Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Кострома

№ 43, тема Выбор, рубрика Родина

Я попала в Кострому буквально на несколько часов к своим знакомым – москвичам, которые перебрались сюда на ПМЖ.

– Тяжело было отвыкать от Москвы? Столица всё-таки…

– Отвыкать? Да что ты, я надышаться здешним воздухом до сих пор не могу. Просторы, тишина, вода рядом, жизнь течет спокойно и размеренно. По вечерам ходим с супругой гулять по центру, мимо старинных домов с резными наличниками. Красота. А летом – по набережной. Разве с Москвой это может сравниться?

…Времени катастрофически не хватало, а так хотелось подольше задержаться в этом полусказочном городе, почувствовать его дух, вдоволь нагуляться по старинным улочкам. Дала себе и друзьям-костромичам слово, что приеду сюда летом. А пока попросила замечательных ребят из костромского творческого объединения «Подвиг Сусанина» при Костромской епархии поделиться своими рассказами о родном городе и окрестностях. Чем они только не занимаются в этом творческом центре – пишут музыку и стихи, проводят радиоэфиры, снимают и, конечно же, набираются опыта и мастерства у известных людей. «Мы верим, что с помощью нашего творчества сможем сделать мир чуть лучше, добрее, донести до людей нотки прекрасного».

 

Светлана Воронова

Студенты

В следующем году Костроме будет 860 лет. Несмотря на такой солидный возраст, город не стареет, а, наоборот, постоянно обновляется. Кострома – маленький бриллиант в золотом кольце России. Костромичи (а многие приезжие называют жителей Костромы костромчанами или костромцами) спокойны и несуетливы, в отличие, например, от столичных жителей, хотя Кострома от Москвы находится всего в 300 километрах.

Кострома всегда была купеческим городом. Здесь торговали, торгуют и будут торговать. Помню, лет десять назад в соседнем доме жили два друга – мальчишки лет восьми. Им денег на мороженое родители не дали, так они оборвали во дворах кусты сирени, сделали букетики и пошли к университету студентам их продавать. Сейчас те мальчишки поступили на экономический факультет нашего Костромского университета. Уверена, по окончании они откроют свой уже настоящий бизнес.

Вообще из 300 тысяч жителей Костромы больше 30 тысяч – студенты. Вся жизнь города держится на них. Они учатся, работают или подрабатывают, развлекаются, отдыхают. Если бы не студенты, жизнь в городе остановилась бы.

В Костроме много разных фильмов снимается, режиссерам нравится этот город, его расположение, природа, атмосфера. И тут без студентов не обходится. Вот приезжал Иван Охлобыстин в Кострому фильм снимать – студенты сразу же оказались в массовке. Еще только задумывается какой-то исторический фильм со сценами на набережной – а студенты уже кастинги прошли и ждут начала съемок.

 

Семен Масленников

Город веером

Знаете, время почти не изменило Кострому. Да, появились многоэтажные дома, оделись набережные в камень, асфальтом замостили все улочки. Но Кострома до сих пор хранит дух величия и гостеприимства. Узкие улочки, низкие деревянные дома, живописные дворики дадут много времени на размышления. Мало в каких современных городах сохранились дома с резными наличниками и необыкновенным орнаментом. А в Костроме такие встречаются на каждом шагу! С высоты птичьего полета город похож на раскрытый веер. По преданию, когда Екатерина Вторая приплыла сюда на ладье (поэтому на гербе Костромы плывущая по волнам ладья), она случайно уронила в центре города веер. Царица посмотрела на него и решила, что от этого места будут расходиться улицы, как солнечные лучи.

В центре города на высоком постаменте в простой крестьянской одежде стоит Иван Сусанин с посохом. По преданию, польско-литовский отряд направлялся к Костроме, чтобы убить только что избранного на царство Михаила Романова. Около села Домнино поляки взяли в проводники Ивана Сусанина, который повел их в противоположную сторону и завел в Исуповское болото. Его пытали, но Сусанин не указал дороги к юному царю. Сусанина убили, а поляки так и не сумели выбраться из болота и погибли там. Зародившаяся ветвь дома Романовых была спасена костромским крестьянином. Кстати, у нас есть экскурсия «Тропой Сусанина».

По-моему, самое замечательное место отдыха в Костроме – Ипатьевская слобода. Здесь есть музей деревянного зодчества, где под открытым небом можно увидеть бани, мельницы и крестьянские дома давно ушедших времен. Можно отправиться на лодочную прогулку, погладить пузо Змею Горынычу, отчеканить свою собственную монетку... С набережной Ипатьевского монастыря открывается вид на Волгу и впадающую в нее реку Кострому.

Кажется, что время здесь застыло. И ты понимаешь, почему многие писатели посещали Костромской край. Кострома дает ощущение отрешенности, непоколебимости, как будто она застыла во времени, и только Волга несет мимо нее свои воды...

 

 

Александра Егорова

Ювелирная столица

 

Пафосно звучит, правда? Так называют поселок Красное-на-Волге Костромской области в двух случаях: либо когда выставляют напоказ, либо когда критикуют. В обоих случаях звучит неискренне.

Красное-на-Волге – старинный поселок (когда-то село) на левом берегу Волги в 32 км от Костромы, бывшая вотчина князей Вяземских и место творческого отдыха знаменитого поэта Петра Андреевича Вяземского. Село издавна славилось своими мастерами-ювелирами. Им не было равных в изготовлении женских украшений, предметов сервировки стола и церковного обихода. В начале прошлого столетия здесь даже создали единственное в своем роде училище художественной обработки металлов. До сих пор обыденная жизнь красноселов сосредоточена вокруг того, что другие считают роскошью.

Не многие приезжие знают оборотную сторону медали – какими усилиями достается ювелирная роскошь тем, для кого это – работа. Каждый день тысячи людей перелопачивают килограммы металла. Не покладая рук, практически без выходных только делают, делают, делают… Через сколько рук проходит одно изделие, чтобы потом красоваться на витрине! Но благодаря этому Красное и живет – не будет ювелирки, не будет поселка.

Вся моя семья – коренные красноселы. Мне кажется, любовь к родному поселку у меня уже в крови. И всё равно, что здесь грязные дороги, любопытные и порой вредные бабульки-сплетницы, «понтовая» молодежь, гордящаяся заработанными родителями деньгами. И я вполне могла бы жить в Костроме, там университет, большая часть друзей. Но, понимаете, здесь совершенно другой воздух, здесь дышится легче…

И каждый день после учебы, после занятий в творческом объединении «Подвиг Сусанина» я сажусь в автобус и еду домой. Меня тянет сюда. И многие студенты делают точно так же (даже те, кто при любом удобном случае критикует Красное). Мне нравится, что это и не суетный город, и не глухая деревня, а золотая середина (действительно, золотая). Ты не прозябаешь в какой-то глухомани, но в то же время живешь в гармонии с природой.

Здесь так же, как, наверное, во всей России, замечается резкое деление на богатых и бедных. Шикарные особняки и дорогие машины стоят рядом со старенькими домишками без элементарных удобств. Но в последние годы поселок сильно изменился. Он преображается на глазах! Расширяется, вычищается, отстраивается… Во многом это заслуга ювелиров-меценатов, выделяющих огромные средства на благоустройство красноселья.

Не раз слышала от знакомых: «Я люблю Красное, но не люблю людей, которые там живут». Не спорю, что есть определенный красносельский типаж людей, может быть, не всегда приятных. Накладывает определенный отпечаток и то, что все здесь друг друга знают. Но если у кого-то в поселке случается беда, на помощь приходят всем миром.

Недавно двум маленьким девочкам поставили страшные диагнозы. Понадобились срочные дорогостоящие операции за границей. Недолго думая, жители организовали благотворительный концерт с участием всех творческих коллективов Красного. Концерт шел 5 (!) часов, цена билета была чисто символической, но сразу удалось собрать более 50 тысяч рублей. Вот как после этого говорить, что в Красном плохие люди?

Я не хочу уезжать отсюда после окончания университета. Знаю, что, как бы ни повернулась жизнь, найду себя здесь. Я люблю это место всей душой, как родного человека, и хочу, чтобы его так же потом любили мои дети.

 

 

Аня Смирнова

Родина Снегурочки

 

 Почему Кострома – родина Снегурочки? Ведь родина Деда Мороза – Великий Устюг, а значит, и его внучка должна тоже быть родом оттуда.

 Но поэтический образ Снегурочки был создан великим русским драматургом и писателем Александром Николаевичем Островским в его имении Щелыково – это деревня в Костромской области, в 120 км от Костромы.

 Сегодня Снегурочка – любимый образ из детства, ее любят и дети, и взрослые. И в Костроме ежегодно проводится много конкурсов и фестивалей, связанных с ее именем. Начиная от всевозможных выставок и заканчивая самым масштабным – межрегиональным конкурсом «Русская краса – Снегурочка». Традиционно он проводится в преддверии Нового года. Попробовать себя в роли сказочной героини в Кострому съезжаются девушки из разных регионов страны. У нас и Терем Снегурочки есть, с Ледяной комнатой, угощениями…

 

Екатерина Комкова

Между нами тысяча километров

В 2005 году всей семьей мы переехали из Республики Татарстан (из города Набережные Челны) на родину папы в Костромскую область, в небольшой поселок Кадый… Теперь от моего любимого города меня отделяют тысячи километров. Вы не представляете, как это тяжело: оставить своих друзей, родных, своего молодого человека. С каждым днем я всё больше и больше скучала по Набережным Челнам, мне снились городские улочки, места, по которым я часами могла просто гулять, родные и близкие, которых очень хотелось увидеть. А в Кадые всё было не так: и дома-то мне казались некрасивыми, и люди – черствыми...

Но дни пролетали, и здесь у меня появились подруги, хорошие знакомые, интересные увлечения. Хотя было всё: и предательство, и любовь, и разочарование, и радость. Сейчас я учусь в Костромском государственном университете на 2-м курсе филологического факультета. В этом году я пришла в творческий центр «Подвиг Сусанина» и здесь занимаюсь практической журналистикой. Кострома – замечательный город с интересными и талантливыми людьми, с каждой новой прогулкой по нему я открываю для себя что-то новое. Здесь у меня появились верные друзья, по которым я обязательно буду скучать, если уеду, и новые увлечения. Вернусь ли я на родину и стану профи в своем деле? Это уж, как говорится, время покажет…

 

Таша Павлова

Чухлома. Живем!

Это мой второй декабрь в большом городе. Пытаюсь прижиться здесь, в Костроме, а тянет всё время домой, в Чухлому. Кострома – город по-своему уютный, в меру современный, суетливый немного, а Чухлома совсем не такая: она уже семь веков стоит на берегу озера, окруженная лесами, настоящая глубокая провинция.

Окошечки резные, церквушка, несколько усадеб живых и заброшенных – вот и была бы вся наша архитектура, но запрятаны между лесами и покинутыми деревнями два терема, построенных, как считается, по проекту архитектора с мировым именем – Ропета, что и привлекает в наш край туристов и любителей экстрима. А вот заводов и фабрик не имеем. Потому и природа у нас – озеро, похожее на сердце человека, а от него речки в разные стороны, журчат и пропадают в густых лесах, где дикое зверье царствует и откуда в хороший сезон мешками малину несут. А на другом берегу куполами сияет монастырь, отражаясь в спокойной воде. В озере этом когда-то водился карась, такой знатный, что нашлось ему место на царском столе, а потом пропал, почему так вышло, никто толком сказать и не может, только легенды ходят.

Долгое время считалось имя Чухломы синонимом всякого захолустья, так сказать, «ироническая экзотика финно-угорского названия». Потому можно встретить у того же Маяковского вот такие строчки: «А может быть, и такое мы услышим по воздуху скоро: рабочий Америки и Чухломы споются одним хором». И он был не одинок: Гончаров, Чехов, Тургенев, Ахматова тоже прибегали к этому нарицанию. Партийно-литературное вмешательство это приостановило, после чего захолустье стало называться Урюпинском. Официально город признавался самобытным, древним и прогрессивным.

И теперь пока живем: от культурного голодания не гибнем – и театр есть, хоть и самодеятельность, и музей, и организованный досуг, не забываем и про спорт, праздники вместе справляем – всем городком. От приезжих часто слышим: «Душевно у вас тут, люди добрые». Люди добрые, потому и помогаем друг другу, чем можем. Живем.

В выпускном классе нам предложили поучаствовать в опросе и ответить лишь на один вопрос: хотели бы мы остаться в Чухломе? Помню, человека три сказали, что хотели бы, остальные посмеялись, еще четверо затруднились что-либо ответить.

Я не смогла ответить. Понимая, что перспективы мои сводятся к преподаванию за мизерную зарплату в родной школе – в лучшем случае, и специфическим особенностям быта деревенского, трудно сказать, что я рвусь остаться. Привыкнуть к вечному дорожному движению, шуму, каменным коробкам вместо домов, стройкам везде и всюду – это ничего не стоит. И в деревне, и в городе у человека одинаковые шансы пропасть в однообразности жизни. Человек сам свою жизнь строит – только от него зависит, будет она скучна или счастлива.
Есть у меня надежда, что не пропадет наша деревушка – дети у нас мечтают. Мечтают о том, как жить здесь будут, какой дом построят, как их собаку звать будут и кем они потом станут. Один мой знакомый парнишка мечтает стать губернатором Чухломы, чтобы «всем хорошо было, много деревьев посадили, где вырубили, и в озере рыб завели».

 

Наталья Шолыганова

Лучший город на земле

Именно так! История у него невелика, ведь основан он в 1964 году во время строительства предприятия-гиганта Костромской ГРЭС. Эта станция вырабатывает электроэнергию мощностью 3600 МВт. Такая цифра даже в голове не укладывается. А дымовая труба является одним из самых высоких промышленных объектов в России. С детства запомнился один случай. Мама не разрешала мне гулять после школы. Говорила: «Сделал дело (уроки) – гуляй смело». Но однажды я ослушалась маму и побежала со школьным рюкзаком на спине играть в казаков-разбойников. Мама об этом узнала. Но как? Она же на работе. А мама и говорит: «А я на трубу залезла, оттуда всё как на ладони видно».

Сейчас Волгореченск – небольшой зеленый город с восходами в полнеба. Жителей в городе около 18 тысяч. Все очень добродушные и гостеприимные. А еще многим гостям кажется, что в городе всего одна улица – 50-летия Ленинского Комсомола (сокращенно мы ее ЛК зовем). Да, и вправду, Волгореченск длиной в одну улицу, которую легким размеренным шагом можно пройти за полчаса. Есть в городе и улицы, имеющие более привлекательные названия: Садовая, Тенистая, Майская. Но я живу на улице Советской.

До строительства храма у нас в городе была только одна достопримечательность – памятник Прометею. Но он без одежды и всегда меня смущает.

Не так давно в Волгореченске был возведен Свято-Тихоновский храм. Это райский уголок и мое любимое место. Здесь останавливается время. А какие колокола! Звон можно услышать в любой части города.

Иногда меня спрашивают, есть ли какая-нибудь речка в городе. Я смеюсь и прошу, чтобы слово «Волгореченск» разобрали по составу.

Подготовила Елена КОРОВИНА

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru