Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

А как же карьера?

№ 43, тема Выбор, рубрика Спутник

Мама и бабушка часто говорили мне, что я просто обязана рано выйти замуж. Внешностью Бог вроде не обидел, стирать-готовить умею. В общем, умница-красавица на выданье. Я посмеивалась вместе с домашним коллективом, а про себя всё больше приходила к мысли, что замуж я пока не хочу.

В конце концов, мне надо поступить в вуз и закончить его (непременно с красным дипломом, иначе зачем золотая медаль?), пойти в аспирантуру. Я хочу поездить по миру, полазить по горам и сделать карьеру. Карьера – самое главное. А то что это такое – вышла замуж и собирай по дому грязные носки, готовь яичницу, не спи ночью из-за орущего ребенка? А как же жизнь? Как же мой интеллектуальный рост, мое духовное развитие? Как же карьера, собственная машина и квартира? Разве я не достойна всего этого?

В общем, к 17 годам у меня сложилось четкое представление, что замуж я выйду не раньше 25 лет, кто бы и что бы мне ни предлагал. Причем к этому времени я должна буду иметь вполне приличную зарплату и солидный пост. Узнавшие об этом домашние только улыбались и качали головой: мол, вот встретишь свою вторую половинку – не так запоешь.

Я закончила школу (с ожидаемой медалькой) и поступила в престижный вуз. Учеба поглотила меня целиком и полностью. Я во всём стремилась быть лучшей: в написании докладов, в готовности к семинару, в переводе текстов. И я была одной из лучших (как оказалось, невозможно стать лучшей, когда вокруг столько умного народу). Я целыми днями пропадала в библиотеке, что-то решала, писала и переписывала. Ко всему прочему, я взвалила на себя обязанность старосты – ведь когда я пойду работать, этот опыт может сильно пригодиться. Я ходила на все возможные выставки, конференции и общественные мероприятия.

Время от времени на горизонте появлялись некие личности противоположного пола, которые активно (и не очень) хотели завязать и продолжить знакомство. Меня это мало волновало – ведь мне было всего 19. До намеченного мною срока было еще далеко, и я не собиралась тратить свое драгоценное время на какие-то мимолетные увлечения. А на немимолетные – тем более. Еще позовет замуж – и что тогда? И я пресекала любые попытки «а может, мы будем не просто друзья». И все они в конце концов исчезали с горизонта, чтобы никогда больше на нем не появиться.

Но однажды в моей жизни появился Он. Ну, то есть тогда я еще не знала, что это именно Он. Тогда для меня Лёша был просто очередным ухажером, который намеренно пытается испортить мою так хорошо спланированную жизнь. Симпатичный, умный, заботливый, он был идеалом. Но только не для меня. «Учеба! Карьера! Никакой любви до 25 лет!» Так я Лёше и сказала, когда он заговорил со мной об этом.

«Хорошо, я подожду», – ответил он. Я не придала этим словам особого значения. Лёша как-то очень естественно стал моим другом – мы вместе ходили на лекции, обедали в кафешках, сидели в библиотеке. О любви он больше не заговаривал. Только подшучивал надо мной, когда я отшивала очередного парня. Если мне что-то было нужно, стоило только попросить – и он обязательно находил выход из ситуации.

Я даже познакомила Лёшу со своими родными. Сколько охов и вздохов, намеков и загадочных улыбок было после его ухода! Мама и бабушка на полной скорости уже кроили мое свадебное платье и составляли список гостей, вспоминали свои свадьбы и наперегонки восхваляли Лёшины достоинства. На всё это я категоричным тоном заявила, что мы друзья – и только.

Но вот и 5-й курс – диплом! Я не вылезала из библиотеки, мало гуляла и плохо спала. И Лёша буквально вытаскивал меня на улицу и заставлял есть суп на обед (если мы обедали вместе). Как он это успевал, до сих пор остается для меня загадкой – ведь у него график был не менее забитый.

И да, на 5-м курсе я влюбилась. С тем парнем мы познакомились случайно на одной выставке, пару раз встретились – и на этом всё закончилось. Для него, но не для меня. Моя голова не желала думать ни о чем, кроме него. Я не спала по ночам, пыталась дозвониться – и мне холодно сказали, что между нами ничего быть не может. На грани истерики я позвонила Лёше. «Он ведь друг, он утешит!» Лёша сразу примчался, и я встретила его в растрепанных чувствах и в растрепанном виде. Всё это «утешение» длилось примерно месяц – а потом отпустило. Крыша вернулась на место, и я с новыми силами принялась за свой диплом. Лёше я, конечно, сказала «спасибо», но этим и ограничилась.

Но вот заветный диплом получен, экзамены в аспирантуру сданы, плюс ко всему я работаю в большой компании, получаю пусть не большую, но зарплату. А Лёша… Он почти исчез из моей жизни – в аспирантуру он не пошел, начал работать в небольшом издательстве. Мы всё реже созванивались и еще реже встречались. Он всё так же интересовался, как у меня дела, как чувствует себя моя бабушка, но что-то изменилось. Он как будто устал от этой дружбы, будто горевший в нем огонек начал гаснуть.

И, словно нарочно, в моем сердце вдруг вспыхнуло что-то, подозрительно напоминающее ту самую любовь, которая «не до 25-ти». Мне вдруг стало тошно от моей работы, от этой постоянной суеты, корпоративной этики и фальшивых улыбок. Мне не хватало его улыбки, его насмешек по поводу моей неприступности… Мне просто необходимо было видеть его – но он не смог. Не смог один раз, другой, третий. А я мучилась всё больше, не решаясь больше звонить. Я боялась, что он скажет: «Прости, но нам дальше не по пути».

Вот мне уже исполнилось двадцать четыре. Я вдруг заметила, что почти все мои друзья женились, а подруги вышли замуж. Вот меня уже пригласили в качестве крестной… А я всё одна, и никто не спешит предложить мне руку и сердце.

В прошлый вторник я шла по улице в центре города, в тысячный уже, наверное, раз думая всё о том же: о себе, о Леше, о… нас? Можно ли так сказать? Ведь, по сути, никаких «нас» никогда и не было. Была я, и был он. В общем, задумавшись подобным образом, я малость абстрагировалась от окружающей меня реальности и на полном ходу врезалась в шедшего мне навстречу человека. Подняв глаза, я растерянно уставилась на стоявшего передо мной молодого мужчину. Откуда это ощущение, что я его знаю?

– Маша?

– Лёша?!

Удивлению моему не было предела. За последний год Лёша сильно изменился, повзрослел. Я предложила зайти в какое-нибудь кафе и немного посидеть. Отметить неожиданную встречу, так сказать. Странно, но, наконец встретившись с Лёшей, я почувствовала себя немного неловко. Передо мной сидел человек, в которого я вроде как влюблена. Но тот ли это человек? Год прошел, многое изменилось. Я изменилась.

Разговор как-то не клеился. С моей стороны, по крайней мере. Поначалу я вообще не отрывалась от чашки с горячим кофе.

У Лёши, кажется, такой проблемы не было. Он весело расспрашивал меня про мои успехи на работе, про здоровье бабушки и мамы. Потом пошли воспоминания о нашей студенческой жизни. Я по большей части молчала, глядя на эту такую знакомую улыбку и слушая забытый, но такой родной голос. Часа через полтора Лёша засобирался, сказав, что у него есть срочная работа, и попросив передать привет моим родным.

И тогда я поняла, что если он сейчас уйдет, то уйдет навсегда. Не знаю уж, что на меня нашло. Наверное, вспомнились студенческие годы, когда я так же, очертя голову, первой шла отвечать на экзамене. Неожиданно (пожалуй, для себя в первую очередь), я сказала:

– Лёш, я через месяц день рождения отмечать буду. Придешь?

Кажется, ожидание длилось целую вечность. Я скрестила пальцы за спиной. «Дура! Всё испортила! Ну, вот сейчас он и скажет “нет”… И будет прав!» – пронеслось в голове.

– Хорошо. Как с датой определишься, звякни.

 

Мария ШАДСКАЯ

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru