Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Зацепиться за смерть

№ 46, тема Протест, рубрика Тема номера

Подросток Владислав Лямин из г. Реутова погиб, катаясь на крыше электрички. Кто-то в поезде нажал стоп-кран, и он слетел прямо на рельсы. Врачи Ногинской ЦРБ помочь не смогли по той причине, что, когда Владислава к ним доставили, ему помощь уже не требовалась.

 

В социальных сетях Лямин часто выкладывал ролики, где он стоит на крыше идущего поезда в полный рост с широко расставленными руками. Смотришь – и кровь в жилах стынет: он буквально в сантиметровой близости от проводов под напряжением в 10 000 вольт! Судя по его дневнику в интернете, Владислав зацепингом увлекался около двух лет.

Когда произошла трагедия, и в дом Ляминых пожаловали журналисты, родители прямо перед телекамерами обвинили учителей, которым «нет дела до детей, а тупо преподают предметы, вместо того, чтобы рассказать о том, что опасно». А на слова местного корреспондента, что сын в социальную сеть уже два года выкладывал ролики о том, как он неоднократно рисковал жизнью, мать ответила: «Я ничего такого за ним не замечала. Это неправда».

Друг Владислава по зацепингу Артём со знанием дела рассказывает о захватывающей игре для «реальных пацанов», где есть всё: шифровка (чтобы никто из посторонних не заметил раньше времени и не поднял шума), сноровка, азарт и полный драйв. «Сначала мы пробовали ездить между вагонами, – рассказывает собеседник, – но это не “втыкает”. Другое дело – во весь рост и на крыше». Артём – зацепер бывалый, на его памяти уже два пацана «кеды на крючок повесили», один в 2009 году, другой – в 2011-м. Смерть Владислава Лямина называет «невероятной случайностью». «Просто несчастный случай, – говорит Артём. – Он так же мог погибнуть, переходя дорогу, быть сбитым неосторожным водителем. Первый зацепер Витька Михалёв реально рисковал, полез на мокрую электричку, а тут…» – друг до сих пор не понимает, как это Славик не смог удержаться, ведь он множество раз был в подобных ситуациях, и всегда всё проходило как по маслу. Даже весной установил своеобразный рекорд: 7 минут простоял в полный рост на крыше электрички. Потом слез как ни в чем не бывало. О погибшем говорит, что жил тот в шоколаде буквально: родители не «пасли», как некоторых, наличные всегда имелись, дедушка в нем души не чаял, Славик часто и подолгу жил у него в Домодедово, где сейчас и похоронен. Дед настоял.

В школе о Лямине говорят коротко: душа коллектива. Спортивный, красивый, подтянутый, учился на «три», «четыре», мог бы и лучше, память прекрасная, но не старался. Никогда не совершал проступков, из-за которых родителям приходилось бы краснеть. Но, когда случилась трагедия, некоторые матери одноклассников вспомнили, что зимой Славик мог прийти без перчаток и шарфа. С одной стороны, понятно – он неподалеку живет, с другой – какая-то неустроенность сквозила в его облике, недосмотренность. Что-то происходило, по всей видимости, в семье, и родителям было просто не до него.

Друзья, посвященные в его личные тайны, рассказывают, что Славик был влюблен в девочку старше его на два года, но «подвиги» совершал не ради нее, а просто так, чтобы доказать, что он мужик реальный. И вообще не в девочках дело, а просто тот, у кого кишка не тонка, по мнению его окружения, прямо-таки обязан чем-то экстремальным увлекаться. А зацеп – самое подходящее для этого дело, даже если и поймают, что из того? Пожурят и отпустят, максимальная сумма штрафа за это правонарушение – 100 рублей. Главное, считают пацаны, чтобы работники линейной полиции родителям не накапали, поэтому для зацепа выбираются наиболее малолюдные территории, а если нарушителей всё же удается поймать, то они называются чужими именами, на которые им и выписывают штрафные квитанции. Кстати, когда упал Лямин, его полтора километра пришлось нести пешком, «скорая» не смогла подъехать к месту трагедии.

Удивительно, но в будущем Влад видел себя только железнодорожником, а именно машинистом поезда. Правда, его «шутки» не раз вызывали стресс у работников железной дороги. Так, примерно классе в седьмом он с пацанами ставил на рельсы наряженный снеговик, на голову которого водружали несколько открытых пакетов томатного сока, в темное время суток шок машинисту был обеспечен, а сок с замерзшего стекла долго не смывался. Затем на спор он лежал под поездом. Когда у него появился навороченный телефон, возникла потребность всё снимать, а потом выкладывать в социальные сети. При этом он вел себя очень осторожно. Артём вспоминает, что Славку ни разу не поймали. Даже в том случае со снеговиком четверых пацанов поймали, а его нет. Он единственный, кто успел «смыться».

Когда Владислав писал сочинение в школе на тему: «Моя будущая профессия», он не лукавил, что в железной дороге его привлекает всё: чувство новизны, опасности, постоянного движения, новых встреч с людьми. Дед его увлечение только поддерживал, считал, внук выбирает настоящую мужскую профессию, и даже придумали подавать документы на несколько отделений сразу, потому что из-за оценок на помощника машиниста можно было с первого раза не поступить. На семейном совете решено было сначала податься туда, где конкурс ниже, а потом перевестись, тем более что со Славкиным здоровьем пройти любую медкомиссию ничего не стоило, да и на репетитора, если что, деду было денег не жалко, для дела ведь надо. Папа с мамой тоже обещали Славе материально помочь в случае провала на вступительных экзаменах, да и «на жизнь» деньги давали регулярно, не вникая, на что он их тратит.

Реутов поражает своим уютом и благоустроенностью. Тихие улочки, парки, детские площадки, оформленные в стиле русских народных сказок, где охотно играют малыши. Всё это не сочетается с активом подмосковных зацеперов, который, если верить социальным сетям, живет именно здесь. Но именно ученики старших классов реутовских школ едва ли не каждый вечер выкладывают ужасающие ролики в интернет. Спрашивается, куда смотрят родители? Впрочем, ответ на этот вопрос тоже находится. Бывалый зацепер Артём перечисляет: у Виталькиных родителей бизнес в Москве, они и ночами-то не всегда дома бывают, у Кирилла родители в разводе, живет на два дома, у Антохи отец пьет, мама в секте, живет мальчик у бабушки, у Витьки оба «родака» в секте, а Вова с бабушкой живет…

Но в то же время обвинить родителей напрямую, что они не занимаются детьми, нельзя. Показательный случай. Недавно работники линейной полиции поймали 14-летнего Ильдара Зараева, который катался на крыше электрички, снимал свои «геройства» на видео и выкладывал в сеть, он один из лидеров зацепинга, о чем написано на его страничке. Когда его доставили в линейное отделение полиции, составили протокол, вызвали родителей, те в свою очередь высказали недовольство работникам правоохранительных органов и обещали «пожаловаться начальству», а штрафную квитанцию выкинули тут же в урну. После чего посадили сына в иномарку и уехали. На просьбу журналиста о встрече Ильдар ответил: «Всё, что я хотел сказать и показать миру, я сделал в социальной сети. Смотрите и завидуйте».

Почти на каждой дистанции пути Московской железной дороги фиксируют случаи по непроизводственному травматизму, которые имеют место на участке, сюда приписывают и зацеперов. Смерти ребят, катающихся вне электропоездов, настолько часты, что статистику приходится обновлять еженедельно, только в моем блокноте за время сбора материала для статьи помимо реутовских заметок появились записи: «Г. Железнодорожный, г. Ногинск, г. Мытищи, г. Королёв… меньше чем за месяц четыре случая со смертельным исходом. И абсолютно у всех ребят в мобильниках фото и видео с зацепа».

– Бороться с зацеперами, как правило, бесполезно и бессмысленно, – говорит лейтенант полиции Сергей Ноздрачёв, неоднократно ловивший ребят, катающихся на «хвосте» и крыше поезда. Он припомнил двухлетней давности случай в подмосковной Шатуре, когда зацепер, подобно Лямину, не удержался на крыше и разбился насмерть, ребята тут же вызвали милицию и «скорую», а когда те приехали, ребята сели на хвост ближайшей электрички и уехали. «Задерживать их на какой-то срок, – рассказывает Сергей Александрович, – мы права не имеем. Доставим в отделение, установим личность и сдаем на руки родителям, которые иногда нас же и обвиняют в грубом обращении с детьми. А чаще всего при детях нет никаких документов, о родителях говорят, что их или нет, живут с престарелой бабушкой, или в дальней командировке, переписываются по мейлу, и телефоны у них не отвечают. Берем с них объяснения и информацию о задержании отправляем в административную комиссию по месту жительства».

Кстати, дед Владислава Лямина наотрез отказался общаться с прессой, после похорон он даже на звонки родственников редко отвечает, как сказала младшая сестра Владислава: «Дедушка сказал, что ему Славка снится часто и долго с ним разговаривает, и просил ему не мешать». А друзья Владислава любимого им деда так ни разу и не навестили, вероятно, им некогда, планируют новые маршруты для зацепинга.

Ольга Иженякова

 

 

 

1.Зацепинг (прицепинг, он же транспортный серфинг, оупэн-эйр-райдинг или попросту зацеп) – метод езды на различной технике снаружи в не предназначенных для этого местах. Данное развлечение может практиковаться как начинающими, так и опытными райдерами. Степень сложности и опасности зависит от конструкции транспортного средства и степени риска исполняющего.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

Комментарии


Светлана
05.01.2015 22:34
Кружки при предприятиях закрыли.А ведь можно было пока готовиться к профессии.

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru