!» Пообещали – впустила. Потом стояла на службе, крестясь и удивляясь, как слаженно и красиво поют приезжие: «Молодых робяток-то сколько!» Потом причащалась – кажется, в первый раз за семьдесят лет. 
Поздней осенью приехали снова. Озера еще не спрятались подо льдом, и когда моторка, урча и фыркая, пристала к берегу, мы увидели бабу Аню. Она быстро, почти бегом, семенила к озеру, неловко переставляя голые, в огромных кирзовых сапогах, ноги. Потом мы разглядели: сапоги одеты не на ту ногу, видно, спешила – она ведь хранительница. Подавшись вперед, решительно крикнула: «Кто?» Узнав, заулыбалась, позвала в дом. Запахивая на груди полушубок, накинутый прямо поверх халата, повела к избе. Покашливая, извинялась: «Вот, захворала чегой-то. Какой день лежу!» Трудно сказать, когда баба Аня успевала лежать, болеть, но в избе было чисто, натоплено, в печи стоял горшочек с топленым молоком, на столе – ватрушки (как будто гостей ждала!), овцы в количестве девяноста голов – накормлены, корова – подоена, и куры тоже не голодны. «Баба Аня, как же Вы управляетесь без помощников?!» Растерянно жмет плечами. Привыкла…
 
В этих же краях как-то летом мы из нашего туристического лагеря ходили на байдарке в деревню – за продуктами. Двинулись обратно, – поднялся ветер (конечно, встречный!). На озере ощутимо штормило. Полчаса уже активно гребем, – а все у берега. Наконец, – как будто оторвался невидимый якорь, – нас вынесло на середину потемневшего озера. До лагеря было еще грести и грести, когда на «встречной полосе» показалась моторка. Правил ей немолодой мужчина. А на покатом носу лодки с независимым видом восседала рыжеватая лайка. Она жмурилась от брызг и ветра, но только слегка, нас же не удостоила и мимолетным вниманием. Однако хозяин гордой животины оказался куда любезнее. Он неожиданно затормозил, заглушив мотор, и в наступившей относительной тишине спросил, куда направляемся. Услышав ответ, покачал головой и пригласил к себе в лодку. «Так нам же не по дороге!» – «Ничего, залезайте!» – «А байдарку куда?» – «На абордаж возьмем!» И взяли. Пустая и легкая, она болталась по правому борту, крепко привязанная веревками. А мы сидели в моторке, счастливые и независимые, не хуже некоторых. У берега хотели было заплатить за нашу нежданную радость, но мужчина вдруг так обиделся, что мы растерялись. «Сегодня я вам помог, завтра вы – мне». Но мы ведь туристы, – он это прекрасно знает! – и наше завтра начнется уже совсем в другом месте! А бензин-то мало того, что дорог, его тут еще днем с огнем не достать. Сколько он на нас литров потратил? Пока же он отвязывал байдарку, я бросилась к продуктовой палатке. А когда выскочила оттуда с охапкой гостинцев и побежала к берегу, то увидела, что наш благодетель, разгадав мое намерение, уже отчалил, и теперь на мелководье машет веслами с той же скоростью, что я бегу к озеру. Отплыв на безопасное расстояние, он, довольный, помахал нам рукой и завел двигатель. Пес для порядка рявкнул и снова обрел вид отрешенный и независимый.
 
Еще немало портретов можно было бы написать – подробно и мельком. Все эти (почему-то, в основном, немолодые уже) люди чем-то похожи на северные цветы: неброские, не кричащие, покорно склоняющие головки под чей-то неосторожный шаг, но невозможно красивые, если встать на колени и приглядеться. И когда приглядишься, то вдруг ясно увидишь, что, наверное, именно эти цветы и будут украшением сада Господня. Потому что все, чего они ждут, – это милости Божией. И не здесь, не сейчас, а там и потом.
 

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru