Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Если по-честному

№ 13, тема Честь, рубрика Тема номера

Российская так называемая элита, самозабвенно строившая капитализм «в одной отдельно взятой стране», вдруг одумалась. Урок Остапа Бендера, «честно заработавшего миллион», но ограбленного при переходе советско-румынской границы иностранными пограничниками, наконец-то был усвоен: миллионерами и миллиардерами наши предприниматели могут быть только на собственной земле. На Западе со своими деньгами они никому не нужны. Вернее, их деньги-то, конечно, нужны, а вот они сами – нет. Резонный вопрос: а как же Абрамович? Во-первых, товарищ имеет правильную национальность для мировой экономики, во-вторых – правильное хобби: футбол любит. Еще в фильме «Антикиллер-2» нам разъяснили: главное – сохранять и преумножать бандитский «общак». Поэтому сразу при переходе границы понимающий Абрамович сделал правильное вложение в мировой «общак» - международную систему развлечений: футбольный клуб «Челси». Остальные могут только завидовать.

Усвоенный урок привел «элиту» к выводу: придется жить среди аборигенов. Деньги надо вкладывать в Россию. Вывод совпал с уникальным взлетом цен на нефть. Деньги появились.

Но для того чтобы вкладывать деньги, нужно представлять себе «состояние больного». Результаты анализов оказались более чем неутешительными. Вернее, есть положительные моменты: еще не все мозги успели утечь, еще не всё продали, а некоторое продали даже так, что можно вернуть. Но… больной «имеет устойчивую тенденцию к угасанию»: население – аборигены – просто-напросто вымирает. Поэтому для «элиты» стало ясно: если не будет определенного количества аборигенов на нашей земле, Россия завершит свое существование как независимый субъект политических и экономических мировых процессов. Мало того, из двух способов решения этой проблемы: рожать своим аборигенам или завозить «аборигенов» из соседних стран – был выбран первый способ (что, безусловно, надо приветствовать). Этот выбор нашел отражение в конкретных мерах, принятых нашим государством. Резко возросли размеры детских пособий, появились родовые сертификаты, приостановлено действие самых оголтелых международных фондов, ведших против России по сути демографическую войну. Количество публикаций и конференций, посвященных проблемам демографии, просто зашкаливает. Но на этом, в общем-то, благоприятном фоне самые главные слова так и не прозвучали.

 

Что за главные слова?

Они просты. Но честно их произнести и начать последовательно воплощать в жизнь означает отказаться от пути, по которому идет Россия последние пятнадцать лет. Жизнь по принципу удовольствия, лежащего в основе современного капиталистического общества и пропагандируемого всеми доступными и недоступными способами, несовместима с решением демографической проблемы. Рожать и воспитывать детей в современном мире тяжело, это крест. И современный человек - человек развлекающийся – будет на это способен все меньше и меньше. Человек развлекающийся способен только брать, отдавать же (а именно это качество и требуется при рождении и воспитании детей) он не способен. Поэтому можно сколько угодно повышать социальные выплаты на каждого новорожденного, но эти меры сами по себе демографическую проблему решить не могут. Опыт всех западных стран только об этом и говорит. И они сделали свой выбор: они решили умереть, но за хорошие деньги и со всеми удобствами. Рожать по-настоящему: ну хотя бы на уровне самовоспроизведения – они не захотели. Выход один — приглашать аборигенов из близлежащих и не очень стран.

Однажды мне в руки попался один английский фильм, награжденный громадным количеством призов всевозможных фестивалей. Я предвкушал качественное английское кино. Просмотренная картина вызвала шок своим непрофессионализмом. Второкурсник ВГИКа, на мой взгляд, снял бы лучше. В картине рассказывалось об адаптации членов большой пакистанской семьи (семеро детей) к условиям современного английского общества. Часть из них (меньшая) придерживалась традиционных исламских ценностей, большая же на ура разделяла ценности Запада, прежде всего половую вседозволенность. Когда же я узнал, что, по прогнозам, к сороковым годам ХХI века пакистанская община в Англии станет самой большой и достигнет 40 процентов общей численности населения страны, вопрос о том, как такой фильм могли хоть чем-то наградить, отпал сам собой. А когда выходцы из Пакистана стали взрывать Англию, ответ на вопрос, удастся ли старушке Европе безболезненно умереть, стал для меня отнюдь не столь очевидным.

Мы тоже пока не рожаем. И меч над нашим народом уже занесен. Но я надеюсь, что это только пока… И нашему обществу предстоит колоссальное разделение на тех, кто за то, чтобы рожать, и тех, кто против. Разделения предыдущих лет на коммунистов и либералов, правых и левых покажутся детским лепетом на фоне этого разделения. И если наше общество и наш народ решат рожать, то только, как минимум, должны исчезнуть современное телевидение и современная массовая культура. Недаром разработчики даже сегодняшних ограниченных мер по решению демографической проблемы, когда попытались принять по духу совсем европейский закон, ограничивающий эротику на наших телеэкранах (если бы этот закон был принят, то целые каналы – такие, как ТНТ, например – имели бы серьезные проблемы с телевещанием), встретили серьезное сопротивление, и этот законопроект был благополучно похоронен в Государственной Думе.

 

Что может Путин?

О фильме «Остров» сказано уже много – сотни статей и интервью в различных изданиях. Конечно же, появление «Острова», зрительский и коммерческий успех - это чудо. Этого не ожидал никто. Ни руководители ВГТРК, которые продюссировали этот фильм (фильм делался для товарища Путина, «известного своим благосклонным отношением к Православию»). Ни режиссер Павел Лунгин, который в этом фильме неожиданно для многих из Савла (достаточно вспомнить его русофобские, христоборческие картины «Такси-блюз», «Луна-парк», «Свадьба») превратился в Павла. Ни сценарист Юрий Соболев, выбравший для своего выпускного вгиковского сценария тему старчества в Православии, но честно заявляющего о своей невоцерковленности.

Но в съемочной группе было два человека – оператор Андрей Жигалов и Петр Мамонов, которые по-особому относились к картине. Для Андрея Жигалова «Остров» стал своеобразным завещанием. Через три месяца после премьеры картины он скончался от обширного инфаркта. Когда я увидел картину, именно операторская работа поразила больше всего. Жигалову удалось передать в потрясающих окоемах дух русской Фиваиды, великого Русского Севера, Святой Руси. Его смерть лишний раз подчеркнула значение фильма – фильма, на съемочной площадке которого (о чем уже говорили многие) присутствовал Дух Божий.

И главным защитником уникальности картины и ее выразителем стал Петр Мамонов. Кто он - актер, сыгравший главную роль? Я думаю, ни у кого язык не повернется назвать Мамонова актером. В этой картине он не играл, он жил, переживал боль русского народа. Один из самых ярких представителей столичной богемы, он ушел в народ. В отличие от народников ХIX века: Толстого и иже с ним, - этот уход удался. Опрощение дало актеру новый язык – язык русского юродства, которым он прекрасно владеет в фильме, и который продемонстрировал в речи на церемонии награждения «Острова» Национальной кинематографической премией «Золотой орел».

«Хочу поблагодарить Господа Бога за то, что подал нам снять такой фильм. Второе: хочу поблагодарить свой народ, который меня вырастил, воспитал, кормит, одевает, обувает и так далее. И, конечно, хочу поблагодарить академию, академиков за столь высокое признание нашего труда.

Почему какое-то кинцо наше, извините, Павел Семеныч, извини, ради Бога (смех в зале) — по всей стране люди рыдают, а когда в любом продуктовом магазине стоит игровой автомат и у нас вот в Верее, я в провинции живу, человек проиграл зарплату, потом взял в банке аванс, потом дом проиграл и повесился. И сплошь и рядом, а это как-то все спокойно, это какой-то там Путин должен делать. А Путин — он маленький, худенький, че он может? Он… он разведчик. Он там (аплодисменты)… Где мы-то с вами – где?

Почему мы четыре миллиона Суворовых, Ушаковых, Лермонтовых, Пушкиных в год убиваем? Что за беспечность такая? Переходящая уже в преступление… Четыре миллиона в год. Десять детишек в Беслане погибли – и все рыдают, вся страна, а четыре миллиона – нормально. Это, говорят, плод. Ну и так далее, все знают, каждый… Вот я не то что здесь какую-то обидку там, а просто сердце болит, правда. Вот… И у меня сын вот младший, ему 25 лет. Вот его внук – знаете, кем будет, если так будет продолжаться? Он будет подсобным рабочим на нефтяной скважине у хозяина-китайца. И они нам покажут религию. У них ее не было никогда. Они нам порядок наведут тут сразу, строго. И не надо нас будет ни завоевывать, ничего, пусть мы тут такие все прекрасные сидим, добрые, все друг друга любим… Вот так вот, поэтому спасибо вам всем большое (аплодисменты). Товарищи мужчины, позвольте к вам обратиться: давайте уже не заходить на порносайты, а делом заниматься реальным (аплодисменты). Вот. До меня тут дошло… идолопоклонство там это все, вот. Я тут был на премии Владимира Семеновича Высоцкого лауреатом. Я говорю: девушки, ну давайте рожайте нам… И как возрадовался. Встают вдруг три девки сзади, и с пузом, и говорят: вот, Петр Николаевич, не волнуйся, у нас все во… Я говорю: хорошо! Пока, пока…Музыка, аплодисменты.

(Полностью речь см. на http://www.expert.ru/news/2007/01/31/mamonov_full_version/)

 

Срочно требуется мужик

Самое сложное в предстоящей работе – это даже не запретительные меры, против которых ополчится «вся прогрессивная мировая общественность» (и если сейчас, когда Россия просто поднимается с колен, на Западе начинается истерия о нашем «природном тоталитаризме», то когда мы решим «рожать», нас назовут мракобесами в кубе, и это будут только цветочки). Начать рожать в России мы должны при существующей острейшей проблеме – при кризисе русского мужика. И дело не в пресловутом русском алкоголизме, это лишь следствие серьезной проблемы – утраты мужественного начала в русском мужчине, чувства ответственности.

Один мой знакомый, когда услышал о проблеме русского мужика, сразу сказал: «Да ты послушай священников. Тебе любой скажет: от баб житья нет». Внимательное совместное рассмотрение выдвинутого знакомым тезиса привело к парадоксальному выводу. Его слова подтверждают мой тезис о кризисе мужика. Логика проста: семья – это малая Церковь. Муж в ней – священник. Когда он плюет на свои обязанности – «не освобождает женщину от переполняющих ее эмоций» (а их в условиях жизни современной городской цивилизации ох как много), всю свою нерастраченную эмоциональность женщина куда-то должна деть. Первыми на пути попадаются священники, которые и отдуваются за всех остальных представителей сильной половины.

Когда женщина чувствует рядом настоящего мужчину, которому даже в голову не может прийти мысль бросить свою супругу из-за того, что после рождения ребенка у нее испортилась фигура, – она будет рожать. Когда женщина чувствует, что государственная элита (в России это прежде всего мужчины) будет поддерживать ее не только на словах, но и на деле, – она будет рожать. В противном случае она присоединится к массе развлекающихся.

Но констатация проблемы тут же порождает вопрос: что делать? Ведь значительная часть будущих мужчин воспитывается в неполных семьях - мальчишки изначально лишены хоть какого-то мужского воспитания. Женское воспитание (это давно замечено) не способствует появлению чувства ответственности. Как с выражением «маменькин сынок», так и с тем явлением, которое оно описывает, знакомы все. Так как же быть? На мой взгляд, выход один — интенсивно использовать настоящих мужчин. Хорошо бы, чтобы матери осознали, что в одиночку или тесным женским коллективом воспитать мужчину нельзя. И, продолжая делать все, что в их силах, стали просить Господа послать мужчину, который станет «социальным отцом» (термин психологов и этнологов). То есть в самый важный период становления мужественности для подростка будет тем образом, на который можно равняться.

А настоящим мужчинам хорошо бы помнить о том даре, который им дал Господь. И если они видят рядом подростков, которые к ним тянутся, то уделить им хоть немного своего времени, которого, конечно, как всегда, не хватает.

Среди настоящих мужчин есть особая группа людей, которые чувствуют свое призвание на ниве воспитания. Чаще всего они работают тренерами или возглавляют какие-то клубы и кружки. И вот этих подвижников, которые воспитывают тысячи подростков, нужно всячески поддерживать. И делать это надо на государственном уровне. Подобная поддержка должна стать важной частью национального проекта «Русский мужчина», без которого все остальные проекты реализовать просто-напросто невозможно.

Василий ПИЧУГИН

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru