Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Труба

№ 27, тема Богатство, рубрика Тема номера

Когда я в очередной раз пришёл в гости к Палычу, он копался в какой-то радиосистеме и время от времени напевал: «наше дело – труба». Причем слово «труба» он пел с какой-то странной интонацией.
Между нами говоря, Палыч прямо-таки патологически переживает сырьевую зависимость российской экономики. Поэтому словосочетания типа «Газпром», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ» в его присутствии лучше не произносить. Особенно «Газпром». Последнее объясняется ещё и его футбольными пристрастиями. Палыч – болельщик московского «Динамо». И прошлогодние приобретения газпромовским «Зенитом» динамовских лидеров Данни и Семшова до сих пор оставили в его душе незаживающую рану.

Автор Василий Пичугин


Именно поэтому, когда я услышал «наше дело – труба», первое что мне пришло в голову – мало того, что Палыч в пессимизме, он ещё и формулу себе соорудил «Россия – это «Газпром», «Газпром» – это труба, значит, и наше дело - труба». Всё пришедшее мне в голову я сразу вывалил перед Палычем.
Палыч рассмеялся:
- Ты великий интуит. Но ты не прав. Я тут фильм посмотрел - «Дни затмения». Там молодой русский врач живет в Средней Азии  и делает своё дело без всяких рефлексий, но тут его жизнь резко меняется - с ним начинают происходить всякие странные вещи, и он понимает, что жить как прежде он больше не будет, он должен стать другим человеком . И там, в фильме есть потрясающий образ. Когда главный герой  уже вроде бы понимает, что что-то не так, но еще не совсем. Он едет на велосипеде, качаясь из стороны в сторону, вдоль разобранного трубопровода. И вот этот трубопровод  - как образ его прежней жизни. Понимаешь, он жил как в трубе, всё было запрограммировано, все ожидаемо, а тут - ба-бах - и трубопровод разобрали. И он ещё – понимаешь, по инерции - сохраняет траекторию движения, которую задавала ему его труба, но трубы-то больше нет…


Я смотрел на Палыча с интересом и ждал, куда выведет труба его рассуждений. И он, прочитав в моих глазах нетерпеливое «Ну?!», отставил  свою радиосистему и победоносно сообщил:
- Ну так вот, к нам пришёл кризис – то еще испытание, мы еще только в его начале, - наши трубы разрушены, а мы ещё продолжаем ехать на наших велосипедах.
- Ну вот, Палыч, и ты о кризисе. Теперь только ленивый о нем не вспомнит...
- Зря ты, - обиделся Палыч. – Ты, конечно, можешь делать вид, что это не твоя тема, а сам как подросток – тебя колбасит, ты чувствуешь это, и чувствуешь, что надо что-то сделать, чтобы стать взрослым, а что – не знаешь.
- Можно подумать, ты знаешь! – почему-то тоже обиделся я.


- Ну, я не то чтобы знаю. Просто все время об этом думаю. Вот, например, прежде люди очень хорошо  знали, что не пройдя определённых испытаний  мальчик не может стать юношей, а юноша -  мужчиной. У них для этого устраивались  инициации. Причем это же не просто сложный символический обряд, а в общем-то довольно суровые испытания, часто мучительные – нанесение татуировок, телесных повреждений и т.п. Ну, ты, конечно, читал. Но важно-то что? Что после всех этих заморочек человек совершал-таки этот переход и выходил на новый качественный уровень.
Ты был юношей, а теперь ты уже воин, знаешь все тайны религии и можешь создавать семью, ведь при инициациях сообщались тайны о священном, о смерти и о том, что после нее.
А сейчас  у нас что? Ты испытания не проходил, а стало быть, на новый уровень не вышел, – и можешь оставаться инфантильным хоть до старости. И можешь до старости мучаться и не знать, подросток ты или уже взрослый. И  ведь многие мучаются и делают при этом очень разные вещи. Кто-то как Раскольников старушку «грохает» в надежде узнать, что он не тварь дрожащая, а вершитель человеческих судеб. Кто-то в горы идет, кто-то прыгает с парашютом, – чтобы понять, настоящий ты мужик али что?


- То есть, мне теперь, чтобы стать просто нормальным взрослым мужиком, обязательно нужны испытания?
- Пожалуй. Зачем испытывают разную технику – например, самолёты? Для того, чтобы понять -  соответствует она тем «суперским» характеристикам, которые в неё вложили, или нет. Без испытаний самолёты не летают.
 То же самое происходит и с тобой, и со мной. Без испытаний понять, кто ты такой невозможно. Вот ты же православный. А что сказал Иисус Христос – возьми свой крест - не сникерс, не гамбургер, не банку пива – и иди.
- И что же прикажешь делать?
Палыч неопределенно пожал плечами и снова нырнул в свою радиосистему. Потом все-таки вынырнул и пророчески изрек:
- Наше дело – труба. Но вот, кажется пришел кризис, который разрушает трубы. И теперь одно из двух – выдержишь ты это испытание или нет.
 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru