Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Сделайте меня Золушкой

№ 17, тема Вера, рубрика Культура

«Таинственным образом» к созданию обеих картин оказались причастны американцы.

Спросите: с чего бы это? В наше время любая более-менее крупная система пристально изучает свои истоки. Не стала исключением и Америка. И пришли американцы к интересным выводам: сказка, которая лучше всех описывает как историческую судьбу Америки, так и пресловутую американскую мечту, – это, конечно же, «Золушка». Оболганная, забитая, насильно превращенная в «темную», стала снова «светлой»,: стоило ей только попасть в руки сценариста и режиссера – -волшебницы и ее прекрасного ассистента.

Поэтому рассказы о том, что американцы – это очень прагматичные люди, – наглая ложь. Более наивных людей с истовой верой в свою избранность и в демократию не найти в мире не найти. Любой американец давно уже верит не в «self-made» – сделай сам, а в «find me»: – продюсер, режиссер и сценарист, найдите меня и сделайте из меня то, что вы сделали с Золушкой.

Необходимое дополнение: Золушка по-американски должна очень верить в природу света, который она и приобретает. Что же дает свет? Правильный американский ответ – деньги. А что лучше всего удерживает свет денег, правильно его отражает и сохраняет? Конечно, мир гламура.

Поэтому в фильме «В ожидании чуда» есть все необходимое для девушекки в возрасте от 15 до 70: любовь Золушки и принца (с приличной суммой на личном счете) в обетованном месте – в мире гламура.

Американцы тоже не дураки, они прекрасно понимали, что с местными аборигенами должен разговаривать такой же абориген, но только правильно подготовленный. Кто автор сценария и режиссер фильма «В ожидании чуда»? Джон Смит? Бен Очковски? – Женя Бедарев с Алтая. Земляк Шукшина. Сам в какой-то мере Золушка – по судьбе. Работал телеведущим на Барнаульском телевидении, деньги неплохие зарабатывал, решил квартиру купить. Деньги отдал в Барнаулстрой. (нНаивный)… После того, как исчезли деньги, отправился покорять Москву, закончил Высшие рРежиссерские и сСценарные кКурсы. Вот здесь он и вычислил с ходу богатых «америкосов», желающих осваивать наш быстро растущий кинорынок. За три месяца сварганил такой сценарий, после прочтения которого было очевидно, что все девушки, которые никогда не попадут на обложки толстых журналов, не станут обладательницами идеальных фигур, этот фильм пойдут смотреть.

Еще бы – в фильм было заложено такое количество чудес!.

Чудо первое. Главной героине Майе досталась по наследству однокомнатная – в центре Питера – квартира от бабушки, с которой Майя, похоже, и не виделась никогда. Американцы бы ни в жизнь не догадались вложить в сценарий подобное. Но израненная бедаревская душа не могла молчать. Некоторые знакомые, делясь со мной впечатлениями от фильма, отнестись к этому событию как к «обыкновенному чуду» не могли. «И после получения квартиры эта Майя кричит, что в тот момент, когда Бог раздавал счастье, она где-то отсутствовала! Вранье!» – дословный вопль одной знакомойиз них. Но я резонно возражал, что Майя говорила о разделе другого счастья – (ей не достались длинные ноги и худая талия) – еще до получения квартиры, а вот после получения все и началось. Но мои оппонентки со мной не соглашались и выдвигали новые аргументы, которые сводятся к следующему.

Чудо второе, а на самом деле и главное: Майя, не умея одеться в принципе, каким-то образом попала в модное агентство по разработке одежды и оказалась успешным дизайнером.

Чудо третье: куда исчезли «предки»? Где Майины родители? Ведь даже сирота Гарри Поттер все время рассуждает о папе и маме! Может, действительно, Майя все-таки пчела (по поводу сравнения с которой она на протяжении всего фильма очень переживает), и родилась в каком-то улье?, – Тогда вопросы о маме и папе отпадают сами собой. После этого появление младшего волшебника, ассистента Фея, и современного принца Феермана – просто сущие пустяки

Но все-таки чудо есть чудо. Хочешь верь, хочешь – нет… Хотя одна из моих знакомых сразила меня наповал: «Представляешь, они не обманули. Я два часа ожидала чуда. Села в кинозал и жду, проходит полчаса, – жду, проходит час – жду, вот титры пошли – жду чуда. Фильм закончился, чуда нет, я обиделась, а потом вспомнила: фильм-то называется не “«Чудо”», а “«В ожидании чуда”»…»

Главный плюс, который получили создатели от всех «веров» и «неверов» картины, – следование классике, незабываемой «Золушке» 30-х с бессмертным «старым добрым жуком». Именно поэтому, как и в старой «Золушке», в картине «В ожидании чуда» все светло, добра на порядок больше, чем зла, и все злые персонажи – лишь отдельные помехи на светлом пути.

«Я не волшебник, я только учусь» – эту фразу знал каждый ребенок на бескрайних просторах нашей страны. Да, именно поэтому образ Фея, наследника легендарного помощника волшебницы, который так любил Золушку, – —главная удача в фильме.

Поклонницы картины «В ожидании чуда» хором заявляли мне, что авторы жутко ошиблись: Фея просто необходимо было материализовать в наш мир, и Майя должна была за него выйти замуж. (Поэтому я не удивлюсь, если в скором времени мы увидим «В ожидании чуда – 2».).

Хотя, по правде говоря, в этом главная идеологическая коллизия картины. С одной стороны, Евгений Бедарев сделал все, чтобы ублажить камрадов-американцев. Очаровательная толстушка, не похудев ни на грамм, становится суперстильным дизайнером и впридачу получает принца, руководителя крупнейшей фирмы по производству одежды, товарища Феермана, – вот она, американская вера, в действии. Но, с другой стороны, писал все это и снимал «наш человек», земляк Шукшина, и, как бы он ние прогибался в надежде поставить свой первый полнометражный фильм с миллионным бюджетом, какую-нибудь маленькую «гадость», незаметную американскому менталитету, должен был сделать.

Во-первых, Фею вручили имя Пафнутий. Одна патриотически настроенная поклонница картины все время обращала на это мое внимание: «Ты только подумай – Пафну-утий».

Во-вторых, в уста «принца», товарища Феермана, была вложена одна маленькая, но очень говорящая фраза: «Я жадный до денег». Американцев это никак не насторожило, для них – это нормально. А вот для всех потенциальных отечественных золушек это – это страшная аномалия. Денег хотят все, большинство – много, но принц НЕ ИМЕЕТ ПРАВА говорить, что он до них жадный. Какой вывод? Принц подставной, самозванец. Золушке не предоставили настоящего принца, счастье ее не полно, а значит, даешь продолжение!!! Навязанную нам мечту изменим своими мечтами! А вот в продолжении американская Ззолушка будет, безусловно, русеть… И образцовый мир гламура исчезнет, как нормальный мираж… Мы с вами узнаем настоящую профессию Майи, материализовавшийся Фей окажется Федором, его извлекут из одежды унисекс… В общем, все будет хорошо.

Если «глянец» на американские деньги снимал «наш человек» с Алтая, то «гГлянец» на интернациональные деньги снимал американизированный русский – знаменитый Андрей Кончаловский. И если создатель «В ожидании чуда» четко воспроизводил американскую мечту, воспевая гламур (но, правда, при этом сыпал песок в бензин), то создатель «Глянца» вроде бы занимался разоблачением гламура (само название фильма говорит за себя). Но результат Кончаловского прямо противоположен. Его вывод прост: да, глянец – это плохо, но вокруг все настолько «паршиво», что понимаешь: глянец, он же гламур, – это хорошо.

В отличие от Бедарева, Кончаловский показал родителей своей Золушки, причем таких, что вопросов нет, – прекрасной ростовчанке Гале от этих «уродов» надо срочно делать ноги. И все «уроды», которых Галя позже встретит в Москве, на фоне ее родителей – «вполне нормальные люди», пусть и с отдельными ярко выраженными недостатками.

Еще давайте вспомним образ Ростова-на-Дону, ( не последнего города на российских просторах –), столица юга как- никак. Заводы, бандиты, опять заводы, снова бандиты – злобные Ваньки с врожденным антисемитизмом – избивают честного журналиста еврея (годы работы Кончаловского в Голливуде для него не прошли даром, уроки политкорректности усвоены хорошо). И на этом фоне – девушки, читающие глянцевые журналы, с единственной мечтой: попасть на обложку подобного журнала и выйти замуж за олигарха.

Ну как не помочь подобным бабочкам совершить полет к столь притягательному источнику света! И Кончаловский помогает.…

В результате Галя-то выходит замуж за… миллиардера Клименко.

Кроме того, технология замужества вполне достоверная, и в этом главная заслуга Кончаловского. Широкая российская общественность узнала о о Пете Листермане, московском сутенере, главном своднике страны (реальный прототип Пети из фильма), который помогает олигархам (им, бедным, ой как тяжело, ведь каждый мечтает ухватить кусочек их богатства) жениться и обзаводиться любовницами. Именно он и есть главный волшебник мира глянца, способный любую девушку (с необходимыми данными) превратить в счастливую Золушку, жену или любовницу олигарха.

Рядом же с ним действует и главный помощник «волшебника» Стасис.

Он не волшебник, но тоже неплохо учится и иногда способен, из «чего попало» сделать конфетку. Вместе Стасис и Петя разглядели в Гале Грейс Келли, и осчастливили страдающего олигарха, приславшего столь необычный заказ.

Сам создатель фильма уверен: «Я считаю, что "Глянец" – мой лучший фильм. Я считаю так по двум причинам: во-первых, "Глянец" – это наиболее точная метафора сегодняшней России. Меня давно занимает проблема будущего России после развала социализма, и, думаю, мне удалось найти емкую форму для выражения этого процесса… Вторая причина моего убеждения, что этот фильм – один из моих лучших: я был по-настоящему – немыслимо – свободен как художник!».

Да, Кончаловский был «свободен» в этой картине, – это тебе не Бедарев, угождающий американцам. И, с одной стороны, отформатированный идеологией Голливуда, он рассказал сказочку вечным провинциалкам, разоблачил в «позволенных» рамках плоский мир глянца (мир, который запрещает думать о глубине и учит скользить по поверхности), показал всем, какая у него красивая и талантливая жена, почувствовал себя немного Пушкиным, закончив словами «Ввот и сказочке конец, а кто слушал – молодец!» . Но, с другой стороны, этот фильм свидетельствует (в который раз), что веры, – того, что обеспечивает глубину и мира, и человека, – у Кончаловского нет. А нет веры, – нет и свободы. И именно поэтому на первый взгляд совершенно плоский, ни на что не претендующий фильм «В ожидании чуда» дает людям гораздо больше, чем «лучший» фильм» Андрея Кончаловского.

 

Александр Васильев

 

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru