Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Искусство находить и порождать

№ 24, тема Дело, рубрика Авторитетно

Учебный год уже перевалил за середину, и тем, кому этой весной предстоит распрощаться со школой, уже пора определиться, куда двигаться дальше. Но сколько еще сомнений, метаний, неясностей в таком казалось бы несложном вопросе: куда пойти учиться? Обратиться за советом мы решили к кандидату педагогических наук, председателю Ученого совета ГОУ Колледж предпринимательства №11 Парамонову Александру Ивановичу.

 

– Александр Иванович, как помочь выпускникам самоопределиться?

– Есть такой прием: прежде чем самоопределяться в конкретных видах деятельности или специальности, можно попробовать создать образ собственной старости. Не в том смысле, чтобы представить себя поседевшим, хотя и это небезынтересно, а представить тот способ организации жизни, которая начнется, условно говоря, в момент выхода на пенсию. Понятно, что все это не в наших руках, но представить мы это можем. Кто будет тебя окружать? Сколько у тебя будет детей и внуков? В каких условиях ты живешь? Кто твои друзья? Чем ты занимаешься? Как организован твой досуг? Где тот храм и тот приход, к которому ты относишься? И многие другие вещи.

Один будет представлять, что его дом – это трехэтажная вилла на Кипре, во дворе стоит яхта, в подвале бочка с вином, кто там в друзьях – неважно, лишь бы весело и сытно. Второй представит себя маститым архитектором в доме-мастерской. Третий еще кем-то. И когда ты начинаешь размышлять, как будет твоя жизнь устроена потом, у тебя уже сегодня появляется важный вектор: в какую сторону ты будешь развиваться и «отстраиваться». Потому что если, например, ты хочешь стать архитектором, а по факту торгуешь жвачкой и пивом и собираешься этим еще долго заниматься, понятно, что архитектор из тебя не получится.

 

– А если у выпускника школы еще нет каких-то явно выраженных способностей, как ему помочь самоопределиться? Какие предложить ему условия, варианты действий, чтобы он смог себя найти?

– Есть определенные механизмы, как поступать, когда сам не знаешь как. И каждый православный человек их знает – помолиться надо, с духовником посоветоваться. Еще один момент при выборе профессии или специальности. Сама по себе будущая специальность важна. Но куда важнее то, ради чего ты будешь ее получать. К примеру, если ты собираешься стать врачом, потому что врачи ездят на международные симпозиумы, зарабатывают, а еще, не дай Бог, у кого-то мысль появится о том, что на этом можно какие-то взятки получать и жить припеваючи, и ради этого будешь учиться – это, с точки зрения миссии и профессионализма, бессмысленный выбор.

 

– А родители тут могут помочь?

– Это очень ответственное дело, тут можно дров наломать, – из своего опыта знаю. У меня старшая дочь – человек творческий, у нее были свои намерения по окончании школы, а я со своим педагогическим опытом работы «лучше знал», как ей надо поступить. И настоял, чтобы она поступила в университет культуры на библиотечный факультет. Чем закончилось? Тем, что она год походила, потом нам рассказывала еще пару лет, что ходит в университет, а потом выяснилось, что она там давно не учится. Через три-четыре года она закончила одни профессиональные курсы, потом вторые по парикмахерскому искусству и стала очень приличным мастером.

А есть еще интересная книга Виктора Ивановича Слободчикова, доктора психологических наук, по возрастной психологии. В ней и про себя почитать можно, и про сына или дочь. Это не инструкция по поводу того, как жить, а некие нормативные модели, которые как правило реализуются в жизненной практике людьми в разных возрастах.

 

– Сейчас все меньше ребят хотят получать профессии прикладного характера. С этой проблемой как-то можно бороться?

– Эта тема очень сложная. У нас в России вообще с этим делом интересно, с культурой труда, и тем более предметного труда, самореализации в нем. Здесь многое утрачено. В дореволюционное и советское время считалось, что главное – ради чего ты трудишься. И предмет твоего труда был важен. А сейчас это сломалось.

И, на мой взгляд, пройдет еще много времени, прежде чем будет считаться не то что престижным, а просто нормальным работать слесарем или механиком. И будет соответствующее отношение, – что ты работаешь слесарем не потому, что больше никуда не смог попасть или у тебя по поведению «неуд», а просто потому, что ты хотел этого и получаешь творческое удовлетворение от такого труда.

Это, кстати, не всегда простой и элементарный труд. И если ты стал хорошим механиком, тебе не обязательно идти учиться на инженера. Можно всю жизнь быть хорошим механиком. И себя будешь уважать, и люди тебя будут уважать, и семью будешь обеспечивать, если ты профессионал в своем деле.

А если ты случайный в деле, ты не хотел быть механиком, но тебе пришлось заканчивать автомеханический колледж, и учился в полсилы, – ну не хочешь ты этого, неинтересно тебе, – потом так же и работаешь. Уже лет двадцать проработал, а тебе все это в тягость: каждый день идти, гайки крутить, а они не откручиваются, холодно еще, и так далее. О каком тут можно говорить уважении, если ты и сам не понимаешь, зачем работаешь?

 

– Есть такое ощущение, что те, кто еще не определился, чем заниматься, идут учиться, а потом и работать менеджерами…

– Это иллюзорное представление о том, что у менеджеров труд гораздо легче. Они так же пашут, это точно такие же чернорабочие, просто ходят в галстуках и белых рубашках. Опять же, все по-другому, если ты профессионал в менеджменте.

Сейчас, кстати, ситуация изменится, – поубавится и менеджеров, и экономистов. И слава Богу. Вот этот начавшийся экономический кризис – очень отрезвляющая процедура для современных россиян. Потому что в течение двух–трех лет по воле Божией нефтедоллар стоил так, как будто просто говорили: нате вам деньги. И что с ними начали делать? Фонд стабилизационный создавать и инвестировать зарубежные производства. А зачем нам этот период дармовых денег давали? Чтоб свое развивали. И если бы развивали, тогда бы глобальный кризис – он же не у нас начался, но до нас докатится – прошел мимо нас. Почему? Потому что были бы созданы производственные линии, люди работали бы, была бы продукция, россияне продавали бы россиянам. Россияне с хлебом, мясом, молоком, одеты, обуты, на хороших машинах... И на это нам было дано по меньшей мере четыре года. А если не развивали – ребята, какие же это экономисты, какие менеджеры?

 

– Как вы считаете, надо ли старшекласснику пытаться самому зарабатывать?

– Опять же, первый вопрос – смотря зачем. Если на сигареты или пиво – лучше пусть не работает. А если парень собирается пойти хороший фильм посмотреть, да еще и девушку свою пригласить, то вместо того, чтобы у мамы брать на это недешевое удовольствие, лучше самому заработать.

Но тут второй вопрос. Если это осознанная задача, то опять же не все равно, как. Если ты намерен, например, совершенствоваться в области художественного творчества и видишь себя в старости художником, то, наверное, надо сообразно этой профессиональной области подбирать и временные или разовые подработки.

 

– То есть, даже в этом возрасте не стоит метаться, пробовать себя и в том, и в этом?

– Смотри, грузчиком ты можешь заработать тысячу рублей в день, а оформителем витрин, пока ты не специалист, – триста (я условно говорю, потому что и грузчик так не каждый зарабатывает, и оформитель по-разному получает). Но если ты хочешь стать, например, художником, у тебя выбор: либо триста – оформителем (в принципе, тебе этого хватает, потому что билет в кино стоит двести пятьдесят), либо тысячу – грузчиком. Так лучше триста, потому что ты получишь и какие-то карманные деньги, и опыт работы, – что стоит гораздо дороже, чем эта тысяча. У тебя будут нарабатываться еще и профессиональные навыки. И потом, когда ты станешь профессиональным оформителем витрин, понятное дело, что ты заработаешь гораздо больше, чем грузчик.

 

– Ваш колледж называется Колледж предпринимательства…

– Я бы начал с того, что сегодняшнее понятие предпринимательства сильно искажено по отношению к исходному. Есть книга, которая называется «1000 лет предпринимательства в России», и другие источники существуют, которые свидетельствуют о достаточно длительном периоде предпринимательской деятельности в нашей стране. Но только 360–400 лет назад в русском языке появилось само слово «предпринимательство». А в сугубо профессиональную деятельность «выродилось» только лет двести назад. Потому что, на самом деле, было более емкое явление – оно и сейчас, конечно, остается, просто сильно переустроилось, – это хозяйство. Вообще базовым типом организации жизни и деятельности было и остается хозяйство, и вот с этим нужно разбираться, и этому учить. А оно в себя уже включает и предпринимательство тоже.

 

– Так что же такое предпринимательство?

– Предпринимательство всегда предполагало поиск новых ресурсов. Не обязательно денежных. На самом деле, если ты фиксируешь какой-то объем своих знаний, а потом совершаешь некую деятельность, вследствие которой у тебя произошло приращение знаний, – это тоже прибыль, прирост, – твой интеллектуальный ресурс повысился. Или за счет развития коммуникативных способностей у тебя увеличилось число деловых партнеров. Дальше идет разговор о трансформации одного типа ресурсов в другой, – например, в деньги.

Есть два старославянских слова – «пред» и «приятие». Что они могли выражать четыреста лет назад? Они и до сих пор примерно то же самое выражают. Во всяком случае, в этих словах нет звона монет, который есть в слове «бизнес».

 

– Можно ли научить человека быть предприимчивым?

– На самом деле каждый взрослый человек хотя бы раз в жизни был предпринимателем. Просто какое-то короткое время. К примеру, профессиональный музыкант играет в оркестре на скрипке. С годами растет его мастерство, и он понимает, что ему нужен хороший инструмент. Но зарплата в оркестре ему не позволяет такой купить. Что он делает? Он либо сам себе организовывает какие-то сольные концерты, либо идет в переход метро, где играет за деньги. То есть изобретает для себя новый источник ресурсов. Накопив необходимую сумму, он приобретает инструмент и возвращается в оркестр.

Но бывает, что человек, совершив такой разовый заход в область предпринимательства, потом его повторяет снова, в рефлексии снимает схему собственных действий и начинает эту схему эксплуатировать. И когда он в первый раз эту схему осуществил, – он был предпринимателем, а когда поставил ее на поток, – стал бизнесменом. Потому что повторенная много раз ради получения денег одна и та же схема, – это уже бизнес. Бизнес – это искусство делать деньги. Все равно из чего. А предпринимательство – это искусство находить или порождать новые источники ресурсов и даже новые ресурсы.

 

– Ваш колледж готовит предпринимателей?

– Название у нас – «Колледж предпринимательства № 11», а готовят здесь разных специалистов. И в том числе по рабочим профессиям. Например, готовим мастеров очковой оптики, огранщиков алмазов в бриллианты (наш колледж – единственное образовательное учреждение в стране, где готовят таких специалистов). Есть и другие современные рабочие профессии – оператор ЭВМ, парикмахер и так далее (подробнее можно посмотреть на сайте: http://www.kp11.ru). Там предпринимательство востребовано во-вторых.

А есть действительно блок дисциплин, где предпринимательство востребовано во-первых. Это и менеджмент, и маркетинг. Но это не значит, что из двадцати пяти человек, которых мы набрали, мы получим двадцать пять предпринимателей. Потому что многие из них после окончания колледжа просто пойдут и наймутся на работу теми же мерчендайзерами (специалистами по раскладке товаров на торговых стеллажах)… Есть и другие иностранные слова, которыми обозначают людей, выполняющих техническую работу.

 

– Какими качествами сейчас должен обладать молодой человек, чтобы стать хорошим предпринимателем?

– Первое – Родину любить, свой род знать и почитать, родню не забывать, семью укреплять, хозяйство, землю родную сохранять и защищать – все то, что Богом дано. Интересное и для предпринимателя важное качество – понимать в стратегическом плане, что ты делаешь по жизни, и быть способным к самоанализу и анализу соответствия своих воззрений тому, что ты в жизни делаешь. Проще говоря, не врать самому себе. И в результате делать осмысленный выбор: я в этом участвую или нет. А это предполагает четкое позиционирование, – ты не можешь, не заняв определенную позицию, сделать выбор. Ты всегда встаешь на одну сторону или на другую. И если у тебя своя собственная платформа есть, – ты всегда будешь делать выбор, исходя из этой позиции, не болтаясь, как флюгер.

Еще необходима ответственность за свои слова, – если что-то пообещал, надо сделать. И, соответственно, способность не обещать того, чего не сможешь сделать или не станешь. Ну и много еще чего. Дело в том, что все эти способности и качества имеют базис, некую тектоническую платформу, на которой все строится. Самое главное, чтобы эта платформа формировалась. В этом участвует и сам человек.

 

– Получается, что достаточно цельная личность уже может начать организовывать свое дело? А человек не определившийся и слабовольный – не может ничего?

– Он не может стать, условно говоря, успешным предпринимателем, но он может начать уточнять эту самую платформу, цементировать ее. Тем более, у нас в стране это сделать не сложно. Просто надо, например, поинтересоваться, что за род ты продолжаешь, поискать свои корни. И с первой попытки вспомнится, кто были дедушка и бабушка. И чем они занимались по жизни, и каких они успехов достигли. Уже сложнее припомнить прадедушку и прабабушку. А уж тем более, если это несколько колен – шесть-семь. Где жили? Как жили? Чем занимались? Во что вкладывались? Что защищали? Это раз.

А второе – у нас, куда ни посмотри, везде есть такие антропо-пространственно-временные объекты, которые не меняются веками, но которые завязаны на воплощении каких-то чаяний. Это каждый храм без исключения. Потому что каждый храм находится в определенном месте, был и жил в определенное время, там был приход. И были люди. И если ты являешься его прихожанином, начинаешь вникать, как жил этот приход, чем жил. Заодно можно для себя прояснить в сознании и принять, исходя из своей ситуации, какие-то вещи, которые сегодня, условно говоря, немодны или утрачены.

Если человек хочет посвятить себя морю, стать моряком, а в последующем, может быть, и капитаном, всегда можно в отечественной истории найти пример личности, и посмотреть, в каком месте и как он себя реализовывал. Хитрость в том, что, начав разбираться, ты обязательно поймешь, например, что он по воскресеньям был в храме, по жизни в целом имел ясные и твердые духовные ориентиры, стремился им следовать. Так и было. А теперь, когда это отодрали, – получай любую профессию… Но у тебя не выйдет ничего хорошего, если ты это не связываешь с нормальным духовным состоянием.

Сложность в том, что эти вещи большинству молодых людей приходится реконструировать своими руками. Утрачено естество пребывания в вере, когда человек знает, как себя вести в критической ситуации. Если у него это в навык положено, он так себя и поведет, из критической ситуации нормально выйдет. Но это же единичные случаи. В большинстве же случаев ребята вне этого, и просто не понимают, почему так, почему кризис и почему не ладится…

 

– Александр Иванович, на кого из современных предпринимателей стоило бы ориентироваться?

– Вот, например, есть у нас такой режиссер и творец Никита Михалков. Это не стопроцентное совпадение, но ряд вещей, которые он делает и в плане профессиональной деятельности, и в том, как он распоряжается прибылью, которую получает, в моем понимании частично совпадает. Еще одна фигура – покойный Святослав Федоров, офтальмолог, в моем представлении тоже очень удачный пример, когда высочайшего класса профессионал, предприниматель, отстроивший по существу целую отрасль, диверсифицировал свою деятельность (то есть развивал не только офтальмологию, а брал совершенно иную область) и вкладывал огромные средства в развитие и поддержание сельского хозяйства. У него и там все получалось.

Был и такой предприниматель Александр Паникин. Из банального кооператива он вывел фирму «Панинтер». Паникина нет уже семь лет, а предприятие до сих пор действует. Тоже, кстати, они диверсифицировались. Потому что занимались в основном пошивом спортивной одежды, а параллельно – молочным производством.

Я бы еще назвал Якунина Владимира Ивановича (сейчас – президент ОАО «РЖД»). Этот ряд наверняка можно продолжить.

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru