Наследник - Православный молодежный журнал
православный молодежный журнал Карта сайта

Вынужденные обстоятельства

№ 43, тема Выбор, рубрика Тема номера

 

Нам постоянно кажется, что есть обстоятельства, которые мешают сделать выбор. Времени на поиски подарка мало, поэтому куплю какой-нибудь сертификат, пусть именинник сам себе выберет, что ему нравится. Срочно надо было доделывать проект, поэтому задержался на работе и не позанимался с ребенком английским. На выборы не пойду, зачем время тратить, если и без меня всё решат. Какие-то из этих фраз кажутся нам весомыми аргументами, какие-то – глупыми отмазками, а на самом деле все они совершенно несостоятельны.

Возьмем радикальный пример. Перед судом стоит преступник, убивший в подворотне ради небольшой суммы денег. И вот адвокат начинает обстоятельно рассказывать про его трудное детство, про постоянный голод, про невозможность устроиться на работу в связи с подростковой судимостью, про неизбежные рецидивы. А еще можно про обостренный классовый инстинкт, эдипов комплекс и многое другое, что подвело этого человека к убийству, предопределило преступление. Поистине колоссальную машинерию можно привлечь для того, чтобы превратить человека в робота, запрограммированного окружающими условиями. И что сделает какой-нибудь типичный российский или европейский суд? Признает всё это смягчающими обстоятельствами и уменьшит наказание.

При этом судья совершенно не заметит, что выберет самое нелогичное из возможных решений. Перед ним была простая дилемма: если на убийство преступника толкнули непреодолимые «объективные обстоятельства», нет никакого преступления, ведь человека нельзя судить за то, что на него, к примеру, действует сила тяжести. В таких условиях в самом существовании юриспруденции и уголовного законодательства теряется всякий смысл. Если же мы уважаем преступника как человека, видим в нем пускай неоднократно оступившуюся, но личность, мы не просто должны, а обязаны его наказать по всей строгости, ведь мы признаем за ним свободу выбора поступков, а значит, и ответственность за них лежит на нем и только на нем. Аргумент старый, его еще немецкий философ Кант озвучил в конце XVIII века, но, как и многие другие хорошие мысли, он был благополучно забыт.

Но ведь каждый выбор совершается в определенных обстоятельствах, есть «ситуации выбора». Да, действительно есть. О том, что это за обстоятельства, расскажут уже другие философы, экзистенциалисты. И называются эти обстоятельства «тревога», «заброшенность» и «отчаяние».

Человек не просто выбирает; он всегда пытается подвести частный случай под общее правило, то есть показывает, как, с его точки зрения, надо поступать во всех таких случаях. В конечном счете, каждый из нас постоянно показывает, как должен делать выбор любой нормальный человек в этой ситуации. Вы готовы выбирать за всё человечество? А вы это делаете каждую минуту! И как тут не бояться?

Более того, если развить аргумент про преступника, человек, будучи свободным существом, не имеет права переложить свою ответственность на что-то или кого-то, он никогда не может быть уверен в том, что он сделал правильный выбор. Когда Бог сказал Аврааму убить долгожданного, единственного и любимого сына, Он не дал никаких гарантий и подарков за послушание не пообещал. Авраам легко мог списать это на галлюцинации или придумать десять тысяч причин для отказа, но вместо этого пошел и сделал то, что от него требовал Бог, явив пример величайшей веры.

К тому же, Авраам ни с кем не посоветовался, потому что не с кем в такой ситуации разговаривать. Это его личный выбор – делать или не делать. Даже если человеку дадут тысячу советов, он совершает свой поступок сам, в одиночку. Это осознание своего одиночества перед лицом выбора и есть та самая «заброшенность».

Наконец, отчаянием экзистенциалисты называли «действие без надежды». Никто не может просчитать вообще все последствия поступка. Мир – очень сложно устроенная штука. В итоге, в каждый выбор мы бросаемся так же, как в море с тонущего корабля: если остаться на борту – возможно, я утону вместе с судном, а может быть, его починят; если спрыгнуть в воду – можно не выплыть, но есть шанс, что меня подберут.

А как же Бог, Его попечение о мире? Ну, Он-то человека точно ведет, значит, и на поступки тоже как-то влияет? Конечно, влияет. И Кант, и предтеча экзистенциалистов Кьеркегор – ревностные христиане-протестанты, у которых спасение – это милость и предопределение Бога, которые никакими хорошими делами не зарабатываются. Но Господь дал человеку свободу, вот это – единственное вынужденное обстоятельство.

Николай АСЛАМОВ

Рейтинг статьи: 0


вернуться Версия для печати

115172, Москва, Крестьянская площадь, 10.
Новоспасский монастырь, редакция журнала «Наследник».

«Наследник» в ЖЖ
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об ошибках на сайте: admin@naslednick.ru

Телефон редакции: (495) 676-69-21
Эл. почта редакции: naslednick@naslednick.ru