Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

День несправедливости

№ 22, тема Справедливость, рубрика Образ жизни

автор Мария ДОНСКАЯ

Началось все с утра, когда папе нужно было срочно на какую-то встречу, а он проспал. То, что у меня сегодня в институте защита важной курсовой, труда почти всей жизни (я три ночи не спала из-за нее), никого не волновало. Папа, улыбаясь, сказал, что институт – это так, неважно, вот у него работа – да. Я посмотрела на него хмуро и пошла пить кофе. На кухне стояла мама и наливала себе кофе. «А мне?» – спросила я. Мама же, допив кофе за секунду до моего вопроса, ответила, что это был последний, и убежала собираться. От удивления, что ей ни капельки меня не жаль, я провожала ее, почти открыв рот. Как так можно относиться к собственному единственному ребенку? Поглядев на пустую банку из-под кофе, я хмуро пошла одеваться: душ принять не успеваю. Решив, что если приехать пораньше, то можно успеть выпить кофе в столовой, я выбежала из дома повеселевшая.

В метро была очередь на вход. Я продвигалась к турникету, понимая, что наверняка помну пиджак, и размышляя, почему родители не купят мне машину. Там бы меня ни-кто не толкал... Ведь это несправедливо! Я такая красивая – и должна тут протискиваться в духоте и тесноте. Вдруг заметив, что у одного турникета образовалось окно, я решительно двинулась туда, но прямо передо мной возникла невозможно медлительная старушка. Мало того, она просто физически не могла двигаться быстрее. Наконец добравшись до турникета, она еще долго не могла достать из кармана свой проездной. Я почти кипела от негодования: я тут опаздываю, а она ковыряется. Вот куда ей торопиться?

Доехав до института, я поняла, что в столовую уже лучше не заходить, – потеряю время в очереди. Ничего, меня спасет кофейный автомат. Автомат странно ворчал, но я подумала, что он самоочищается или еще что-нибудь такое сам с собой делает, и нажала кнопку выбора кофе. В следующую секунду я визжала на весь этаж: откуда-то из машины бил фонтан кофе, причем на мой светлый костюм уже попало два десятка капель. Отбежав на безопасное расстояние, я увидела, что из бежевого мой костюм стал леопардовым, но только спереди. Первый день надела, еще никому не показывала, а сколько уговаривала маму купить… Из аудитории высыпал народ посмотреть на фонтан, и первая модница курса громко всем сообщила, что за пять минут до этого налила себе из него кофе. Я чуть не заплакала: вот несправедливость! Ей-то можно было один раз и испачкаться, а я хорошие вещи не так часто покупаю.

Расстроенная, я вошла в аудиторию. Никак не могла сосредоточиться на вопросах преподавателя, и та меня отправила пересдавать. Нет чтоб пожалеть меня! «Деточка, вы явно озабочены своим костюмом больше, чем моим предметом», – сказала она. Я грустно вышла из института, жалея, что надела каблуки, потому что вышагивать на них не было больше настроения. И вдруг я споткнулась и услышала подозрительный хруст. Так и есть: каблук отлетел. Да что за день! Я в пятнах, со сломанным каблуком и даже курсовик не защитила. Почти вслух взмолилась: «Господи, за что?»

В метро на обратном пути на эскалаторе отлетел и второй каблук. Положив оба в сумку и стараясь не плакать, я в туфлях на носочках вошла в вагон. Передо мной сидело два ряда мужчин. Кто спал, кто читал, один даже с интересом посмотрел на меня, но никто не шевельнулся, чтобы встать. Повиснув на поручне, я, сжав зубы, стояла. Хотелось устроить скандал, но больше всего хотелось, чтобы пожалели.

Поняв, что никто не собирается мне уступать место, я вышла на другой станции и пошла в парк. Сняв туфли и порадовавшись, что погода теплая, я дошлепала босиком до лавочки и села. Не знаю, сколько я просидела так, думая: почему весь мир так несправедлив и ему нет никакого дела до моих страданий? Вот даже папа с мамой с утра меня обижали, как они могли? Я думала о преподавателе, о том, что, будь я на ее месте, я бы меня обязательно пожалела и поставила «отлично» в зачетку просто так. А не придиралась к неточностям в курсовой. Неужели она никогда не пачкала свой лучший костюм? Ну и что, что я списала большую часть работы у однокурсницы, рассчитывала-то я сама! Ну, всего лишь не просчитала последнюю формулу. Ну, забыла! С кем не бывает! Можно же было меня пожалеть и поставить… ну хоть четверку.

Впрочем, чего я хочу, если в этом мире нет справедливости! Даже место в метро никто не уступил, я, конечно, стояла с видом «так и задумано», но видно же было, что каблуков нет. И вообще, можно было просто уступить красивой девушке место, красивых беречь нужно. Вот некрасивые пусть постоят, а красивые должны отдыхать. Это справедливо. Я бы даже издала такое правило: уступать место в метро инвалидам, пассажирам с детьми, беременным и красивым женщинам. Точно! И в институтах бы ввела правила. Я бы вообще весь мир сделала справедливым, будь моя воля! Я бы... Вот почему мама с папой не звонят? Им, наверно, все равно, что с их дочерью? Сегодня мама даже не поделилась со мной кофе, а ведь это было бы справедливо – отлить мне половину. Я же тоже кофе утром хочу.

Вдруг я заметила, что стемнело, и решила узнать, сколько же сейчас времени. Достав телефон, я увидела около двадцати пропущенных вызовов – все от родителей. И тут я вспомнила: мы собирались вечером на дачу! Папе нужно было завтра с утра что-то там чинить, а мама за грибами собиралась. И ради этого папа сегодня так рано ушел на встречу и мама отпросилась пораньше с работы, а я должна была приехать из института в три, чтобы мы сразу же сели в машину и... Я представила себе родителей, которые последние несколько часов пытались до меня дозвониться. Мама наверняка выпила литр валерьянки, а папа столько же чаю.

Я быстро побежала к метро, написав родителям SMSку. Пока я ехала, старалась не думать, как они будут меня ругать и что придумают в наказание. А мне даже оправдаться нечем: сидела на лавочке и жалела себя. Господи, что ж я такая глупая... Ну, просто неудачный день. И преподаватель не виновата, она просто хочет поставить заслуженную оценку. Она вообще нас предупреждала, что сдадут только те, кто все сделал сам. И главная модница курса тоже не сдала курсовик, так что тоже все правильно. А я могла попросить уступить мне место в метро… Выходит, все было справедливо. И сейчас родители меня будут справедливо ругать за то, что я пропала и не позвонила им. С чего я вообще решила, что мне все должны?

Осторожно повернув ключ в двери, я вошла в квартиру. В воздухе висел запах пирога – лучшего маминого пирога с яблоками. Навстречу вышел папа и обнял меня. Они как прочитали, что я ничего не сдала и испачкала костюм, решили, что ругать меня не стоит. Мама приготовила пирог, а папа достал подаренные ему на работе вкусные бельгийские конфеты. От вида пирога, конфет и улыбающейся мамы я чуть снова не расплакалась: как я могла на них злиться?

Засыпая, я подумала: как хорошо, что они не поступают со мной справедливо, а просто любят.

 

Рейтинг статьи: 5


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru