Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Механизмы народовластия


 

Выбор – шаг в запредельное. Как бы мы ни пытались ощупывать будущее инструментами прогнозирования, мы можем лишь предполагать с той или иной степенью погрешности, а располагает Кто-то другой. Область предсказуемого, казалось бы, расширяется с развитием науки, но что-то главное всегда остается неуловимым, при любых раскладах оставаясь в одном из слепых пятен науки. В стремящейся к нулю доле неопределяемого живет то, что одни называют случаем, другие – Богом. И эта субстанция обладает такой силой, что в любой миг может переменить соотношение определяемого-неопределяемого по своей воле. Выбор – поступок, определяющий наше будущее, навсегда меняющий его. Несмотря на самую подробную и глубокую осведомленность, наличие своего и чужого опыта в ситуации, требующей выбора, для нас всегда есть большой риск. Каждый выбор может быть совершен лишь однажды, мы никогда не сможем вернуться в точку уже совершённого выбора, каким-то образом отменить его последствия. В одну реку дважды не войти. Выбор и прекрасен как свобода, и страшен как ответственность.

Выбор возможен не только в жизни отдельной личности, но и в исторической жизни стран и народов. Исторический выбор может быть сделан без выраженного синхронного волевого акта, просто в обществе создалась критическая масса людей, сделавших в своей личной жизни один и тот же выбор: например, пожертвовать жизнью на поле сражения или не заводить детей. Такой выбор члены сообщества не согласуют специально друг с другом, не устраивают всенародных голосований, единолично принимают решение. Но в совокупности критическая масса таких индивидуальных решений меняет вектор движения всего общества.

Другое дело – когда выбор исторического пути народа или общности – это коллективный, соборный волевой акт, четко ограниченный во времени, который члены сообщества совершают по взаимной договоренности в тесном взаимодействии друг с другом. Для обеспечения такого волевого акта нужны механизмы самоорганизации. Сложность механизма зависит от размеров сообщества и его развитости. В племенах, где все хорошо знают друг друга лично, люди, имеющие право голоса (как правило, мужчины), могут просто собраться вместе, принять решение большинством голосов или доверить его выбранному соборно вождю. В более крупных сообществах выборная система усложняется. В большой толпе уже сложнее прийти к общему решению, даже просто услышать друг друга. Тогда подгруппы сообщества делегируют власть выбирать наиболее достойному своему представителю. Тоже путем выборов. И этот представитель отстаивает интересы своей группы и принимает решение уже совместно с другими такими же представителями. Так система становится многоступенчатой, появляются посредники, а значит и возможности для интриг.

Если общество превышает первые сотни тысяч человек, то уже не всех знаешь в лицо, система усложняется еще больше, возникает необходимость распространять информацию о кандидате от той или иной группы. Для этого нужны деньги, а значит, более широкую известность получит тот, чья избирательная кампания дороже стоит. Значит, выбор людей можно скорректировать с помощью денег… Так, усложняясь по мере роста численности сообщества, выборная система становится всё менее прозрачной. Теперь надо создавать способы контроля со стороны избирателей, чтобы их интересы представляли в неискаженном виде. Кроме того, в больших обществах, где рядовой избиратель менее заметен на фоне большого социума, становится возможным оказывать давление на избирателя разными способами. Это повлекло появление тайного голосования.

Тайное голосование, считающееся признаком демократичности, в реальных условиях оборачивается непрозрачностью. Его можно расценивать как признак отсутствия в обществе доверия, оно предполагает, что люди скрывают свои взгляды от соотечественников, такая закрытость открывает возможности для спекуляций и тоже не гарантирует защиты избирателя от давления. Традиционные формы демократии предполагали открытое голосование прямо на народном сходе сразу же после обсуждения вопроса. Да, это архаично, примитивно, но это доверительные, почти родственные отношения, совершенно особая атмосфера единения, непохожая на подозрительность и напряженку современных выборов.

Для скрепления больших человеческих сообществ понадобились новые технические средства. Или, если хотите, технические средства сделали возможным существование сообществ-гигантов. Это средства коммуникаций. Речь не только о транспорте, но и о средствах доставки, обработки и хранения информации. Информационные технологии сделали общества эффективнее, научили их быстро реагировать на изменяющиеся обстоятельства, многократно усилили глобальную кооперацию. Информационные технологии во многих странах вошли в повседневный быт. Возможно, одно из их важнейших свойств – они побеждают бюрократию. Из молодых только редкий эстет пойдет на почту, чтобы отправить письмо. Не нужно писать черновик, а потом чистовик, покупать марку и конверт, оформлять письмо, не нужен живой почтальон и все люди, через руки которых обычно проходит бумажное письмо. Напечатал, набил короткий адрес и отправил щелчком мыши. Это антибюрократическое свойство информационных технологий стало причиной их внедрения в сферу государственных услуг и управления. В Финляндии можно зарегистрировать фирму через интернет. В странах Прибалтики действует система электронного голосования на выборах. В России разрабатывается проект электронного правительства, который сделает чиновников более мобильными и меньше привязанными к пространственным точкам. В идеале это сделает столицу лишь номинальным центром государства, а правительство превратится в разумный рой.

Интернет парадоксальным образом становится инструментом прямого волеизъявления народа. Во всяком случае, той его части, которая получила доступ к нему. То, что стереотипные воззрения винят в разобщении и деградации общения, оказалось едва ли не единственным полем для собрания нового вече. Циклопические по своим размерам социумы уже не могут физически собраться в одном месте для обсуждения насущных проблем. Такие народные сходы могут быть уже скорее презентацией консенсусного решения, заранее выработанного в сетевых дискуссиях, чем попыткой посоветоваться. Иными словами, чтобы эффективно обсуждать проблему, таким массам людей невозможно собраться вместе в физическом пространстве, зато возможно – в виртуальном, где емкость душ на единицу пространства гораздо больше. В России родилось парадоксальное взаимодополняющее двуединство виртуальной выработки концепций и реального уличного воплощения. Добровольческие пожарные формирования жарким летом 2010 года, Манежка и Болотная – тому доказательства. Как будет реализован наработанный потенциал воплощения слов, выбирать нам.

Можно ли найти формы демократии, в которых сочеталась бы массовость и доверительность человеческих отношений? Возможно ли избавиться от опосредованности демократических механизмов и нащупать формы прямой демократии?

Филипп Якубчук

 

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru