Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Общество одиночек. Это лечат?


Атомизированное общество – хаотическое скопление духовно обособленных индивидов, где утрачены привычные социальные связи. Мы существуем на одной территории, в одном городе, в одном доме, в одной квартире, но отдельно друг от друга, поодиночке. Надоевший, но очень ясный пример: мы часто не знакомы с нашими соседями. В лучшем случае дружим с соседями по лестничной клетке. В городах сначала двор, а затем подъезд перестал быть общим местом, зоной коллективной ответственности. Подъезд сегодня – скорее зона концентрированной коллективной безответственности, где каждый может сходить в туалет, написать на стене три буквы, выкинуть мусор. Подъезд стал едва ли не самым опасным местом за пределами квартиры. Ради безопасности подъезды и дворы стали закрывать на кодовые замки, но нормальной жизни тут не появилось, в лучшем случае – казенная больничная стерильность. Ведь соседи не только от внешнего неспокойного мира отгородились железными дверьми, но и друг от друга тоже. Вспоминается прогнившая Англия, где такие, как наши, подъезды подходят только для социальных домов для малоимущих и безработных мигрантов. Подъезды местного населения опрятны и уютны, лестницы покрыты коврами, а соседская дверь не имеет 10 замков и сделана из дерева. Значит, дело, как всегда, не только в опасностях внешнего мира, это внутри нас что-то переменилось.

В больших городах исчезла культура дворов. Понятие «московский двор» перестало ассоциироваться с уютом и приветливостью. Еще несколько десятков лет назад двор был дополнительной большой комнатой небольших в основном квартир. Здесь кипела жизнь местного сообщества, здесь встречались сразу все поколения. Дети играли, взрослые общались между собой и обеспечивали безопасность своим присутствием, старики общались и зорко наблюдали за всем происходящим. Домино, шашки, шахматы, спорт, посиделки были скорее дворовыми практиками. Сейчас эта культура разрушена. Ее вытеснила дворовая культура иного типа. Ее атрибутами стали шприцы, пивные бутылки, тонированные тачки и грязные следы на сидениях скамеек. Такой двор изменил жизнь мам, ведь ребенка до определенного возраста смертельно опасно выпускать во двор одного. Ситуация сложилась из многих факторов. Съем жилья, частые переезды, само качество жилья (панельные дома впервые появились у нас как дешевое и временное решение жилищной проблемы) способствуют развитию психологии временщиков: мы здесь временно, зачем затрачиваться на установление добрососедских отношений?

С приходом индустриального общества и развитием эффективных социальных лифтов, сословная структура разрушилась, потеряла смысл. В России отправной точкой этого процесса стало разрушение крестьянской общины. С одной стороны упразднение сословий сделало общество более простым, ведь теперь все равны, с другой – в этой простоте тут же появились свои слои и новые критерии принадлежности к ним. В силу размытости таких слоев, а также возможности относительно свободно перемещаться между ними такое общество оказалось даже более сложно организованным, чем сословное. Сегодня ты можешь быть крестьянином, завтра стать в городе рабочим на заводе, через несколько лет открыть свое дело. К какому сословию тебя отнести? Теперь тебя можно отличить лишь по уровню достатка или образования, профессии, причастности к власти. Достаток может вырасти или упасть, квалификацию можно потерять или получить, профессию сменить. Вместе с подвижностью степень отчужденности внутри общества нарастает. Это во многом компенсировалось единой для всех коммунистической идеологией, но стоило официально отказаться от нее, как жизнь в 90-е внезапно наполнилась бандитизмом и бесчеловечностью. Внутренне люди уже были отчуждены друг от друга настолько, что нашлось немало тех, кто готов был отбирать жизни сограждан ради своего обогащения, и еще больше тех, кто готов был смотреть на это равнодушно и безучастно ради собственной безопасности.

Равнодушие к ближним сегодня зашкаливает. Безразличие к чужой боли сменяется любопытством и жестокостью. «Мужчина упал на рельсы, попытался выбраться, но никого не оказалось рядом, чтобы ему помочь», – говорит диктор новостей, демонстрируя подрагивающий ролик плохого качества, где человека, опирающегося локтями на перрон, тормозящий поезд заставляет быстро вращаться вокруг своей оси между перроном и поездом. Руки помощи не нашлось, она была занята, держа погибающего в кадре цифровой камеры мобильника. Возможность помочь, скорее всего, не рассматривается в принципе – такова степень отчужденности от человека на рельсах. Последний не рассматривается снимающим как равный и подобный ему, это крупный жук, которого жестокий малыш из любопытства оставляет без лапок и крылышек. Случай не единичен.

Чем-то относительно стабильным можно было считать семью. Семейные узы до недавнего времени были крепки, и семейное положение могло свидетельствовать о социальной зрелости человека. Сегодня и этот оплот общинности, связанности людей в единое целое расшатывается и переосмысливается. Атомизация происходит уже внутри семьи. Ювенальная юстиция – лишь внешняя сторона процесса. Сегодня на 10 браков в России приходится более 8-ми разводов. По каким-то причинам люди не выдерживают брачных уз или перестают видеть в них смысл. Аналогичный всплеск разводов и свободных отношений, кстати, наблюдался в первые годы советской власти. Изменившиеся семейный быт и общество, расширившиеся новые возможности сделали неэффективными многие старые схемы семейных отношений. Интернет позволяет, физически находясь рядом, существовать в параллельных, отдаленных друг от друга мирах. Чтобы получить человеческое тепло или его заменитель, уже не надо пытаться помириться с супругом, можно нажатием нескольких кнопок погрузиться в сеть и найти там утешение товарищей по несчастью, на всё согласных «идеальных» барышень, пусть на картинках, увлекательные игры, где всё как в жизни, только всё получается, наконец, нового партнера на сайте знакомств. Психолог Сергей Ковалев говорит, что социальные сети – основная причина увеличения числа разводов: здесь супруги могут «встретить» свою школьную любовь или еще кого-то, кого бы в жизни никогда не встретили.

Волна атомизации добралась до семьи, теперь, когда штурмуют донжон, мы не можем не искать решений. Семьи в современном мире – отдельная тема, наметим лишь отдельные вехи в поисках решений. Существует целый спектр решений: от многоженства и модели «один взрослый – один ребенок» до модели Сергея Переслегина, где первый ребенок – до брака, второй – от первого, пробного брака, третий – от второго, окончательного. Схема Переслегина – скорее констатация негласно существующей наиболее распространенной схемы семейных отношений. Здесь лишь предлагается принять жизнь как есть и не уничтожать в утробе первого «случайного» ребенка, как это часто сегодня делается. Некоторые священники намечают другие пути: например, выбирать супруга своей профессии, чтобы можно было работать вместе и таким образом проводить рядом больше времени и иметь больше общих тем для разговора, больше работать дистанционно через интернет, чтобы больше времени проводить дома. Так семья вновь становится цеховой ячейкой, а дом – одновременно местом жизни и работы, что было распространенной практикой в Средневековье.

Атомизация – двоякий процесс. Можно предположить, что это предельная степень усложнения социальной структуры. Общество по мере своего развития делилось на группы, слои, цеха, сословия. В пределе это деление-усложнение может разбить общество на обособленные группы, состоящие… всего из одного человека. Через предельное усложнение мы пришли к новой простоте. Если мы рассмотрим равносторонние многоугольники, то простейшим признаем треугольник. Двигаясь от простого к сложному по принципу увеличения количества сторон, мы последовательно придем к квадрату, пяти-, шести-, семи-, восьмиугольнику. Рано или поздно наш многоугольник станет больше похож на окружность. Графически его многоугольность потеряет для нас смысл. Это будет окружность, простая фигура, задаваемая всего одним параметром – радиусом. В отличие от всех предыдущих многоугольников, для построения которых параметров нужно как минимум два (радиус описанной окружности и количество сторон или длина сторон и их количество). Предположим, нечто подобное происходит с обществом: предельно усложнившись, оно пришло и к определенной простоте. И эту новую простоту нужно по-новому структурировать и организовать в обновленный более совершенный общественный организм. Каковы инструменты?

Интернет дорывает остатки старых связей. Детей он вырвал из дворового сообщества. Многие современные дети (и не только) больше гуляют в виртуальных пространствах, чем во дворе, там бегают, там сражаются, там играют и общаются со сверстниками в образах фантастических воителей. Парней – из спорта, давая почувствовать себя вооруженными до зубов крепкими вояками в очередной виртуальной бойне. Работников – из реального производства, дав возможность быть копирайтерами, журналистами, рекламщиками, пиарщиками. Здоровых мужчин – из числа отцов и мужей, подсадив на эротическую иглу. Женщин – из числа матерей и жен, дав возможность круглосуточной болтовни на форумах. И виртуальная реальность не останавливается на достигнутом, по некоторым прогнозам, в течение нескольких десятилетий технологии позволят создавать виртуальные пространства, неотличимые от реальных пятью телесными чувствами. Вот когда наличие духовного зрения станет вопросом №1.

Глядя на всё это, мы нередко говорим: интернет – зло. На самом деле, мы по-детски перекладываем ответственность с себя на что-то неодушевленное. На деле интернет – лишь инструмент, возможность. Он делает наши мысли более плотными, материальными. То, что проносится перед нами на экране за сеанс работы, – наглядное отражение наших мыслей, их содержания и степени упорядоченности. Это визуализация потока нашего сознания. И если изображение в зеркале ужасно, то, чем пенять на зеркало, лучше радоваться, что пороки с наглядностью обнаружены, и поработать со своим сознанием. Духовные законы не теряют силу в виртуальном пространстве, не случайно вирусов проще всего нацеплять там, где обещают халяву, легкое богатство или блуд.

В определенном смысле интернет провоцирует нас быть более сознательными, ответственными и взрослыми. Под его влиянием в обществе созрел мощный запрос на правила безопасной и эффективной работы с большим потоком информации. Как отсекать лишнюю информацию, как распознавать вредную, как держать в поле зрения важную? Кто, если не православные монахи и священники, вооруженные многовековым опытом мысленной брани, могут выработать современные принципы работы с информационным потоком, которые подойдут не только церковной, но и светской аудитории? Их даже не надо придумывать, достаточно адаптировать принципы, опытно найденные монашеством в мысленных бранях. Баннеры, новостные заголовки, ссылки – не что иное как неостановимый информационный поток помыслов, вроде того, что опытный монах из известной притчи сравнил с ветром, который невозможно остановить полами одежды. Это может стать и серьезным миссионерским шагом на самом острие общественного развития.

Итак, интернет может быть другим. Социальные сети могут не только поглощать, но и спасать людей. Достаточно лишь правильно обращаться с ними. В противовес виртуальной реальности, отвлекающей от решения настоящих проблем и этим усугубляющей их, введем принцип реальной виртуальности, когда виртуальное пространство становится средством взаимодействия и решения реальных проблем, а сеть связывает не виртуальные единицы, а настоящих людей с настоящими потребностями и настоящими возможностями. Этот принцип был блестяще реализован во время лесных пожаров лета 2010 года, когда группы «ВКонтакте» превратились в полноценные добровольческие пожарные отряды со своими автономными системами снабжения и оповещения. На VIII Пермском форуме, прошедшем в апреле 2012 года, на заседании «Сетевое общество: контуры новой реальности» исполнительный директор по инновационной деятельности «РИА Новости» Василий Гатов подвел итог встречи: «Социальные сети – лечение общества от атомизации. Там легче восстановить открытость, доброту, общение. Пока социальные сети – это лекарство для не общающихся друг с другом людей».

С последним предложением не согласимся. Тот же Василий Гатов так говорит об атмосфере на митингах этой зимы: «Доверие возникло благодаря тому, что люди, не встречавшиеся в реальности, вдруг встретились». На площадях люди встретились для того же самого, для чего встречались прежде в сети: заявить протест, обсудить, покритиковать власть. И даже это породило в них чувство взаимного доверия. Но уже существуют социальные сети, члены которых встречаются не только для того, что можно делать в сети, не только для обсуждения проблем, но и для их решения и созидания, для реальных дел, будь то благотворительность, взаимопомощь, творчество. И принцип обязательного личного общения при вступлении в такие сети является основополагающим. Этим принципом утверждается первичность личных человеческих отношений и вторичный, прикладной характер виртуального общения. О создателе «Живой сети» Игоре Дипе – наш следующий материал.

 

Филипп Якубчук

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

Комментарии


Ваше имя
07.04.2018 17:10
>Ситуация сложилась из многих факторов. Съем жилья, частые переезды, само качество жилья (панельные дома впервые появились у нас как дешевое и временное решение жилищной проблемы) способствуют развитию психологии временщиков: мы здесь временно, зачем затрачиваться на установление добрососедских отношений?

Вы шутите, что ли? А хрущевки (те, которые с "уютными дворами") разве не из панелек были собраны? И разве не были и они временным решением? И не их ли называли хрущобами? И разве были они в собственности у людей (социальный найм)?

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru