Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

«…и так далее»


Весна в горах начинается уже в феврале. Дома еще метут метели, а здесь снег растаял и пробивается трава. По утрам воздух прозрачный, небо синее-синее, и вершины гор укутаны молочными клочьями тумана. Красиво. Как будто и в помине нет войны. Я прилетел в Грозный в начале марта 2005-го.

В первые же дни познакомился с офицером из соседнего подразделения. Парень, радушно улыбаясь, представился первым:

– Капитан Плетнев Денис Евгеньевич, город Киров.

– Подполковник П. Алексей Владимирович.

Денису было 27, мне – 30, сдружились сразу, тем более, что часто приходилось общаться в рамках выполнения служебных задач, ходили друг к другу в гости. Денис оказался на редкость гостеприимным. Первым делом всегда говорил:

– Садись, Алексей, – чайку попьем, сгущенкой нормальной угощу.

– Ого, «натурпродукт»! А у нас в пайке не пойми что, а не сгущенное молоко.

– Ну и ешь на здоровье, – Денис все подливал и подливал чай.

– А ты что сегодня такой счастливый? – как-то спросил я.

– Да так… С женой по телефону недавно говорил. Соскучился. Мы с ней дружить начали еще в школе, вместе учились. Знаешь, она у меня такая красавица!

– Могу представить. Как и моя.

– Про Сашку, сына, рассказывала. Третий год уже парню. Такой, с характером, – продолжал Денис, мечтательно посматривая в окно. – Дочку теперь очень хочу. Ничего! – тряхнул головой. – Осталось немного, еще полтора месяца, и – домой.

– А сюда как попал?

– Из Москвы пришла разнарядка. Кстати, у меня отец – тоже офицер, выполнял интернациональный долг в Афгане. Отмечен боевыми наградами. Так что – по стопам отца. Мать только жалко. До последнего тянул, не говорил ей. И так, пока отца ждала, сколько нервов потеряла.

Одному из наших офицеров вручили медаль «За отвагу». Бросили ее, как водится, – в кружку, залили до краев…Обмывали всем боевым коллективом.

– Отцу сегодня про тебя рассказал, – как всегда, светло улыбаясь, сказал Денис награжденному. – Просил передать тебе поздравления. Говорит: хорошая награда.

Расходилисьдалеко за полночь. Мы с Денисом постояли еще напоследок.

– Вот и еще одно утро наступает. Скоро домой. Хорошо!

***

В апреле 2005-го в региональный оперативный штаб по управлению контртеррористическими операциями на Северном Кавказе поступила информация о том, что в одном из многоэтажных домов Грозного рядом с телецентром появилась группа лиц, вооруженная большим количеством огнестрельного оружия и самодельными взрывными устройствами. Было принято решение о проведении специальной операции по обнаружению и аресту бандгруппы.

– Вот, Алексей, думаю – пойти к шефу, попроситься, что ли? 15 апреля операция будет. Меня почему-то в числе участников нет.

– Ну и хорошо! Тебе-то зачем? До конца командировки три недели осталось… Досидишь спокойно – домой поедешь.

– Нет, ну как же, приеду домой – а рассказать нечего. Вроде был в горячей точке полгода, а вроде как и не был. Бумажки перебирал.

Денис и правда «сидел на бумагах»: был аналитиком и программистом – работа ответственная и сложная. Тщательно прорабатывая информацию, он часто засиживался за компьютером до утра – за строчками стояли живые люди. И еще он всегда помогал ребятам. Даже если его не просили. Если видел, что кто-то корпит над отчетом, сам подходил:

– Ну, чего у тебя? Давай помогу.

И было видно: искренне говорит, не в тягость ему это.

***

Вечером 14 апреля Плетнева включили в число участников спецоперации. Он обрадовался, хлопнул меня по плечу и весело подмигнул:

– Завтра вместе пойдем. А то все сижу перед монитором…

– Коллега, изложите ваши функциональные обязанности в период проведения указанного мероприятия, – пошутил я.

– Фиксирование на видео– и фотокамеру преступной деятельности членов незаконных вооруженных формирований, – бодро отрапортовал Денис и, рассмеявшись, добавил: – Ну… и так далее.

– Ладно, спокойной ночи! Завтра увидимся.

***

– Сбор личного состава, задействованного в проведении спецоперации, через три минуты!

– Алексей, выходим.

– Да, ребята. Сейчас догоню.

Так, ничего не забыл? Все в порядке, все на месте. Смотрим дальше. Крест на мне, «Живый в помощи» и «Отче наш» в левом верхнем кармане. Ну, присесть, что ли, на дорожку. Интересно, кто поставил на полке эти иконки? Да какая разница! Главное, что кто-то оставил их здесь для нас. «Пресвятая Богородице, спаси нас! Не остави на всех путях наших!» Все. Теперь на выход.

***

15 апреля несколько девятиэтажных домов по улице Богдана Хмельницкого были блокированы подразделениями специального назначения ФСБ, МО и МВД России.

Подошли к дому все вместе. Обычный блочный, серого цвета. Наполовину жилой. Совместно с сотрудниками республиканских ФСБ и МВД и Центра спецназначения «Вымпел» начали поиск с девятого этажа. Проходили и опрашивали всех жильцов. Дошли до четвертого. Одна из квартир оказалась закрыта. Позвонили в соседнюю. Дверь открыла перепуганная чеченка с ребенком на руках.

– Здравствуйте. Ваше имя, фамилия? Вы здесь прописаны?

– Да, здесь. Я ведущий диктор чеченского телевидения, – и она оглянулась на двух других детей, выглядывавших из-за ее спины.

– Чьи дети?

– Мои и моей сестры.

– Где она сейчас?

– В зале.

– Ну, чего ты испугался? Мы посмотрим и уйдем, – Денис присел на корточки пред кареглазым малышом лет трех-четырех.

– Кто живет в соседней квартире? Где сейчас ваши соседи? – продолжали спрашивать хозяйку.

– Не знаю.

– А вы в ближайшее время видели, чтобы туда кто-либо входил или выходил?

– Она закрыта, мы на этой неделе там никого не видели.

Внезапно в тишину дома ворвались пулеметные и автоматные очереди, послышались взрывы гранат.

– А говорите – никого нет!

– А-а-а… – закричала было женщина. Денис втолкнул ее в глубь комнаты. Я бросился за ним. Нужно срочно доложить начальнику подразделения о происходящем. Руки машинально вытянули мобильник.

– Назад! – скомандовал Денис, поймав за руку одну из женщин с ребенком, которая в панике бежала из квартиры на лестничную площадку. Он одним рывком отодвинул стоявший у левой стены диванчик, посадил женщин с детьми в угол, сгреб в охапку большие мягкие игрушки, прикрыл ими людей и еще придвинул матрас. Я, переходя в правый угол комнаты, где стоял другой диван, через взрывы и стрельбу расслышал распоряжение начальника: «Сядьте где-нибудь и не мешайте спецназу работать».

Однако все вышло иначе. Боевики оттеснили штурмовавших на лестничную площадку и, переместившись в соседнюю квартиру, где мы находились, пытались войти в комнату, где были женщины и дети. Не исключено, что хотели взять их в заложники и под их прикрытием покинуть дом.

Поняв, что просто так пройти к ним не удастся, открыли огонь. Завязался бой. В какой-то момент забежавший в комнату бандит начал стрелять в меня в упор. Одновременно где-то взорвалась граната. Одна пуля разбила кость на левой руке, зацепила нерв. Мгновенно ослабевшая рука выпустила автомат, перегруппироваться не было возможности. На доли секунд я оказался полностью беззащитен. Увидев, что мне грозит смертельная опасность, Денис, рискуя собственной жизнью, покинул укрытие и под огнем противника ответной очередью поразил нападавшего боевика. Я отбросил автомат и стал доставать пистолет. Все это время он продолжал вести бой. «Молодец! А говорил – бумаги, бумаги! Да он работает как спецназовец – в одиночку отбивает атаки. Женщин и детей собой закрывает. Мужества парню не занимать. Не каждый сможет вот так: зная, что если поднимешь голову – могут убить, подняться и открыть огонь. Мужик!» На время стрельба прекратилась. Я тоже сделал несколько выстрелов и пригнулся за спинкой дивана. Посмотрел на Дениса.

Он достал гранату, сделал замах. Но почему медлит? Почему напряженно смотрит в дверной проем и не бросает? Если там наши, он бы ее не достал. Если боевики – сразу бы бросил. Смотрит на меня как-то странно, словно спрашивает – бросать или нет? Да что он там видит?!

– Денис, бросай, не жди!

Он бросил гранату, но она почему-то упала совсем рядом с нами, я отчетливо слышал ее удар о пол. Внутри все сжалось. Раздался взрыв. А потом была тишина...

***

После, беседуя с другими участниками операции, я узнал, что примерно в это же время в соседней комнате взорвал себя террорист-смертник с поясом шахида.

Когда я открыл глаза, нестерпимо жгло правую половину лица. Огонь стремительно растекался по комнате. Не могу сказать: привиделось мне, или было на самом деле, все как в тумане: вижу, как женщины и дети выбегают из комнаты в коридор. Когда я повернулся к Денису, их рядом с ним уже не было. Он сидел на полу со свесившейся набок головой, а находившийся рядом матрас уже лизали языки пламени.

Я оттащил матрас здоровой правой рукой и наклонился над другом.

– Ну, хоть тело твое попробую вытащить отсюда! – и, уцепившись за ворот камуфляжа, потянул на себя. Нет, не идет. С места сдвинуть невозможно. А ну-ка, еще раз! Тяжелый какой, будто свинцовый. Ничего не видно. Все в огне и дыму. Эту едкую смесь невозможно вдыхать. А если ртом? Еще хуже. Раскаленный воздух обжигает горло, заставляет еще судорожнее глотать его, вызывает кашель. Замкнутый круг.

Так, еще разок! Снова не продвинулись ни на сантиметр. Эх, если бы еще и левая рука работала! Начинается удушье. Правый рукав до спины горит.

– Нет, Дениска, даже и тела твоего не вынести мне отсюда. Все. Дышать больше не могу. И не дышать не могу! Надо упасть на пол: там хоть есть немного воздуха – и ползти к дверному проему. Прости меня, Господи! Спаси, сохрани и помилуй!

***

Придя в себя, я не понял, где нахожусь. Позже из беседы с товарищами выяснил, что лежал на площадке у входа во вторую квартиру.

«Как здесь прохладно! Я не горю. И воздух можно вдыхать свободно. Слава тебе, Боже! А Денис?! Там пожар даже и не думает прекращаться. Де-е-ни-ис!!! У-у-у! Сгорел, наверно, уже весь. Пришли мы сюда вдвоем, а теперь он там. Мертвый. А я здесь. Живой. А кто лежит у меня на спине? Не пойму. Кто-то из спецназа. (Уже в госпитале узнал, что это был погибший во время штурма первой квартиры подполковник «Вымпела» Медведев Дмитрий Геннадьевич, впоследствии посмертно удостоенный звания Героя России.)

– Братишка, как ты? Живой?

Похоже, нет. И этот такой же свинцовый. Не вылезу я из-под него. Левая рука не работает. Правая тоже не ахти, кисть раздуло всю, пальцы, как сардельки. Что с оружием? Автомат и пистолет в той комнате, но, скорее всего, уже не рабочие. А где нож? Странно, был в разгрузке, а теперь его нет. Что там у соседа сверху? И у него ничего. Наверно, боевики обыскали тело и все забрали. Стоп! А кто это там разговаривает не по-нашему в соседней квартире? И почему шепотом?

Надо же, оказывается, не все боевики уничтожены. Плохо дело. Я один, оружия у меня нет. Если бандиты обнаружат – добьют или медленно будут делать из меня фарш. Господи, помилуй! Смотрим еще раз. Как же я сразу не нашел в разгрузке гранату? Уже лучше. Теперь вариант один – если подойдут, взорвать себя вместе с ними. Господи, помилуй! Легко сказать: взорвать себя. Недавно только тридцать исполнилось, еще жить и жить. Как я сейчас возьму и уничтожу себя? А надо. Да не пойдут они сюда, ведь здесь все горит. Так, не надо себя успокаивать! Ты готов выдернуть кольцо? Ну?! Да. Не знаю… Так «да» или «не знаю?» Господи, укрепи! Господи, не дай им найти меня!

***

Нет, свои, наверно, уже не успеют вытащить меня. Слишком много крови потерял. Или боевики сейчас пойдут и обнаружат. Сколько уже лежу здесь? Не знаю. Господи, если пришло время мне – пусть будет воля Твоя. Только прошу, не оставь моих детей…

***

Белый потолок. Белые стены. Белые двери. Люди в белых халатах. Тревожные голоса.

– Вроде очнулся.

– Парень, ты меня слышишь?

– Да.

– Знаешь, где ты находишься?

– Нет.

– Посмотри повнимательнее.

Белый потолок. Белые стены. Белые двери. Люди в белых халатах.

– В больнице, что ли?

– В военном госпитале. Как попал сюда, знаешь?

– Нет.

– Ну ладно, отдыхай.

– Доктор, подожди. Где Денис?

Говорит в сторону:

– Про Дениса какого-то спрашивает. Кто это?

– Слышишь, с Денисом все нормально. Ему уже сделали операцию. Не волнуйся. Отдыхай.

***

За мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, капитан Плетнев Денис Евгеньевич награжден орденом Мужества (посмертно). Я лично считаю (да и многие наши), что за совершенный им подвиг Денису надо присвоить звание Героя России – ведь он под огнем противника практически в одиночку вел бой, не давал боевикам прорваться к раненому товарищу, собственным телом закрывал от пуль и осколков женщин и детей. В общем, принял весь удар на себя и ценой своей жизни спас шестерых человек.

В горячих точках каждый из наших ребят имеет свой позывной. Его позывной был «Грэй». В импровизированном военном городке в Чечне мы жили в так называемых модулях, условно их можно сравнить со строительными вагончиками. Проходы между рядами модулей образовывали некое подобие улочек. Теперь одна из них называется улицей имени Грэя.

Алексей П.

Читайте рассказ о подвиге майора Сергея Солнечникова

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru