Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Только одно дело


Этот день начался как обычно – серия встреч с дежурными «как дела?». Дела, в общем-то, шли нормально, поэтому каждый раз и рапортовалось: «Нормально». (Слава Богу, живем в России и к этому вопросу относимся серьезно – как дела идут в реале, так об этом и сообщаем).

В середине дня у меня была встреча на Пречистенке. Предыдущая закончилась несколько раньше запланированного. И у меня оказался запас в целых полчаса. Передо мной замаячила дилемма: как их провести? Желудок подсказывал, что самое время подкрепиться, а ум напоминал о вечных ценностях. В этот раз победил ум, и я решил зайти в храм Христа Спасителя. Тепло как-никак (желудок должен был это оценить) и красиво (это для высших чувств).

До того я уже несколько раз бывал в этом храме. Но каждый раз там оказывалось много народу, к тому же я не был один, и приходилось отвечать на разные вопросы… В этот раз, оказавшись внутри собора, я сразу начал осматривать стены галерей, на которых запечатлены все сражения Отечественной войны 1812 года и имена погибших в них офицеров. Война 1812 года для меня – особое историческое событие. Еще в школе, в тот момент, когда я декламировал «Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная пожаром, французу отдана…», я ощутил себя русским, ощутил Россию своей. Поэтому, чем бы ни приходилось заниматься в жизни, в самые различные ее отрезки, если под руку попадалась книга о войне 1812 года, она прочитывалась от корки до корки. Мои знания об этой войне значительно превышали среднестатистические (чем я сильно гордился).

Так вот, я стоял и читал:

ДЕЛО ПРИ ОБОЯРЩИНЕ 20 ИЮЛЯ 1812 ГОДА КОМАНДОВАВШИЙ ВОЙСКАМИ: Генерал-Майор Кульнев.

УЧАСТВОВАВШИЕ ВОЙСКА: 1-й сводный гренадерский батальон 14-й дивизии;

Тульский пехотный полк; Ямбургский драгунский, часть Рижского драгунского и

Гродненский гусарский полки; батарейная рота № 27-го; 1-я конная рота и казаки.

СМЕРТЕЛЬНО РАНЕН Командовавший войсками Генерал-Майор Кульнев.

Меня что-то поразило в прочитанном. Сначала я не мог понять, что. Герой Кульнев? Первый русский генерал, погибший в войне 1812-го? Ведь это о нем Жуковский написал:

Где Кульнев наш, рушитель сил,

Свирепый пламень брани?

Он пал, главу на щит склонив

И стиснул меч во длани.

Где жизнь судьба ему дала,

Там брань его сразила;

Где колыбель его была,

Там днесь его могила!..

Конечно, Кульнев (к этому человеку у меня совершенно особое отношение), но не только. И лишь через несколько секунд я понял, что меня зацепило – слово «дело» для описания боя при Обоярщине. В моих мозгах никак не укладывалось: жизнь, смерть, – а тут всего-навсего «дело». Но стены храма Христа Спасителя так и говорили: есть сражения, битвы, а есть дела… Ну что ж, война – это еще и тяжелая работа. Но во время этого дела погиб великий Кульнев, а для него служба Отечеству была делом всей жизни. Яков Петрович Кульнев. О нем еще при жизни ходили легенды. Во время русско-шведской войны в шведской армии был издан уникальный приказ: «В Кульнева не стрелять».

Стихи о «генерале-рыцаре» финского поэта Иохана Рунеберга, который четырехлетним ребенком видел Кульнева, стали хрестоматийными и заучивались финскими школьниками наизусть:

Ведь вечер только настает,

Так разве вспомнить кой о чем?

Пусть речь о Кульневе пойдет.

Слыхал ли ты о нем?

Вот, впрямь, умел всем братом быть,

И умереть, и славно жить:

Он первый – сечь, колоть, рубить

И первый – лихо пить!

Своим носившим смерть клинком

Он нас глубоко уязвил,

Но так же любим доблесть в нем,

Как будто б наш он был!

Но кроме Рунеберга был еще Денис Давыдов, влюбленный в своего командира.

Поведай подвиги усатого героя,

О муза! Расскажи, как Кульнев воевал,

Как он среди снегов в рубашке ночевал

И в финском колпаке явился среди боя.

Пускай услышит свет

Причуды Кульнева и гром его побед.

Многие до сих пор считают, что благодаря победе под Полтавой в 1709 году мы навсегда отбили у Швеции охоту воевать с Россией. На самом деле, понадобились еще три войны (последняя закончилась ровно через сто лет после Полтавской битвы, в 1809 году). Один из самых уникальных эпизодов этой войны – поход корпуса Багратиона. Авангардом одной из колонн этого корпуса командовал именно Кульнев. В течение восьми часов (в ночь на 7 марта) его отряд перешел через нагроможденные одна на другую льдины Ботнического залива и появился под Стокгольмом, разбив вышедшие к нему навстречу шведские войска. В шведской столице такое неожиданное появление русских произвело полное смятение. Сто лет понадобилось шведам – с 1709 года по 1809 год, – чтобы понять: воевать с русскими бесполезно. Начали им это объяснять Петр I, Шереметев и Меншиков, закончили – Багратион, Барклай-де-Толли и Кульнев.

Кульневу принадлежат знаменитые слова: «Люблю нашу матушку-Россию за то, что у нас всегда где-нибудь да дерутся!». Но он же написал: «... в самом веществе война – самое успешнейшее не что иное есть, как истребление рода человеческого и разорение жителей, на что без содрогания сердца нельзя взирать».

Многие в русской армии пытались подражать Суворову. Но удалось это одному Кульневу. Потому что как тот, так и другой знали, что у них в жизни есть только одно дело. И только зная это, не приходится удивляться и тому, что генерал ел из одного котелка со своими солдатами, и тому, что появлялись подобные приказы: «С нами Бог! Я перед вами. Князь Багратион за нами»; и кульневскому уникальному бескорыстию: он готов был отдать просившему последнюю рубашку (за что и получил прозвище беднейшего в мире генерала). И тому, что он не мог пойти на выполнение единственного условия избранницы своего сердца – уйти в отставку (а дело уже шло об обручении). «Повторяю вам, – отвечал он невесте в последнем письме, – что ничто на свете, даже самая любовь, которую к вам питаю, не возможет никогда отвратить меня от сердечных ощущений беспредельной любви к Отечеству... и что, поступив иначе, я заслуживал бы более ваше презрение, нежели любовь... Прощайте, любезная и жестокая очаровательница, будьте здоровы и вспоминайте иногда о верном вашем друге».

Неслучайно, что именно такому человеку выпал один из первых крупных успехов в Отечественной войне 1812 года. В бою при Клястицах был захвачен весь обоз маршала Удино, взяты в плен девятьсот человек, пленен первый французский генерал. А на следующий день Кульнева не стало. Он прикрывал отход своего отряда, когда ядро оторвало ему обе ноги выше колен. Его последними словами были: «Друзья, не уступайте врагу ни шага родной земли. Победа вас ожидает!»

Историю Кульнева я знал очень хорошо. И это – одна из немногих историй, которые пробивали меня лично. Пробивала она, когда я познакомился с ней в первый раз, пробила меня и в этот, когда мы встретились с Кульневым под сводами храма Христа Спасителя. Его дело встретилось с моими делами. Мои дела проверку не выдержали. Я сразу стал задаваться вопросом: а есть ли у меня дело? Совесть четко ответила: есть. Но тут же добавила, что я им давно не занимаюсь – все мешают дела…

На очередную деловую встречу я не опоздал, все прошло хорошо. А Кульнев мне помог, я решил еще раз попытаться заняться своим делом.

Пичугин В.И.

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru