Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Я и двор

№ 16, тема Слава, рубрика Образ жизни

Путешествовать по двору и окрестностям своего дома – это как путешествовать по детству. Двор рос и менялся вместе со мной. В раннем детстве он был полной противофазой всяческому негативу – школе, урокам, прогулкам с бабушкой. Во двор выпускали гулять одного. Надежно замкнутое пространство, внутренний дворик крепости между четырех домов. Свобода и безопасность – сочетание, необходимое ребенку. Это «чувство стены» осталось и до сих пор – так же спокойно себя чувствуешь во дворе нашего Свято-Тихоновского университета или во внутреннем пространстве Новоспасского монастыря. Но во дворе было еще и просто интересно.

Автор Елисей, 17 лет, г. Москва

Двор, даже будучи пустым, живет своей жизнью. Летом двор заметало тополиным пухом. Его и сейчас заметает, но в памяти осталось именно впечатление детства - летний снег. Как любила повторять Ахматова: – «Мы помним то, что хотя бы один раз вспомнили». Зимой не было в детстве роднее друга, чем фонарь, освещавший теплым желтым светом гущу снежных веток. Я именно так представляю себе купину неопалимую. Двор застыл в воспоминаниях картинками детства. Вот проносится черным факелом священник – сосредоточенный, отстраненный… Приходил наведать свою старенькую маму. Как же я завидовал его одеянию…

Двор выходил в мир. Мир врывался во двор. Одной ночью все содрогнулось, был немой вопрос: что случилось? Потом выли всю ночь сирены, а наутро весь мир узнал, что есть такая улица в Москве – Гурьянова... Помню и другое время, наполненное ожиданием и неизвестностью... Оно тоже закончилось ранним утром воем сирен, в том числе и мимо нашего двора. Шоу закончилось штурмом и шоком. «Норд-Ост» стал названием совсем других событий и реалий.

Со двора можно отправиться путешествовать не только по воспоминаниям – плохим ли, хорошим, – но и в пространстве. Большой Двор, если так можно выразиться… Пойдешь со двора направо, пять минут – вот уже и наш Люблинский пруд. Есть даже местная легенда о происхождении названия Люблино. Плавали в лодке по пруду двое влюбленных, и на пылкие признания юноши красавица всякий раз отвечала: «Люблю, но…»

На другой стороне пруда – восстановленный дом князя Н. А. Дурасова в его усадьбе Люблино. Здание скрыто в густых деревьях. Видна только верхняя часть купола, а на нем – огромная черная статуя, установленная совсем недавно. Венчающая купол загадочная женщина в ниспадающем одеянии как будто плывет над прудом. Спроси у любого старожила: кто это? Расскажут: а это сама княгиня Дурасова. Она, мол, при жизни поставила себе памятник, потом имение проиграла в карты, памятник-то и убрали, в подвале лежал. На самом деле это – святая Анна. Сам барский дом в плане – это Аннинский крест (углы креста ордена заполнены ажурным узором, а углы креста здания – круглящимися колоннадами). Так князь увековечил память о получении им ордена Святой Анны I степени. Если смотреть на статую святой Анны в бинокль, можно разглядеть печальный лик… У входа в поместье стояла еще одна женская статуя, «Молчание», – женщина приложила палец к губам (потом времена изменились, и стало не до молчания). В 1904 году над Люблино пронесся ураган, «высосавший пруд с налимами толщиной в руку». В барском доме после событий другого урагана, исторического, размещались разные учреждения : клуб железнодорожников, столовая, школа, Институт океанологии Академии наук...

Пойдешь дальше по цепи прудов – выйдешь прямо к храму Влахернской иконы Божией Матери. В детстве путешествие с мамой до церкви ощущалось как маленькое паломничество. Тут же начинается и усадьба Кузьминки, родовое гнездо князей Голицыных. Старина здесь разбросана – иногда в прямом смысле слова – на каждом шагу, например огромные, поросшие травой и мхом валуны, оставшиеся от Львиной пристани. Вот полуразрушенная арка XVIII века, три могучих дуба, один из которых, по преданию, посажен самим Петром I, приезжавшим к хозяину усадьбы князю Голицыну. О былом напоминают и гордые молчаливые грифоны, выдержавшие испытание временем. Но об усадьбах наших можно говорить много. Если отправиться в путешествие по истории Люблино и Влахернского, то оно приведет тебя в конец XVII века.

Если идти к Николо-Перервинскому монастырю, то по пути раньше можно было встретить церковь Петра и Павла. У храма удивительная история, перечисление только ключевых слов которой настраивает на интереснейшее путешествие по времени, истории страны. Храм создавался как экспонат – образец сельской церкви – для Политехнической выставки в Москве в 1872 году. У выставки была благороднейшая задача – показать приложение наук к обыденной жизни небогатых людей. Храм сначала был установлен в Александровском саду, недалеко от Боровицкой башни, на холме над гротом. Потом его разобрали и перевезли к нам. Храм вмещал 200 человек и был единственным зданием в Люблино, полностью отразившим натиск урагана 1904 года. Позже в алтаре устроили клуб безбожников. И храм опять выстоял. Есть в Подмосковье небольшое село Рыжево, в нескольких километрах от станции Егорьевск, туда храм и перевезли. Церковь действует и поныне. Правда, теперь она имеет иное имя – церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Но это путешествие пока намечено только пунктиром на виртуальной карте моих дворовых окрестностей.

Так и живем вместе – я и двор. И однажды, в день, наполненный смутными ожиданиями и поиском, когда уже ясно, чего хочешь, но еще не знаешь, как подступиться, к тебе подойдет соседка Надежда и скажет: «А ты иди в церковь, куда я хожу. Она одна такая в Москве, и священники у нас самые лучшие…» И станет дворовая тропинка дорогой к Храму, а может быть, и началом пути.

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru