Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Римляне for sale


Интервью с Гиренком Ф. И.

Капитализм находится в кризисе. Виден ли выход?

В свое время неожиданно хорошую мысль сформулировал Саркози. Он сказал, что надо вернуться к доброму, натуральному капитализму.

Что такое «натуральный»? Продукт идет на рынок, там за него предлагается свой продукт или рабочая сила, а деньги всё это обслуживают. Но в XIX веке возникает спекулятивный капитал, то есть деньги, не связанные с движениями товара, их чуть больше, чем товара. Этот излишек должен тоже делать деньги, только делать иначе, без обращения к труду. Это и был последний этап натурального капитализма. А потом появляются еще и ценные бумаги, уже даже не деньги. Они осуществляют свои движения вне связи с потоком денег. Появляются бумаги третьего, четвертого порядка, и ценных бумаг становится так много, что мы уже физически не можем столько денег напечатать, чтобы перевести эти бумаги в деньги. Количество денег в свою очередь в сотни раз превышает количество товара. Ценные бумаги оторваны от денег, деньги оторваны от товара, в результате трудовое общество закончилось, труд ничего не определяет. О трудовом обществе сейчас и мечтают. Чтобы труд был социальной базисной структурой, чтобы как работаешь, так и получаешь, как работаешь, так и располагаешься в структуре социума. Существует тоска по этому состоянию.

Отсюда и выражение «невидимая рука рынка»?

Да, и все эти бумаги – фантом. Сейчас даже и бумаги не нужны, нолики просто переписывают виртуально из одного места в другое. Так вот за это «ничего нет» кто-то пока дает реальные продукты, нефть, газ. Вот мы напечатали триллион долларов, а сколько сотен лет Африка будет поставлять алмазы за эти фантики? Потому что у нас есть шестой американский флот, технологии, символы, за которые нужно платить. За всем этим стоит вовлеченность сознания.

Общество живет так, как оно думает о будущем, есть надежда у людей – одно общество, структурированное, нет надежды – кризис. Всё меняется от сознания. Прибыли как явления природы нет, это следствие включенности сознания в движение капитала. Ценная бумага – это просто бумага, а сознание – это ресурс, который делает бумагу ценной.

Но что противопоставить такому положению дел?

Есть правила, которые могли бы ограничить вовлечение сознания в движение капитала. Никто не спросил, согласен ли ты, чтобы твое сознание становилось товаром. Рост цен, прибыли – это мир странных явлений, порожденных вовлечением сознания в экономику. Мы еще не умеем жить здесь и не знаем, как вести себя. Мы вошли в бесконечный тупик под названием «погоня от одного знака к другому знаку». В этой погоне означающее не встречается с означаемым.

Означаемое – это малая группа товаров, которые можно сосчитать. Но сегодня я продаю не нефть, а свою возможность ее покупки, а он купил мою возможность и продает две возможности. Хотя нефть осталась той же самой, путем этих движений делаются триллионы долларов. Когда всё это совсем запутывается, собирается Двадцатка, но попытка даже ввести налог на трансакции вызвала бешеное сопротивление капитала. Но даже в голову никому не пришло поставить вопрос, что происходит с сознанием, вовлеченным в эти процессы. Все эти прибыли возможны благодаря вовлечению такого колоссального ресурса как сознание. Это мощнее, чем нефть и газ, оружие и наркотики.

А происходит с ним следующее: сознание становится клиповым, лоскутным. Информационные технологии – презентация лоскутного сознания. Но сознание создано не для участия в экономических процессах, а прежде всего для самоопределения, самоограничения, самовоздействия. Эта функция перекрыта. Почему Бога нет? Бог – это первичное самоограничение человека, самое главное. Бог есть – чего-то нельзя. Либо в мире Бога нет, и всё можно.

Чтобы что-то поменять в этой системе, надо вернуться к простым вещам, понять, что сознание нужно для самоограничения, а не для отражения мира. Это одновременно и самая сложная вещь. Какое самоограничение, когда абсолютная неопределенность? Нужно упрощение. Упрощение мира будет радикальным, будут гибнуть цивилизации. Были Европа и Америка, а теперь поднимаются Китай, Индия, Восток. А продукт конечен, на всех не хватит.

Существуют полумаргинальные практики, которые обходят денежную систему, некоторые люди начинают жить натуральным обменом, Герман Стерлигов предложил сделать через интернет всемирную биржу для бартерного обмена товаром. Такие вещи способны изменить ситуацию?

Да, есть кибуцы, люди переселяются на землю, но нужно быть реалистами. Сегодня власть принадлежит не Стерлигову, и нужно понимать, что когда люди из воздуха делают триллионы, как их укротить? Если на Западе даже на 10 процентов уровень жизни упадет, что будет? Посмотрите на Францию. Всё потому, что нет того, что создает человеческое в человеке – самоограничения. Без этого вообще нет людей, это обезьяны. Это смешно, реакционно, ретроградно, но это так. Без того, что называют Богом, ничего не будет.

Может, здесь есть шанс?

А к кому обращен пафос, к людям без Бога? У спекулятивного капитала нет Бога. В мире симуляций и симулякров нет Бога.

Как я уже говорил, должно произойти упрощение. Есть два способа рационализации мира и его упрощения – это торговля и война. Торговля ничего не даст, потому что они дают нам символы, а мы им – продукты. Всякая война – это упрощение, рациональный способ решения некоторых неопределенных задач. Когда мир запутывается, происходит война. Двух мировых войн за двадцатый век миру оказалось мало, народ ничего не понял. Масса нерешенных вопросов, уроки не извлечены.

Никто ничего не понимает, много сочинений мы получили, которые объясняют ситуацию? Нет. Где немецкая философия, американская, французская? Нету! Вы всё это легитимировали, французская философия открыла дорогу безудержному развитию капитала, так извольте теперь объяснить, что происходит.

А есть ли что-то, что помогает преодолеть такое состояние сознания?

Вера сплачивает. Чудо сплачивает. Оно делает сознание не клиповым. Для клипового сознания нет чудес! Надежда – великая вещь, она структурирует социум. Без надежды социум деградирует.

Возможно ли вообще думать о земном устроении на базе православных ценностей, или это в принципе противно православному миропониманию? Как соотносится православие и проектное мышление? Что мы можем предложить миру? Каковы могли бы быть в первом приближении черты альтернативного экономического уклада?

В основе проектного мышления лежит категория искусственного. В основе православного мышления лежит, на мой взгляд, категория естественного, органического. То, что сделано и делается, должно в любом случае иметь почтение к тому, что выросло. Капитал делается. Труд – органичен. Так что капитал должен иметь почтение к труду. Это мы и можем предложить миру. Главная черта нового экономического уклада – быть незаметным. Он должен не препятствовать человеку в попытках встретиться с самим собой и, следовательно, с Богом. При нем человек должен быть хозяином, а его хозяйство должно совпадать с миром подручного. Для нас альтернативный экономический уклад возможен, если удастся в экономике следовать не тому, что исчерпывается целью, а тому, что следует дальше целей.

 Беседовал Филипп Якубчук

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru