Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Раздавленный чужими небесами

№ 45, тема Одиночество, рубрика Родина

 

Справка:

Au pair (обоюдный) – так называют молодых людей, живущих в чужой стране или чужом регионе в принявшей их семье и делающих определенную работу (чаще всего занимающихся воспитанием детей). В качестве компенсации они получают питание, помещение (комнату) для проживания и деньги на карманные расходы, а также возможность выучить язык и познакомиться с культурой принимающей их страны или региона.

 

Открываю свой загранпаспорт и от избытка чувств целую новенькую визу. Я… Я! Еду в Париж! И знаете, на сколько? На целый год!

Я не верила, что всё позади: кучи документов, собеседование в посольстве, длинные разговоры по скайпу с приглашающей семьей и последняя пара месяцев – как одна большая подготовка к экзамену по французскому.

Итак, я еду в пригород Парижа в качестве au pair! Сначала была эйфория. Всё было в новинку, я училась ладить с детьми (их трое, и старшая девочка – с синдромом Дауна). Постепенно всё наладилось. Мама из этой семьи преподавала три раза в неделю в местном колледже, и я оставалась с детьми одна. Старшую, Поннет, я отводила в специальную интегративную группу, двух младших, Жана и Софи, – в la crèche – садик, где они находились три часа. За это время я успевала убрать в детской и что-то сделать по мелочам, потом бежала забирать всех детей.

Поннет оказалась самой доброй и ласковой. Благодаря ей я навсегда изменила свое отношение к людям с синдромом Дауна. Девочка в свои восемь лет не очень хорошо говорила, и мы с ней вместе учили французские слова и предложения. Погодки Жан и Софи поначалу задавали мне жару: могли и драться, и кусаться, и вообще это были такие хитрюги! Но вскоре я завоевала их доверие.

Каждый день я освобождалась в четыре вечера (а на выходных я была вообще свободна), садилась в поезд и ехала в Париж. О Париже не мне начинать рассказывать – как он прекрасен, сколько в нем шарма и очарования. Моя записная книжка пестрела каракулями маршрутов: «Аптека возле музея Орсе, потом Сен-Мишель, от него можно пешком пройти к музею Клюни и после к Люксембургскому саду и мимо главного здания Сорбонны», «От метро “Ситэ” до Нотр-Дам де Пари, потом к Лувру». Несколько выходных подряд я проходила одни и те же маршруты. Миллион фотографий, восторгов, ахи-охи и легкая зависть к французам: живут же люди!

Но постепенно, как это и должно было случиться, Париж мне приелся. Я побывала в окрестных маленьких городках, но все они были похожи между собой, как близнецы. И однажды утром в свой выходной я вдруг поняла простую вещь: мне жить еще тут столько времени, а я не знаю, как его с пользой потратить. Мне скучно. Я испугалась таких мыслей и мысленно трясла себя за плечи: ты что, очнись, ты в Париже! Многие об этом только мечтают… а ты не ценишь! И я снова повела себя по музеям. Но странная, едва ощутимая тоска росла с каждым днем, то таилась где-то на дне, словно обманывая меня, а потом вдруг вставала в рост, душила изнутри, и мне хотелось плакать на Монпарнасе, среди огней, людей, запаха блинов, глинтвейна и сигаретного дыма. Вскоре я поняла причину своей тоски: я была одна, совсем одна в этом красивом, но бесконечно чужом мне городе. И ему не было до меня ни-ка-ко-го дела. Я любила его, любовалась им, собирала каждую мелочь, фотографировала каждый камешек… и понимала: всё это безответно, слишком мы разные. Для того чтобы он ответил на мое чувство, надо, наверное, было родиться француженкой. Я помогаю с детьми, совершенствую французский, развиваю себя культурно и получаю от этого удовольствие, но как иногда хочется зайти в метро «Одеон» и выйти через пару станций на «Тверской» или «Охотном ряду», там, где у фонтана ждут друзья: Машка, Юля, Лёха – и хохотать с ними и гулять всю ночь или кататься на роликах на Поклонной горе!

Во Франции у меня не нашлось настоящих друзей. Окружающие люди были милы и улыбчивы, но не допускали ничего личного: здравствуйте, как дела, до свидания – и всё. В группе, куда я водила Поннет, помощником воспитателя работала милая девушка моего возраста, Элизэ. Мы пару раз поболтали с ней, я подарила ей русскую шоколадку, она благодарила и улыбалась. Я подумала, что мы могли бы стать подругами. Несколько раз я приглашала ее прогуляться и поболтать, зайти в кафе – и каждый раз получала вежливый отказ. То ли я делала что-то не то, то ли это особенности менталитета, или действительно я была совсем не интересна Элизэ – для меня это осталось тайной. Я рассказала свои горести по скайпу Маше, и она посоветовала дать объявление на местный форум – может быть, найдутся русские или французы, которые захотят составить мне компанию в походах по музеям. Я себя чувствовала как Чебурашка, который искал друзей.

Так мы и познакомились с Уорреном, американцем, который изучал в Парижском университете русский и французский. Уоррен был очень симпатичным, обходительным и вежливым парнем, на два года старше меня. Я помогала ему с русским, мы могли заниматься часами… и когда он поднимал на меня свои светлые красивые глаза, сердце неизменно проваливалось в желудок, и казалось, стены кафе, где мы сидим, пульсируют от ударов. Наверное, я влюбилась в него уже на втором занятии. Я аккуратно выяснила, что у него нет девушки, и вообще он предпочитал одиночество – погулять в тишине, отгородившись от людей наушниками плеера, почитать… Я мечтала и мечтала: а что, может это – моя судьба! Никогда не забуду, с каким энтузиазмом я готовилась к урокам русского, как я часами выбирала наряд перед встречей с ним и часами советовалась с Машей насчет подарка ему на Рождество. Маша выслала посылкой заказанные мной для него книги плюс путеводитель по Москве и брелок с Кремлем. Говоря начистоту, Уоррен никогда не показывал, что относится ко мне как-то по-особому, но я мечтала и верила. Перед Рождеством я купила себе платье в Париже и считала дни до нашего с ним занятия. И вот за два дня до встречи от моего принца пришла СМС: «Извини, давай перенесем встречу, прилетит мой бойфренд на пару дней, мы с ним хотели бы провести время вместе».

Я не гомофоб… но те книги, и брелок, и путеводитель так и остались в моей французской семье. Может, им пригодятся. Да и Поннет любит играть с миниатюрным Кремлем, уже выучила это слово по-русски. А мне было бы больно увидеть Уоррена еще раз…

Многие мои друзья и родственники бесконечно спрашивали: «Ну что, есть шанс там остаться? Ты всё испробовала? Может, ты поступишь в местный универ, у тебя же французский…»

Но я поняла однажды, обходя пеструю толпу туристов около Нотр-дама: я не хочу здесь оставаться. Я хочу доработать и вернуться домой. Потому что дома это чувство оставленности меня не беспокоит. А здесь я чувствую себя потерянной и чужой, даже в самой гуще событий, в толпе людей. Потому что мне не с кем поделиться тем, что внутри. Обманешься чужой доброй улыбкой, захочешь познакомиться чуть ближе – и человек уже вежливо-холодно отодвигается, не желая тебя слушать. Это, должно быть, то самое чувство, о котором писал Лорка: «Я сам, раздавленный чужими небесами…»

Я спокойно доработала год и легко простилась с воспитанниками. Моя французская семья нашла новую au pair. А я вернулась домой. Это было начало мая.

Через пару дней, 8 мая, я вышла на «Маяковской». По Тверской-Ямской ехали танки с Красной площади после репетиции парада Победы. И какой-то пожилой мужчина стал объяснять мне и окружающим:

– Это БТР – артиллерия, на гусеничном ходу. А это – пусковая  9А310. И то, и другое – одно из лучших в мире, а в своем классе – лучшее.

С ним разговорились – женщина, парень, еще один парень, и вскоре мы все увлеченно разговаривали, вспоминая своих родных, бабушек и дедушек, тех, кто прошел войну. И я в тот момент остро поняла: вот это нас всегда будет объединять… И еще – язык. Это была русская речь, от которой я уже и отвыкла. И 8 мая так запомнилось мне – именно в тот день я поняла: вот, я вернулась на родину, я здесь, у себя, накануне Дня Победы, и мне есть чем гордиться.

Инна Липатова

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru