Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Отпечаток (Нижегородские заметки)

№ 20, тема Сила, рубрика Родина

Марта невероятно гостеприимна. Мы впервые в жизни видим друг друга, а она усиленно приглашает меня в свое общежитие при медицинской академии: «У нас кровати широкие, я лягу с подругой, а тебе свою кровать уступлю. У нас хорошо, ты не думай…»

Гуляем по городу. Кремль, как и полагается, стоит на горе. Внизу – Волга. Застываю от неописуемой красоты. Солнечный теплый день, от воды веет прохладой. Молодые ребята и девушки раздают всем желающим георгиевские ленточки. Из динамика звучат военные песни.
Девочка лет пяти взбирается на танк и очень натурально подпевает: «На поле танки грохота-а-али, солдаты шли в последний бой…»

В лавке среди сувениров увидела компьютерную мышь, расписанную в городецкой традиции (Городец – это город в Нижегородской области, который славится своими художественными промыслами).
– А эту мышь можно подключать к компьютеру?
– У нас все мыши действующие.

Готовясь к поездке, я зашла на один молодежный форум, поискала в перечне городов Нижний Новгород и пользователей оттуда. Наудачу решила отправить на личный ящик письмо одной девушке. Мне ответили. И вот я в Нижнем. Вечером – встреча с форумчанкой Настей. Каждый раз переживаю удивительное чувство, когда встречаюсь с абсолютно незнакомым человеком, который не пожалел своего времени, откликнулся на просьбу и готов с тобой общаться и показывать город.

Сидим с Настей на лавочке с видом на Волгу и не можем наговориться – как будто вместе выросли и давно не виделись. Она сама быстро включается в работу и начинает мне усиленно помогать:
– Волгари нужны? Найдем! Кто еще? Я знаю такую интересную девушку…
Я с трудом успеваю записывать в блокнот.
 – Еще мне надо завтра добраться до Болдина, а послезавтра вернуться обратно и успеть посетить несколько объектов… да, и успеть на поезд!
Настя тут же принимается наводить справки о транспорте в Болдино.

Провожая меня в Болдино, Марта, несмотря на мои протесты, варит мне в дорогу макароны и курицу, сует в сумку вилку, салфетки, шоколад.

Ехать от Нижнего в Болдино без заезда в разные города – около трех с половиной часов. С заездами – около шести. Я ломаю голову: что мне делать? Утром, в десять, у меня важное интервью в Нижнем, а маршрутка, которая идет до Болдина кратким путем, уезжает в 10.40. Придется трястись шесть часов…
Чтобы еще раз убедиться, что выбора нет, звоню Юрию Александровичу Жулину – директору болдинского музея. Жалобно спрашиваю:
– Обратно-то я от вас уеду? У меня поезд…
– Отправим, не вопрос.
На следующее утро звонок – Юрий Александрович:
– Не волнуйтесь, я вам купил билет на два часа дня. В пять будете в Нижнем.
Даже слезы навернулись от такой заботы.

Еду в Болдино. Проезжаем Арзамас, Березовку, Красный Бор… Названия рек необычные – Пустырь, Патерга, Ильтма.
Все, заходящие в нашу маршрутку, первым делом здороваются.
Водитель – мужичок в кепке, с густыми усами – коротко спрашивает: «Билет есть?» (Два варианта: либо билет покупают в кассе, либо платят водителю).
Когда отвечают, что билет, положим, есть, – водитель не просит его предъявить. Верит на слово.

В Арзамасе стеной надвигается ливень, в Архангельском высыхают последние капли на стекле, в Шатках солнце уже совсем по-летнему пригревает и золотит кроны берез и сосен – дождя здесь не было и в помине. То ли время такое, то ли трасса – ни одной машины, с двух сторон – лес, высоченные сосны и ели. Проезжаем транспарант с изображением Серафима Саровского – «Место сие будет нам во спасение». Долго едем распаханными полями. Вдалеке виден трактор, за ним над бороздой кружат грачи. Я такое раньше видела только по телевизору, в репортажах из сельской местности. И все кажется удивительно бескрайним, как там у Есенина: «Не видать конца, ни края – только синь сосет глаза».

Я остаюсь в маршрутке одна – все вышли. Окрасив небо нежно-розовым, солнце расплавляется золотым над полями. Едем уже шесть с половиной часов – а вокруг только поля и леса. И надписи на указателях какие-то неутешительные – «Ужовка», «Кондрыкино». Я уже лежу на сиденьях.
– Ухайдакал я вас, девушка? – интересуется водитель.
– Куда вы меня завезли, господин Сусанин?
– Вам же в Большое Болдино?
– Мне в пушкинское Болдино.
– Ну. Куда вам там нужно? Я вас на автовокзал привезу.
– В гостиницу, которая рядом с универмагом. Это далеко от вокзала?
– Ясно. Привезу к парадному подъезду.

Утром резко похолодало. Кутаясь в плащ, подхожу к розовому зданию администрации музея. Меня уже ждут. Несколько минут смотрим по телевизору инаугурацию Президента, потом беседуем с Юрием Александровичем. Удивительно приветливый и веселый человек. Потом меня ведут в музей, везут во Львовку (деревня, входившая в состав пушкинского имения). Накормив обедом, Юрий Александрович отвозит меня прямо к автобусу на Нижний.

Встречает снова Марта, катаемся с ней по городу – отвозим на вокзал в камеру хранения мой багаж, ищем Интернет, встречаемся с респондентами. Попадаем в час пик, еле-еле втискиваемся в автобус. Рядом хохочут зажатые девушки-студентки из университета Лобачевского.
– Подержи мой пакет, Ань.
– У меня рука зажата.
– Это я зажала, сейчас я повернусь и освобожу…
– Поправь мне глаз. Левый.
– Я тут на одной ноге, подожди, не толкайся.
– А я вообще без ног.
Недолго стоим в пробке.

В каждом автобусе/трамвае – контролер. Заходит парень с печальным лицом. Контролер:
– Так, у вас что, молодой человек?
– Ничего.
– А зачем тогда заходить?
Парень загружается в поисках ответа на этот риторический вопрос.
Контролер качает головой и уходит в другой конец салона.
Представляю, что бы в московском автобусе с таким зайцем сделали.

Проезжаем один из заводов концерна «ГАЗ». Это, можно сказать, – гордость города. В девяностые Горьковский автозавод смог преодолеть кризис, наладив выпуск удобных полуторатонных грузовичков «ГАЗель» (их «на ура» приняли начинающие предприниматели). Сегодня «ГАЗели» – это и «Скорая помощь», и милиция, и маршрутки и передвижные лаборатории, и бортовые грузовики. Всего – уже более 200 модификаций и комплектаций. Вон, сверкая новеньким боком на солнце, из заводских ворот выезжает «ГАЗелька» – красота!

Из Интернета узнала, что в Нижнем Новгороде есть метро. Когда звонила в гостиницы и многочисленным респондентам договориться о встрече, задавала кодовый вопрос: «А какое рядом с вами метро?» Чаще всего ответ был: «Никакого». Однажды услышала объяснение: «Мы находимся в верхней части города, поэтому метро рядом с нами нет».
Город делится на верхнюю и нижнюю части. Метро – в нижней части, там же, где основное количество производственных предприятий.
Еду в автобусе из нижней части в верхнюю. Он действительно медленно карабкается в горку. Внизу остается живописный берег Волги.

Общежитие при медицинской академии. Сидим в гостях у будущего великого кардиохирурга Саши. Я торопливо его расспрашиваю, записываю на диктофон (времени мало), Марта мигрирует из комнаты в кухню со сковородкой, Саша отвечает на вопросы и одновременно заваривает чай. Говорим о дружбе, любви, Москве, Нижнем Новгороде, сессии, о лепестковых сердечных клапанах (у Саши есть мечта – создать особенный сердечный клапан, прорыв в кардиохирургии).
Сидим прямо на полу, на диванных подушках, перед нами – сковорода с гавайской смесью, рыбные консервы. Горит свеча – сплошная романтика. Почуяв запах тунца, появляется пиратского вида кот.
– Зовут Лео. Угадай, в честь кого, – предлагает Саша
– Наполеона? Леопольда?
– В честь Лео Бокерия.
Я начинаю гомерически хохотать. Бокерия – кардиохирург, нынешний директор Бакулевского института сердечно-сосудистой хирургии.
…Чем ближе время отъезда, тем меньше мне хочется возвращаться в Москву.

– Девушка, а вы-то что ищите?
– Интернет.
– Не тут ищите. Вы студентка академии?
– Студентка, – честно отвечаю я (не будем уточнять, какого вуза).
– Вот в тот корпус идите.
За десять минут пользования инетом у меня попросили три рубля.

Братья-волгари – Сергей и Леша – родились в Нижнем, детство же провели у бабушки – в маленькой волжской деревне.
- Как-то раз, - было нам лет по 12, - поплыли с брательником по Волге  – рыбу половить. Тут началась такая гроза! Пришлось пришвартоваться к островку, костер развели, ночевали под лодкой.  
- И не страшно было?
- Да нет. Мы всегда раздолбаями были…
Сейчас Леша - юрист, Сергей – директор по маркетингу.
– Кто здесь вырос, - добавляет Сергей, - у того душа такая же широкая, бескрайняя, как сама Волга. Эта река особенная, она накладывает свой отпечаток. Ну, если б ты подольше погостила тут, ты бы поняла, о чем я говорю.
– Кажется, я уже понимаю.

Настя, Марта, Наташа, Леша, Сергей, Саша.
Я видела их (как и они меня) впервые в жизни. Они показывали мне город, подвозили на машинах, носили мои сумки, одалживали батарейки для диктофона, провожали, встречали, кормили, беспокоились, искали мне нужных людей…
Спасибо вам. Я знаю теперь, что такое широкая – как Волга – душа.

 

 

автор Елена КОРОВИНА

 

Подъезжаю к Нижнему Новгороду. Как заклинание, твержу про себя адрес гостиницы: «Площадь Лядова, Пушкинский садик, около телецентра». Созваниваемся с Мартой, которая должна меня встретить.
– Ты хоть как выглядишь-то, опиши.
Марта описывает. Я, в свою очередь, принимаюсь подробно описывать себя.
Люди в вагоне начинают на меня коситься.

Рейтинг статьи: 5


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru