Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Люди в старинных нарядах

№ 24, тема Дело, рубрика Субкультура

«А что мы будем делать сразу после свадьбы?» – спросила я Ивана. – «Поедем на фестиваль!» – Ванька улыбался, а я предвкушала что-то очень интересное… Да, так бывает. Живет человек, служит алтарником в храме, а в свободное время вручную шьет историческую одежду и участвует в фестивалях исторической реконструкции… Кто же эти люди и что заставляет их, таких разных, обращаться к далекому прошлому?

 

Возникновение реконструкции

Сергей Висленев, 25 лет, руководитель IT-группы, учащийся ПСТГУ, Санкт-Петербург:

– Можно сказать, что историческая реконструкция появилась тогда же, когда и олимпийское движение в Англии – как хобби английских джентльменов, интересующихся историей. Но так сложилось, что у нас средства массовой информации освещают метание ядра и бег на сто метров, а не конные турниры и поединки на двуручных мечах. На самом деле между реконструкцией и олимпиадой много общего. Из университетских городков Англии, а также из увлечений французских интеллектуалов и пришла историческая реконструкция. В Америке большую роль сыграла любовь к патриотическим мероприятиям – из них зародилась реконструкция Гражданской войны в США (1861–65 гг).

 

В России и странах СНГ историческая реконструкция появилась в конце 80-х годов прошлого века. Основным направлением в то время была «наполеоника» (реконструкция времен войны 1812 г.). Но, конечно, нашлись люди, которым были интересны и другие эпохи. Так, лет двенадцать назад появились первые реконструкторы Средневековья – раннего, высокого и позднего, а затем и других эпох.

Сегодня на пике популярности – реконструкция Европы позднего Средневековья, в которой, помимо разделения на эпохи, существует два основных направления: бугурты и живая история.

Бугурты – особый вид средневековых воинских развлечений или состязаний, как правило, пеших. Говоря по-русски, – сражения «стенка на стенку». Сами себя они называют «КИР» – клубы исторической реконструкции.

Лет пять назад от бугуртов отмежевалось направление «живая история» – по аналогии с одноименным европейским движением «living history». Основная цель – изучить и познать опытным путем, как жили люди в прежние времена, как одевались, что ели, чем занимались, каково было их мировоззрение.

Члены этих клубов скрупулезно, до мелочей восстанавливают культуру прошлого. При этом они все делают сами: шьют костюмы – одежду, обувь; делают всевозможные аксессуары и украшения; изготавливают оружие, посуду, предметы быта; осваивают ремесла, а также изучают боевое искусство, музыку, танцы, игры и так далее.

Здесь нет жесткого боевого взаимодействия, и это связано в первую очередь с тем, что это движение сформировалось на Западе. В Европе не принято нарушать пространство человека, и ударить кого-то, а тем более – целенаправленно драться, пусть даже в рамках игрового мероприятия, было бы неслыханным нарушением свободы человека и законов этикета.

 

Александр Попов, 25 лет, капитан команды «Белый Отряд», Санкт-Петербург:

– Сейчас мне интересна Англия XV века – отчасти своим романтизмом. Наш клуб выбрал узкое направление – воссоздание отряда английских солдат, сражавшихся под знаменем Генри Стаффорда во время Войны Роз (1460-1480 гг.). По этой теме существует огромное количество материалов по истории быта, оружия, костюма – многочисленные изображения, миниатюры, письменные источники, которые не спрятаны где-то в архивах, а доступны для изучения. Все костюмы для фестивалей, предметы быта, оружие мы изготавливаем сами. А еще проводим постоянные тренировки, семинары и мастер-классы. Раз в год мы выезжаем на фестиваль в Ивангород, и несколько раз в год проводим лучные турниры (стрельба из английского длинного лука) совместно с другими клубами-друзьями.

Для меня занятие исторической реконструкцией – это, в первую очередь, возврат к настоящим ценностям. Наше поколение в основном наполняет свою жизнь виртуальностью или бесконечными серыми буднями. Ведь очень многие реконструкторы в обычной жизни – простые офисные сотрудники, вынужденные делать карьеру. Занятие реконструкцией помогает вернуть вкус к жизни. Ты начинаешь что-то делать своими руками, и оказывается – ты многое умеешь! Ты реально испытываешь радость ручного труда – радость от того, что сделал что-то своими руками, вложил частичку своей души, реализовал свой потенциал, не расходуя его на ерунду. Для меня это своего рода способ борьбы с обществом потребления.

Я думаю, трудиться, изучать историю и культуру христианских народов просто необходимо для развития личности. Кроме того, занятие реконструкцией позволяет мне зарабатывать достаточное количество денег, чтобы обеспечить свою семью.

 

Исторический путь России таков, что она неразрывно связана со многими странами ближнего зарубежья. Многие города, в то или иное время входившие в состав России, теперь находятся в составе других стран. У русичей всегда было много соседей, с кем-то дружили, с кем-то воевали. Таким образом, интерес к истории варягов, скифов, поляков, монголов обусловлен плотными отношениями, сложившимися между этими народами и русскими. И, конечно же, нельзя представить себе историческую реконструкцию Руси без ориентирования на Византию, чью культурную и духовную традицию мы позаимствовали, тем более что у нас трудились мастера из Византии, Болгарии...

Плотное вынужденное взаимодействие было и с кочевыми монгольскими народами, чье влияние на Русь тоже нельзя недооценивать, поэтому и их культура и самобытность интересна в контексте изучения средневековой Руси. Кроме того, связи с западными христианскими государствами тоже были всегда очень тесными. Достаточно вспомнить, что браки детей великих князей с отпрысками западных королей были обычных делом. Таким образом, всемирная история – это паутина взаимосвязанных событий. Изучая историю и культуру одного народа, невозможно не соприкоснуться с историей и культурой других народов-соседей.

 

Иван Четырбок, 22 года, алтарник, реконструктор Древней Руси, Санкт-Петербург:

– Для меня реконструкция – скорее хобби, чем дело жизни. Но в свое время оно помогло мне найти жизненные приоритеты. Например, в результате внимательного изучения истории Руси я осознанно принял крещение, стал православным. Я понял, что невозможно изучать историю России в отрыве от ее духовных традиций. Для меня это стало открытием, первым шагом к осознанной жизни в Церкви.

А с самого начала, еще в 90-х годах, особенный интерес вызывала организация походной жизни, военные тактики и их проверка на деле. Например, в летописях встречается описание водного перехода, – наши реконструкторы проверяют, возможно ли это сделать с тем же снаряжением. Так, ладейный поход в начале 90-х годов стал первым из подобных мероприятий в Питере. Группа энтузиастов совершила поход на ладьях до Новгорода под знаменами, освященными в Александро-Невской Лавре. Тогда и образовался клуб «Княжеская дружина» и экспериментальное историческое направление. Поначалу это было просто любопытство. Но постепенно у нас наладились контакты с профессиональными историками, такими как крупнейший медиевист и оружиевед академик Кирпичников.

Сегодня реконструкция Руси – это в основном реконструкция сражений. Как такового движения «живая история» на базе русской культуры еще не сформировалось. Есть лишь отдельные энтузиасты, которым, как и мне, интересно не просто подраться и повеселиться, но и заниматься восстановлением культуры Руси в целом. Однако здесь возникает сразу несколько проблем: во-первых, недостаток источников, описывающих быт средневекового русского человека. Это связано с тем, что на Руси искусство носило прежде всего духовный характер, очень продолжительное время как такового светского направления ни в живописи, ни в литературе не существовало. С одной стороны, в этом уникальность нашей культуры, мы сохранили духовные традиции в веках, и сегодня весь мир может видеть красоту Православия через старинные иконы и памятники древней письменности. А с другой стороны, описаний и изображений бытовой жизни очень мало. И мы довольно плохо представляем, как одевались, к примеру, русские люди в XIV веке, какое вооружение у них было, каков был их быт.

Во-вторых, не хватает поддержки на государственном уровне. И поисками источников для реплик средневековой одежды, оружия, снаряжения мы занимаемся сами.

 

Европейские государства зачастую финансируют многие проекты этого движения, чтобы привлечь молодежь к изучению истории и культуры своей страны. В Европе существуют различные фестивали, музеи живой истории, клубы, такие как «Рота святого Георгия»... В России же все держится на энтузиазме самих участников. Но несмотря на отсутствие финансирования и какой-либо поддержки со стороны сезон у этих ребят весьма насыщенный. Самое масштабное мероприятие – фестиваль «Пограничная крепость» – ежегодно проходит в Ивангороде.

Оказалось, что для некоторых ребят реконструкция стала делом жизни и даже приносит доход (ручная работа всегда в цене). Многие же просто переосмыслили свою жизнь, обрели веру в Бога. Ну а кто-то просто расширил свой кругозор, приобрел различные навыки и интересно провел время.

 

Юлия Давидовская, 24 года, переводчик, искусствовед, Москва – Санкт-Петербург:

– Часто в адрес людей, увлеченных изучением западной средневековой культуры и быта, бросают обвинения в непатриотичности, в том, что люди не ценят культуру родной страны. Это неправда. Ценят и любят. И к истории России относятся с не меньшим интересом. Можно сказать, что идет изучение родной истории в контексте западной. Хороший пример – Ганзейский торговый союз XIV века. Изучение его немыслимо без изучения истории Новгорода, ведь именно на его территории была важнейшая фактория – Петров двор. Сохранилась масса статутов и документов, показывающих торговые и личностные отношения между немцами и русскими.

А еще надо понимать, что люди, глубоко изучающие какую-либо тему, должны обладать незаурядными знаниями и способностями, и я говорю не только о ручном труде и физическом, а скорее об умственном. Для изучения письменных источников, иллюстративного материала, археологических ресурсов необходимо знание языка, и не только английского, ведь порой приходится обращаться и к средневековым первоисточникам. Для исследовательской работы просто необходим аналитический склад ума, умение анализировать и систематизировать добытый в раскопках материал.

Каждый фестиваль – это серьезная работа группы организаторов и участников, готовившихся целый год к мероприятию. Люди, приезжая на фестиваль, делятся достижениями, реконструируют осаду крепости, веселятся, слушают средневековую музыку в исполнении различных групп, на пиру пробуют кушанья, приготовленные по средневековым рецептам, да и просто отдыхают. Не играют в историю, а изучают ее. Участники приезжают семьями, часто будущие муж и жена знакомятся на фестивале. На моей памяти за время проведения фестиваля в Ивангороде было несколько свадеб. Православная молодежь, приезжая на фестиваль, не изменяет традициям и ходит на богослужение в действующий храм на территории крепости. Между прочим, церковь Успения Богородицы – образец зодчества XV века, она построена по проекту венецианского архитектора Маркуса Грека. Такая вот связь культур.

Каждый, кому интересна мировая история и культура, сможет найти себя в одном из существующих направлений исторической реконструкции – раскрыться по-новому, проявить свои таланты, узнать о способностях, о которых и не подозревал. И, конечно же, активно и весело провести время. Познавая культуру прошлого, мы познаем самих себя, заново себя обретаем.

Пока готовился этот материал, автор уже успела освоить средневековую технику плетения «фингерлуп», по которой плели шнуры в средневековой Европе и на Руси. Оказывается, это не так уж сложно. Теперь мне не стыдно будет поехать на фестиваль!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ирина Вайда, г.Санкт-Петербург, 20 лет

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru