Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Выше справедливости

№ 13, тема Честь, рубрика Тема номера

– Это действительно очень серьезный вопрос, лежащий в области нравственного богословия, но он касается и историков. Если храбрость, смелость, верность своему государю, своему государству – это добродетели, присущие самым разным народам, то понятие «честь» – это понятие индоевропейское. На нем лежит отражение искаженных, забытых, но изначальных от сотворения мира добродетелей человека. Действительно, когда Господь спрашивает Каина: «Где брат твой Авель?» – Он обращается к чести. Как ты ответишь? Ведь Господь всеведущ и знает, что Каин уже убил Авеля, а тот не смеет ответить Ему правду. Это все укладывается уже в христианском мире в замечательную русскую пословицу «Единожды солгав, кто тебе поверит». «Я не могу поверить, что господин Иванов – нечестный человек. Я знаю, что он человек чести». Из понятия чести вырастает понятие героизма. Герой греческой трагедии во исполнение долга вступает в битву даже с богами, с роком и знает, что погибнет, но чувство долга выше. И это прекрасно. И греки смотрели трагедию и испытывали при этом нравственное очищение – катарсис. Они эстетизировали воинский подвиг. Но понятия чести, воинской красоты, доблести, долга были приняты христианами с самого начала. Есть пример преподобного Пахомия Великого. Он в молодости был легионером, и как-то его центурия маршировала куда-то и остановилась отдохнуть в селении. Его жители оказались очень добрыми и радушными. Вообще-то солдат принимали всегда хорошо, и что их было бояться в своей стране? Но эти были удивительно гостеприимными. И Пахомий спросил у центуриона, почему эти люди такие странные. Тот ответил, что они христиане и всех так принимают. И с этого момента Пахомий, хотя тогда еще долго было до его крещения, а тем более до монашества, – безусловно христианин. Но он не бросает легион, так как ничего постыдного в воинской службе нет, она – добродетель. Его воинская красота соприкоснулась с верой.

 

– Как бы Вы проиллюстрировали свое понимание пословицы «Береги платье снову, а честь – смолоду»?

– Когда в России погиб император Павел, циничный Наполеон Бонапарт сказал правду: «Они промахнулись по мне в Берлине, но попали в Петербурге». Но потом сам приказал арестовать в Бадене герцога Вьенского – монархиста, роялиста, сторонника Бурбонов, члена королевского дома. Жандармы привезли его во Францию, там его судили и расстреляли во дворе Венсенского замка. Баден не посмел возразить. Что такое Баден? Это только в наше время Эстония или Грузия – меньше Бадена, но дерзают спорить с Москвой. Тогда Баден молчал, но был великий император Александр I, который мог возразить Франции. И как же ужасно выпорол его Наполеон Бонапарт! Он написал ему следующее: «Если бы Вашему Величеству удалось обнаружить на территории Франции убийц Вашего отца императора Павла, я не стал бы препятствовать жандармам Вашего Величества». Этого до конца своих дней Александр не простил Наполеону, ведь убийцы его отца были в его свите. Вот от чего никогда не отвернешься, невозможно, честь не пускает.

 

– Что Вы можете сказать о проявлении чести офицерской, верности Государю в такой переломный момент для нашей страны, как гражданская война, как в этих условиях преломлялось понятие чести?

– Непреложно и непреклонно честь офицера, даже вассала, восходящую к Средневековью, явил генерал от кавалерии граф Федор Артурович Келлер (1857–1918). Он отказался присягать Временному правительству и вскоре после этого был убит революционными солдатами. Он мысли не допускал, что можно присягать дважды, что можно присягать разной власти. Честь одна. Тогда нашлось немного таких офицеров. Но они были русскими людьми, искренне православными, дисциплинированными. Они служили России. Трагически погиб граф Репнин при тиране Иване IV, отказавшись надеть на себя маскарадную одежду по той же причине: «Я с честью не шучу». Мы отдаем честь, правильнее, конечно, сказать «отдаем салют», но есть понятие «отдание чести». Это не значит, что ты кому-то отдаешь честь, – ты свидетельствуешь честь. Честь неделима, она с тобой.

 

– Если люди говорят: «Сердце – Родине, душа – Богу, честь – никому», – то очень часто отстаивание чести становилось причиной многих кровавых исходов в истории. Где пролегает тонкая грань, которая для христианина должна отделять безоговорочное следование чести и следование христианским принципам, вступают ли они в конфликт?

– Они не могут не вступать в конфликт. Господь велел молиться о врагах своих, а просто честный воин должен милосердно их добить. Но, с другой стороны, история индоевропейской традиции и христианства насчитывает 2000 лет, и за это время выяснилось, что многое может совпадать. Не обесчестить женщину – и христианская добродетель, и поступок чести. «Жизнь государю, а честь никому» – тоже. Почему христианская? Очень просто. Потому что только ты сам дашь ответ на Страшном суде. Ни твоя служба государю, никто за тебя, только ты сам. Но при этом есть доведение концепции чести до идиотизма: «Вы задели меня плащом – пусть нас рассудит шпага!» Это вытекает из концепции чести, но безумно глупо и не соответствует христианским добродетелям.

 

– Это когда задеты какие-то формальные внешние стороны. А как быть, когда человек предал?

– Предательство – абсолютное зло. Даже в Синайских заповедях есть заповедь «Не убий», есть заповедь «Не укради», но нет заповеди «Не предавай», потому что это в природе человека. Омерзительнее предательства ничего нет. Предательство запредельно, оно лежит в самой сущности первородного греха, потому что сатана совершил предательство.

 

– То есть честь, следование чести, уживается в человеке с верой, только если не переходит здравого смысла, и каждый раз следование законам чести обосновано ситуацией?

– Никакого рационализма и даже здравого смысла в вопросах чести нет. Есть только совесть, а она выше. «Я могу тебя убить, но не убиваю из христианского милосердия, потому что я христианин. Ты совершил то, за что я могу тебя убить, и судья не будет вменять в вину мое преступление, потому что я честно всем скажу, что ты совершил то-то и то-то – и я тебя убил». Но архиепископ Иоанн Сан-Францисский сказал: «Справедливо быть выше справедливости».

смыслБеседовала Ирина ПШЕНИЧНИКОВА

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru