Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Как я превращалась

№ 48, тема Капитализм, рубрика Образ жизни

Я из семьи потомственных врачей. Мои родители учились в Москве, там и познакомились. Поэтому когда возник вопрос, куда пойти учиться на медика, я ответила: в Москву, конечно, куда же еще! В столице у меня не было родных, и снимать комнату мне помогали родители. Вспоминаю тяжелые студенческие времена, когда считала каждый рубль и денег ни на что вечно не было. Потом я пошла работать медсестрой. Зарплата была низкая – но всё-таки это были первые уже самостоятельно заработанные деньги. В тот период я узнала цену деньгам – как тяжело они даются.

Я всегда любила работу с детьми и училась на педиатра, и работать пошла в детское отделение. Я относилась к детям очень трепетно, ну как же – дети, да еще и больные. Особенно меня впечатляли серьезные заболевания, мне хотелось помочь всем, чем можно, ребенку и его родителям. Я-то сейчас уйду после дежурства домой, куплю мороженое и буду смотреть вечером телевизор и готовиться к семинару, а бедная мама останется в этих четырех стенах с больным малышом. В нашем отделении лежало много младенцев. Я помогала мамам их купать, а иногда и сама купала, одна – приноровилась и стала мам отпускать попить чаю или просто отдохнуть. Мамы благодарили меня, любили, дарили конфеты и шоколадки, спрашивали, когда мое следующее дежурство, и это было очень приятно. «Приятно» длилось до тех пор, пока медсестры из отделения не стали говорить за моей спиной, что я хочу выслужиться, быть самой-самой... Только одна медсестра сказала, махнув в мою сторону рукой: «Да она еще просто не наигралась в куклы, пускай купает!»

Я закончила университет, прошли годы ординатуры, и вот я – врач-неонатолог. Оказалось, что работы в Москве по моей специальности очень даже много, только не надо сидеть нога на ногу. И я стала работать на двух работах – в государственной больнице и в частной детской клинике. Мой юный возраст никого не смущал, мне доверяли, может быть потому, что я любила свою работу, искренне хотела помочь и даже сама звонила мамам по телефону, чтобы уточнить еще какие-то симптомы у ребенка, подобрать питание и правильное лечение. Меня рекомендовали мамы своим подругам. И у меня появились деньги. Реальные деньги. Не скажу, что это были большие суммы, но для меня они были значимыми. Я могла уже снимать квартиру. Скромную, но вполне удобную. Я съездила отдохнуть в Италию. Я пошла на курсы вождения. Я была удивительно счастлива и довольна собой. К курсам вождения я еще прибавила и курсы английского – пригодится! Мой день был расписан по минутам. Потому что это четкая закономерность в моем случае: больше работы, больше пациентов – больше денег.

Как-то меня отправили по вызову из клиники в коттедж на Рублевке. Младенец мучился от диатеза и проблем с кишечником. Мне удалось с этим справиться, и с мамой мы подружились. Она взяла мой номер телефона, звонила, что-то уточняла и платила уже мне, минуя клинику. Иногда она просто приглашала меня в гости и заодно «просто посмотреть дочку». И опять же платила по своей инициативе. Меня это радовало: «Ей деньги девать некуда, а для меня это работа», – размышляла я.

Постепенно работа в больнице стала меня напрягать. Зарплата там была маленькая, а родители все разные. Кто-то даже просто «спасибо, до свидания» не удосуживался сказать, исчезал с ребенком после выписки по-английски. Но это был мой стаж, и я терпела.

…Это был утренний обход, я «сдавала» пациентов моему коллеге и дежурной медсестре, мы обходили палаты, и я коротко отчитывалась по каждому ребенку.

– Барков, 2 недели, подозрение на…, блюет, не жрет, орет. Кормление через зонд…

Я подошла, чтобы развернуть ребенка и показать пупок коллеге.

Я была усталой, и голова у меня болела после суток, а предстояло еще ехать на платный вызов из клиники куда-то в Серебряный бор. Я развернула ребенка, дернув пеленку слишком резко, и Барков благополучно срыгнул всю свою смесь мне на руки.

– Ну вы аккуратней, Ольга Викторовна, – вырвалось у медсестры, и мне захотелось убить ее, потому что она была права. Этого ребенка мы выхаживали всем отделением, кормили через зонд, кололи церукал от срыгивания и лишний раз старались не трясти – чтобы всё благополучно переварил и набрал вес.

Я выпила таблетку от головной боли и поехала в этот Серебряный бор. Я так устала, так хотела спать, но я послушно улыбалась и отвечала на бесконечные вопросы мамы, сюсюкала с ребенком. Потому что они платили деньги. В тот вечер я заболела. Грипп дал мне возможность выдохнуть и подумать о том, что же со мной случилось. Как я превратилась из трепетной девочки не просто в стерву-циника «блюет-не жрет-орет», а еще и в какое-то двуличное существо. В больнице я одна, в платной клинике я другая. В одном месте я могу на маму и прикрикнуть, если она бред несет, в другом – терпеливо выслушиваю этот бред, улыбаюсь, мягко возражаю и объясняю в сотый раз, как и что. Потому что деньги. Раньше я любила всех детей, без разбора, а теперь я строго делю их на государственных и платных. Вот так начинается деградация личности. С малого. Но я и не робот, чтобы работать на износ в двух местах. Но деньги… А так ли уж важны мне эти деньги? Деньги – такое странное явление. Все знают, что их много не бывает, и чем больше – тем больше статей расхода. Моя зарплата росла и росла, а «лишних» денег не было. Я всегда находила статью расхода – на что они срочно нужны.

Я пересмотрела свои расходы, позвонила в клинику, строго определила для себя количество выездов. Перестала ходить в фитнес-клуб, потому что в принципе ходила я туда очень редко. Стала бегать около дома, даже более регулярно получается. В чем-то я умерила свои запросы и почувствовала себя снова человеком. Я стала учиться обходиться меньшим количеством денег, и это не такой уж плохой опыт, поверьте. Это сложно, но полезно. Во всяком случае, мне. Главное – не свалиться в то же самое снова, потому что соблазн денег велик. В связи с этим я всегда вспоминаю прекрасный фильм «Адвокат дьявола». Он очень отрезвляюще действует – такая притча о деньгах и славе.

 

Ольга, Москва

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru